Новый год

Где же солнце и песок?
Снег идёт, метёт метель,
Льдом покрылся мой носок.
Где же тёплый наш Апрель?

Руки мёрзнут, мёрзнет нос,
Бабу лепим, все в снегу,
Нос фурычит как насос,
Мёрзнет голубь на бугру.

За углом бегут олени,
Колокольчики бренчат,
Санта Клаус едет, едет,
Праздник ждут и все хотят.

Все ждут Санту, глазки в блёстках,
Всё внимание вперёд!
Ну а это был не Санта-
Дядя Вася вездеход,

Просто дядя весь замёрз,
Он штаны забыл надеть,
И теперь у дяди Васи,
Всё должно пол дня звенеть.

Нос замёрз, замёрзли уши,
Дяде Васе не впервой,
Ведь замёрзли помидоры,
И замёрзли с колбасой.

Дядя Вася в магазине
Промочил штаны на сквозь.
Волос слипся на головке,
И теперь он будто лось.

Колокольчики звенят,
Санта Клаус едет к нам.
Но а это ведь не Санта-
Это дядя мёрзнет там.

Запись написал(а) Повиденко Вадим Михайлович .

Теги: юмор

Зайка

Ты зачем тащишь зайку за ушки?
Посмотри, как расстроился зая.
Я не дам тебе больше игрушки.
Ты капризная девочка, злая.

Где пропал тот смешной медвежонок,
Мой подарок тебе в День рожденья?
Посмотри, у подружек-девчонок
Сколько нежности, сколько терпенья.

Ну и что, что зайчишка косой?
Все они от природы косят.
Покосят и вернутся домой,
А подружки всплакнут, но простят.

Я прощаю тебя, дорогая.
Хватит пачкать слезами подушку.
Ты капризная девочка, злая.
Но любимая. Хочешь игрушку?

Запись написал(а) Фёдор Марун .

Анна

Когда я молод был, то грех
Не слыл синонимом позора:
Во всех влюбляясь без разбора,
У женщин я имел успех.

Я был горяч. Рубил с плеча .
И пьянствовал. И сумасбродил.
Я абсолютно был негоден
На роль угрюмого сыча.

Но вот, в какую-то из сред,
Я встретил ТУ. Как из романа
Она пришла. Сказала:”Анна”.
И было ей семнадцать лет.

Она по-доброму, шутя,
Звала меня “месье болваном”.
А я шептал:”О, Анна, Анна,
Моё ж Вы глупое дитя!”.

Всё было мило. Без интриг.
Себя я чувствовал поэтом,
Когда мы пели с ней дуэтом
“Мои стихи” из старых книг

Чужих. Мне было не до строк,
Что я себе я присвоил вольно.
Она любила. Но спокойно.
А я любил – как будто впрок.

Не зря. Всему пришёл свой срок.
Я не намерен был жениться.
Она отправилась в столицу:
Творить свой собственный мирок.

Спустя шесть лет я был в Москве.
Среди людского каравана
Признал я трепетную Анну
В чудесном, странном божестве:

Сигара, латекс, патронташ.
И рядом с ней (как это странно!)
Сам Дьявол! Боже, Анна! Анна…
Ведь я был бесконечно Ваш!

Я подойти к ней не посмел.
Она смеялась громко. Грубо
Тот Дьявол гладил её губы.
И что-то в ухо ей шипел.

Затем завёл мотоциклет.
И крикнул ей:”Фата-Моргана!”.
Когда-то звали её Анна…
И было ей семнадцать лет.

Запись написал(а) Анна Лагунова-Юннис .

Лев

— «Хилый, ты, какой-то, Вова.
Что как столб, дурак стоишь?
Надо боксом заниматься.
Ты ж себя не защитишь.
Ну а что, коль на те мощи,
Что семь лет зовешь ты тёщей,
Нападет, допустим, лев?
Что тогда, ты, будешь делать?
Убежишь, запрёшься в хлев?»

— «Ну, а что я должен делать?
Нехрен было нападать.
Сам ввязался в передрягу.
Я не стану льва спасать»

Запись написал(а) Дмитрий Шнайдер .

Чёрный лак

Ссутулившись, я крашу ногти чёрным лаком.
А в жизни радости – что чёрный кот наплакал.
Черничной чернью заедаю чёрный вторник.
В наушниках – всё тот же чёртов сборник:
Black Sabbath – риффы адской чёрной мессы.
Я профанирую все сказки о принцессах:
Пью чёрный виски с чоппером в обнимку,
В альбомы клею негативы снимков.
И чёрным золотом топлю камин я летом,
Чтоб приручить хотя бы каплю света…

Чёрный виски – имеется в виду виски «Ку Ду», на языке шотландских горцев – «Чёрная собака»

Запись написал(а) Анна Лагунова-Юннис .

Овца

На лугу, в ущелье горном,
Вдалеке от хищных взглядов,
С вожаком отнюдь не гордым,
Век паслось овечье стадо.

В стаде тихо всё и гладко,
Жизнь течёт легко и вольно,
Спать и кушать овцам сладко,
И судьбой они довольны.

Вдруг одной овце паршивой,
Раз под хвост шлея попала,
И она башкой плешивой
Размышлять о жизни стала.

Это что ж у нас творится?
Поглядите сёстры, братья!
Во главе у нас убийца!
Нет в помине демократии!

Под его пятой тирана,
Мы свободу потеряли!
Лучше выберем барана –
Круче мы найдём едва ли!

Закипела перепалка –
Брат на брата смотрит волком.
Одному покоя жалко.
А другой хрипит:
Что толку!?

Разбежались по ущелью.
Всяк свою свободу хвалит:
«Вожакам чужим не верю!»
«Мной теперь никто не правит!»

Только в первую же ночку,
Что дарила счастье рая,
Всех овец поодиночке,
Перегрызла волчья стая…

Одну плешку пощадили,
Ведь она – волков «засланец».
Даже костью наградили,
Нобеля вогнав в румянец.

Запись написал(а) Павел Кряжевский .

Шаг

Говорят про человека —
Мыслит здраво, мыслит трезво,
И судьба его легка,
И здоровье как железо.

А про комп, бывает, скажут —
Глючит, виснет, заболел.
В Интернет не ходим даже,
А компьютер полетел.

Нет проблемы – выход явный —
Переставил OSь и жми!
Черви, вирусы, трояны —
Исчезают вдруг они…

У людей серьёзней тема —
Вирус мозга и души.
От него страдаем все мы —
Старики и малыши.

Червь прикинулся мессией
И народы покорил.
Он гуляет по России
От Москвы и до Курил.

Проникает в мысли ложью:
«Я – решенье всех проблем!
Горе – выпей, счастье – выпей.
Радость приношу я всем.

Не для свинства и позора,
А «здоровья ради для»!
Пей «культурно», с разговором —
Не жалей ты мне рубля!

Это личное ведь дело:
Хочешь – пей, а хочешь – нет.
Вся страна давно хотела,
Чтоб не действовал запрет.

А кто трезвый – просто глупый:
Как расслабишься, споёшь?
Ну, а главное – ты ж умный!
Не зарежешь, не убьёшь».

Умный? Ясно… Кто же спорит?
Погляди по сторонам —
На тебя детишки смотрят
И хотят понять обман.

Им порой внушают мамы:
«Алкоголь, сыночек, яд».
Только неслухи упрямы —
Всё проверить норовят.

И винить их в этом сложно —
Два понятия у них:
Им – нельзя, а взрослым – можно,
И толпой и на троих.

Весело бухает взрослый —
Песни про вино бубнит.
А на детские вопросы:
«Пью культурно» – говорит.

Нет ни шанса, червь-то знает,
Чтобы трезвость сохранить.
И гадюкой он вползает:
«Надо пить, чтоб круто жить».

Кто же впарил ребятёнку
Алкогольного червя?
Мама? Папа? Киноплёнка?
Оглянитесь на себя.

Не алкаш – злодей державный
Программирует детей.
А «культурно» пьющий – главный
В совращении людей!

Он прорвался в депутаты —
«В шоколаде» удалец.
В Думе у него дебаты.
Символ счастья – образец.

Он себе не позволяет
Самогонку иль бурду.
Из Парижа присылают
Для него отраву ту.

«Я причём здесь?» – скажешь —
«Что ты? Я простой, я рядовой.
Жизнь такая – коль не выпьешь —
На всю голову больной!

Огребёшь не по заслугам —
Отдыхаешь – сам на сам».

Но ведь деньги душегубам
Ты отнёс в универсам!

На чьи деньги водка с пивом
Заливают всю страну?
На твои – «культурнопьющий» —
Тебе кайф, а мы ко дну!

Не хочу я вас обидеть
И ругаться не спеши,
Но нельзя беды не видеть —
Камень убери с души.

Чтоб помочь родной Отчизне
И гадюку раздавить,
Сделай шаг к счастливой жизни –
Перестань отныне пить!

Запись написал(а) Павел Кряжевский .

Халява

Приди, приди ко мне, Халява!
Скорей, пожалуйста, приди!
Ну, что, ты, медлишь? Ты, не права.
Меня столь строго не суди!

Тебя, всем сердцем обожая,
Я не встречал уж много лет.
Эх, чувства нежные питаю,
Тебя ж со мною рядом нет.

Быть может, чем тебя обидел?
Не мил мне без тебя весь свет.
Лишь вдалеке родную видел
И нёсся за Халявой вслед.

Поверь, Халява, я хороший!
Твоей любви достоин я.
Лишь о тебе молюсь, но что же?
Ты, уплываешь, в даль маня.

Запись написал(а) Дмитрий Шнайдер .

Ценю что между нами

Я очень ценю то что есть между нами,
Позволь подтвердить то словами, делами.

Тебе лишь любовь я желаю дарить!
Да, кстати, посуду забыла помыть!
Желаю носить на руках, целовать!
Родная, в квартире бы надо убрать!

Хочу, чтобы ты ни в чём не нуждалась!
Какую шубу купить ты собралась?
Ты только цени, береги то, что есть!
А сейчас не мешай! Дай спокойно поесть!

Запись написал(а) Доровских Никита .

Нерешительность

Увидела девочка мальчика
Влюбилась и стала мечтать.
А что полюбила красавчика,
Стеснялась открыто сказать!

Носила в себе это чувство,
Носила, носила, носила…
Вокруг ей казалось всё пусто,
Порою так было тоскливо.

И год уж проходит,
А чувства сильней.
Она не подходит,
А он то о ней
И знать и не знает,
Привет да пока.
Она всё мечтает –
Полёт и облака.

«И он со мной будет счастливый
А я его буду так сильно любить!
И он меня, мой бережливый…
Да нет, не он, я на руках его буду носить!»

Мечтала она так, мечтала,
А годы всё шли, да текли.
А ей всё чего-то мешало,
С признаньем к нему подойти.

Да что там, пожалуй, признанье,
Хоть бы вид подала, намекнула.
Проявила к нему бы вниманье
И к чему-то, гляди, подтолкнула.

А годы идут и мальчик, совсем уж не мальчик.
Он вырос, тридцатый ему уж идёт
Она как трусливый всё зайчик:
«А вдруг…может сам подойдёт?»

И вот он женился, детей уж растит.
Счастливой семьёю живёт.
А девушка та, любовь в сердце хранит
«А вдруг…может сам подойдёт?»

Запись написал(а) Доровских Никита .