Отпускаю

Я дико по тебе скучаю,
Но постепенно отвыкаю.
Что будет дальше – я не знаю,
Ведь жизнь теперь совсем другая.

Еще вчера тобой дышала,
И сердце бешено стучало…
Тебя до боли не хватало,
Любви твоей мне было мало.

Хоть ты разрушил все, что было,
Тебя давно уже простила.
Любовь тогда не сохранила…
И вновь в душе моей могила.

Но как расстаться ты решился?..
Ты, не подумав, оступился…
Ушел…покинул…испарился…
Не обернулся, не простился.

Я от обиды задыхаюсь
И чувства заглушить пытаюсь.
Во сне, вновь губ твоих касаюсь…
Тебя всегда любила, каюсь…

Но слишком часто вспоминаю,
И как забыть тебя, не знаю.
Боюсь, навеки потеряю
И с болью в сердце, отпускаю…

Быть может, скоро станет легче,
Я за любовь поставлю свечи.
Но не забыть мне наши встречи,
Как нежно обнимал за плечи…

Запись написал(а) Мария Г .

Никогда не любил целоваться

Никогда не любил целоваться,
До того как тебя повстречал,
А теперь не хочу расставаться
Я с тобой ни на день, ни на час!

Сердце сразу начнет разрываться,
А душа безнадежно скучать
И к тебе так безудержно рваться,
Что готов от страданий кричать!

Бесконечно тобой любоваться,
На руках как малышку качать,
Лишь бы рядом с тобой оставаться,
Чтоб хотел нас Господь обвенчать!

Запись написал(а) Христо Лечков .

Теги: любимой, любовь

Ты не рядом

Телевизор – чтобы не страшно,
Полстакана – чтобы не больно,
Ты не рядом – это опасно,
Быть с тобою слишком уж вольно.

Тихий выстрел где-то за мыслью,
Громкий смех ответом с экрана,
Я под душ мышиною рысью,
Быть одной и ночью так странно.

Три цветка в вазе с аспирином,
Три часа почти без ответа,
Виноватых нет без причины,
Просто я – вот здесь, а ты где-то.

Запись написал(а) Дарья .

Опускается ночь

Снова на город опускается ночь,
А ты так далеко от меня,
Не знаю, кто сможет сейчас мне помочь,
И так грустно мне без тебя.

На небе первая звезда
Зажглась и смотрит мне в окно,
Зачем ушел ты от меня?
Я верила, что предназначен мне судьбой.

Снова на город опускается ночь,
Лишь сигарета мне сможет помочь,
Ее докурю, на луну посмотрю,
И в гордом сознание я ухожу.

Запись написал(а) Дарья .

Мгновенный сон

Тебе я говорю о самом сокровенном,
А ты смеешься, слушая меня,
И кажется все это сном мгновенным,
Который был придуман для меня.

Зачем же спрашивал тогда меня
О том, о чем молчать бы я хотела?
зачем ты свел меня с ума?
Немного грустный, необыкновенный,

Своей улыбкой, голосом и смехом,
Глазами карими, что не увижу никогда,
Печалью фраз проникновенной,
И снова по щеке слеза.

Прости за этот поток мыслей,
В себе не силах этого сдержать.
Влюбилась я, так детско и наивно,
И лучше было бы тебе это не знать.

Запись написал(а) Дарья .

Осенняя грусть

Расплескалась грусть в золоте осени,
В журавлиной печальной молве,
В облачках тихоструйных, над озимью
Проплывающих вдаль в синеве;

В ручейке, умывающем камушки
В белоствольном весеннем краю,
В прибаутках о РУССКОМ Иванушке,
Что сам выпил судьбину свою;

В хороводах ромашек, дарованных
Утомлённой июльской порой,
В сокровенности губ нецелованных,
В переплясах с тоской вековой;

В причитаньях метелей над Родиной
О заветных, о лучших деньках.
Не берёзами пахнет! Смородиной!*
Горек привкус хмельной на устах.

Смородина* – от древнерусского слова “смород” – сильный запах; производные – смерд, смердить.

Запись написал(а) Екатерина Кольцова-Царёва .

Первый снег

Пушистой шалью, бело-дивной,
украсил землю новый век —
такой восторженно-наивный
с небес спустился первый снег.

Мышиных суетных дорожек
присыпал спешно он следы,
накинул тёпленьких рогожек
на старый камень у воды;

под сенью листьев камышовых
светло раскрасил мутный ил,
на тонких веточках ольховых
гирлянды шишек побелил;

упрятал яркие рубины
во мшалость клюквенных болот
и влажной тенью, тёмно-синей,
уснул на тропке в огород.

Поутру хитрые капели
придали делу форс-мажор;
и слава богу! в самом деле
устал неопытный стажёр.

Запись написал(а) Екатерина Кольцова-Царёва .

Ночь сквозь стекло

Ночь лукаво глядит сквозь стекло,
Разметав начернённые брови,
Из камина струится тепло,
И цепляется дождик за кровлю.

Унеслась вслед за ветром тоска,
Расплелись хороводы печалей.
Только плачет тихонько доска,
На которой детишек качали;

Только шепчет отверженный лист,
Только тучкам сегодня не спится,
Только воздух и влажен, и мглист,
И кричит растревоженно птица;

И неслышно вздыхает скамья:
О любви тут велись пересуды.
Не скучаю сегодня лишь я,
Блеском лун намываю посуду!

Не смотри же ты, ночь,сквозь стекло
И не хмурь насурьмлённые брови:
В засыпающем доме тепло
Под напевы дождинок по кровле.

Запись написал(а) Екатерина Кольцова-Царёва .

Горькая ложь

Горькой ложью – просвет в облаках,
Глупой музыкой – лунное скерцо.
Прилетаешь в томительных снах,
На ладони приносишь мне сердце.

«В жертву нашей с тобою любви», —
Произносишь мучительно-робко.
Исчезают алтарь и жрецы —
Средь пустыни стоишь одиноко.

Жалким, слабым таким угольком
Чуть мерцает сердечко устало.
Помню, в бытность пылало костром,
А сейчас вот и тлеть перестало.

Запись написал(а) Екатерина Кольцова-Царёва .

Художник мороз

Прохладно-ажурною шалью
укутались плечики роз;
смешал со слезой и печалью
вино ледяное мороз,

добавил белил – и на стёкла
нанёс индевеющий грим,
и высветлил веточки вётел,
и озеро сделал седым;

легонечко сизым на сушу
побрызгал с палитры хмельной
и, выстудив милого душу,
умчался негодник домой.

Этюды – меж сказкой и былью,
а где же парадный портрет?
Смеялся игольчатой пылью
свидетель обмана – рассвет.

Запись написал(а) Екатерина Кольцова-Царёва .