Пьеро

А никто никогда и не думал,
А никто никогда и не знал,
Что за ниточки – тонкие струны,
Что за комната – камерный зал,
Что за платья на нас и наряды,
Что за гибкость движения тел,
Что за смех, любопытные взгляды.
Я один подглядел, разглядел.
И теперь я с печалью и грустью
За другими слежу сквозь окно.
Но театр меня не отпустит.
Я навечно под маской Пьеро.

Запись написал(а) Анна Лагунова-Юннис .

Мой зверь

Ты мне напомнил зверя. Я горю.
Дышу неровно. И гляжу бесстыдно.
Секунда-две…И я тебя люблю.
И скрыть нельзя.Тебе итак всё видно.

И ты смеёшься. Дразнишься. Не зло.
Мы на опасном расстоянии друг к другу.
Я вижу звёзды.Как мне повезло:
К губам своим подносишь мою руку.

Я с поцелуем этим становлюсь другой.
И вот, меняю облик. И сама я – зверь.
Мы тайной строгой связаны с тобой:
И ты, и я – похожие теперь.

Запись написал(а) Анна Лагунова-Юннис .

Траурный день

Я не буду кричать о любви бесконечной
Я не буду молчать, даже если смешно
Я хотела твоей быть, я хотела быть вечной.
Но ты знаешь, ты сам стер любовь всю давно.
Ты не видишь меня, просто не замечаешь.
Я не буду рыдать, я сильна, не поймешь
Ваш святой день влюбленных прошел на удачу
Мой в осколках, слезах, что и не соберешь.
Этот траурный день, так устала я помнить
Сто свечей лишь у вас, у меня же одна.
Я сжигаю во тьме светлой памяти той нить.
Ну а вы еле-еле встаете со дна.
А она так красива, ну куда уж теперь мне.
Она старше меня на лет шесть или семь.
Я хоть плакала, даже, поверь не однажды.
Но лишь гордость затмила моей любви тень.
Так мечтала с тобой провести этот день я
Я так строила планы, тебе не понять
Я готовила свечи, я купила подарки
Боль мою теперь даже родным не унять.
Ты ей сам все построил – воздушные замки.
И она та принцесса, была что в мечтах
Я простая, не могла быть я званной
Ты мечтал только с ней лишь парить в облаках.
Я так рада за вас, за тебя больше всех.
Да она тоже счастья с тобой того стоит.
Тяжело так пробить счастья звон, счастья смех.
Жизнь моя этот день только горем лишь помнит.

Запись написал(а) Anita Ross .

Необыкновенная любовь

Я хотела бы рассказать Вам одну историю любви. Пусть не свою, но такую настоящую и необыкновенную.
Года три назад я работала вожатой в детском лагере. Помню, что тогда было не очень много детей, всего два отряда. В свой набрала детей 10-13 лет. Остальные, кто был старше, относились ко второму отряду, вожатыми в котором были мои одногркппники. Помню первое впечатление о моих детях. С огромными сумками, с широкими улыбками, с разбитыми коленями в зелёнке. Я поняла, что мы сработаемся и подружимся.
Дети начали расселяться, мы помогали и почему-то очень суетились. Я бежала по коридору за подушкой, которой кому-то не хватило, как вдруг на пути меня буквально перехватил директор. Он держал за руку девочку лет 15, очень стройную, аккуратную. С гладко забранными в хвост длинными тёмными волосами. Глаза её были очень выразительные, зелёные, с черными пышными ресницами. Но лицо этой девочки выглядело очень бледным, болезненным.
«Алёна, эту девочку зовут Ира»,- начал директор, -«она будет жить в вашем отряде».
Я улыбнулась этой симпатичной девочке и промолвила: «Ну что ж, добро пожаловать!». Ира улыбнулась мне в ответ. Но почему-то ничего не ответила.
«Алёна, это необычный ребенок. Ира глухонемая. Я решил, что ей будет лучше с детьми помладше».
Я просто оторопела от этих слов.
«Но… Как?? Ей ведь будет очень сложно здесь… Я впервые сталкиваюсь с таким! Ребёнок должен быть в своей среде… А здесь.. Я боюсь, что её могут обидеть, ведь вы знаете, как порой бывают жестоки дети!»
«Ира будет жить в отдельной комнате. А уж сделать отряд её средой – ваша задача». Он подвел ко мне девочку и вложил её руку в мою. Я стояла, наверное, секунд 30, не зная что делать и как быть.
Вечером, когда все расселились и отдохнули, мы проводили наш первый огонёк. Когда каждый ребёнок, сидя в кругу и взяв свечу в руку, рассказывал о себе, я видела, как волнуется Ира. Я подошла к ней и погладила по плечу, сказав своим взглядом: «Не бойся, всё будет хорошо». И она поняла. Когда очередь дошла до неё, мы сами всё объяснили детям. И Ира на листе бумаги написала, что очень рада познакомиться. Я увидела, что ребята настроены к ней очень дружелюбно. Каково же было моё удивление, когда вечером, перед отбоем, в комнате Иры собрались все девочки моего отряда. Они переписывались с ней, Ира смеялась и была счастлива. Я поняла, что ей будет очень комфортно здесь.
Ира действительно была необычной девочкой, но не из-за того, что не могла слышать и говорить. Я часто замечала, как она мечтательно бродила по самым красивым местам нашего лагеря. Вечером она часто ходила к озеру. И писала. Наверное стихи…
День за днём шли наши весёлые лагерные дни. Как-то мы решили двумя отрядами прогуляться к лесу. На поляне у леса мы развели костер, жарили хлеб, играли в весёлые подвижные игры. Тут я заметила, что Иры поблизости нет. Меня охватила паника. Я подумала, что она могла уйти в лес и заблудиться. Я побежала по тропинке, как вдруг остановилась от увиденного. Поодаль, на бревне сидела Ира. И Антон. Мальчик из старшего отряда. Если честно, в первый же день я сразу обратила на него внимание. На вид лет 16, высокий, кареглазый, очень красивый парень, с вьющимися темными волосами. Он всегда был очень сдержан, спокоен, аккуратно и стильно одет. Один из моих одногруппников сказал мне как-то , что все девочки отряда в него влюблены. Да я и сама замечала, как они вели себя на дискотеке, чтобы завоевать его внимание. Какие только письма не писали, чтобы он ответил взаимностью. Но Антон был непреклонен. Тогда мне казалось, что он очень самолюбив, горд и просто набивает себе цену.
Но тут я увидела его другим. Он держал нашу Иру за руку, гладил её волосы. А она просто смотрела на него. С такой нежностью, с таким доверием… Тогда мне всё стало понятно.
Вскоре об этой необычной любви узнал весь лагерь. Антон не отходил от Иры не на шаг, в прямом смысле слова носил везде на руках. Так бережно, как к маленькому нежному цветку, относился он к ней. Девочки из его отряда злились и шушукались. Действительно, наверное Ира странно выглядела на их фоне. В скромных платьицах, без грамма косметики она очень отличалась от разодетых ярко накрашенных сверстниц. Но ему нравилась эта скромность, естественность и простота. Мы видели, как они, теперь вместе, взявшись за руки, шли к этому озеру. Мы поняли, что это настоящая любовь.
Помню, был день Рождения Иры. Дети ещё спали, а я, пробуждаясь, подошла к окну, чтобы вдохнуть свежего июльского воздуха. Утро было таким замечательным, солнечным, что хотелось радоваться каждой его секундочке. Вдруг я увидела фигуру Антона. А на асфальте мелом огромными буквами «С днём рожденья, любимое солнышко!!!» . Слеза скользнула по моей щеке. Это было так трогательно! Но это еще не все. Коридор был увешан вырезанными из цветной бумаги признаниями, которые посвящались, конечно же, ей. Помню, как у всех на виду, он кружил её на руках. А наша Ирочка сияла. И плакала. От счастья.
Мы восхищались этой парой, мы просто не знали, что вообще существует на свете такая искренняя и чистая любовь.
Но также мы прекрасно понимали, что смена подходила к концу.
Антон жил в Москве, а Ира была из нашего города. Поэтому мы боялись, очень боялись их расставания. В последний вечер они танцевали медленный танец. Первый раз. Пусть Ира не слышала музыку физически, но казалось, она слышит её душой. Она так четко чувствовала и улавливала движения своего любимого, что мы завороженно любовались на эту пару. И к концу песни на танцполе они остались одни. И все! Даже те девочки, которые сожалели когда-то об Антоне, аплодировали им и их любви.
На следующий день все уезжали. Автобусы уже ждали детей. Я рассадила ребят, но Иры не было. Я побежала к озеру. Там стояли они. Обнявшись так крепко, что казалось, если рассоединишь эти объятия, они погибнут друг без друга.
«Антон, автобусы уезжают». Ира тоже будто услышала мои слова. Она зарыдала, вцепилась в него. Такая боль, такая горечь читалась в её глазах.
Представьте себе картину: два автобуса: один его, другой её. И они будто на распятье. Стоят обнявшись намертво между этими автобусами будто меж двумя огнями. Кричит водитель. Пора уезжать. Далее тишина. Незнание как быть. И слёзы. Слёзы всех, кто там был. Иры, Антона, детей, вожатых.

Запись написал(а) Алёнушка из сказки… .

Не торопите жизнь

Друзья, не торопите жизнь,
Она дается нам всего одна.
И не старайтесь стать мудрее и взрослей,
Ведь детство – это самая счастливая пора!
Не бойтесь быть смешными и смеяться,
Купить воздушный шар и подарить
Обычному угрюмому прохожему.
Увидите! Он улыбнется, не посмея осудить.
Давайте просто быть немножко лучше,
Дарить себе и ближним теплоту,
Немножко быть детьми и жить, как будто,
Играя в добрую, весёлую игру!
Давайте просто каждый улыбнётся,
Забыв свои ошибки, злость и суету!
Давайте станем самыми счастливыми,
Такой же делая свою судьбу!

Запись написал(а) Алёнушка из сказки… .

Один день

Во влажном утреннем тумане
Под властью пробужденья.
Природа поднимает веки,
Даря Земле свой свет небесный!

Под радостные птичьи песни
И шум травы весенней –
Живёт душа моя ликуя,
Запоминая каждый миг.

И вот уж полдень наступает,
И Солнце греет не щадя!
Цветы направили бутоны
Чтоб поглощать тепло.

На небе девственном летают
Прекрасные создания рая,
Которых мы привыкли
Всегда звать облаками!

Уж вечер близится, темнеет…
И небо мягко покрываясь –
Лучами алыми напоминает –
Есть завтра день!

Настала ночь, природа спит.
Лишь только совы и влюблённые
Не спят. Кто поддаётся вожделенью,
Кто может, лишь, скучать…

Опять рассвет, но без тумана.
Природа нам всегда трердит!
Никогда не будет повторений –
Стремитесь к лучшему друзья!

Запись написал(а) Артур Вафин .

Взлетаю

Обида, досада и горечь – знакомый сердцу коктейль.
По каплям выпита гордость,
По каплям выпита боль.
Слёзы и страх подавили желание верить и ждать,
Напрасно уж крыл трепетанье,
Когда уж душа не взлетит.
Дыханье становится чаще,
В глазах отраженье лица,
Ты знаешь, я раненой птицей
Хочу улететь навсегда.
Мечтаю взлететь выше к Богу,
Мечтаю взлететь в небеса,
Ты знаешь,разбитое сердце
Не склеить уже никогда.

Запись написал(а) Евгения Бейлис .

Свеча безмолвия

Горит свеча безмолвия в тиши,
Проходят люди мимо, чуть вздыхая.
На мраморе увядшие цветы
О чьих-то жизнях им напоминают.

Осколками изрезанный гранит.
Фотографируют с пристрастием туристы.
И только женщина печальная стоит,
Которая оставила здесь близких.

У них семья обычная была.
Богаты не были, но жили вроде складно.
Муж был водителем, учителем она,
Сын поступил на первый курс совсем недавно.

Все было хорошо, все как всегда,
Никто не думал, что изменится так резко
Ее стабильная, казалось бы, судьба
Обычной русской женщины безвестной.

Сын сессию закончил хорошо,
И отдохнуть на море он сорвался.
Сегодня ровно 10 дней прошло.
Сегодня он с курорта возвращался.

В аэропорт муж на машине покатил,
Чтоб сына встретить, ведь родные все же люди.
Рейс прибыл вовремя, сын маме позвонил:
«Я приземлился. Все о’кей. Мы скоро будем».

Муж на стоянке бросил свой авто,
Взял чашку кофе в пассажирском терминале,
И встал в толпе таких же, как и он,
Которые, своих родных встречали.

Минуты шли, народ рекой бежал,
По залу речь лилась на всех наречьях.
Открылись двери в пассажирский терминал.
16.32 и бесконечность.

Она всего лишилась в миг один,
Ради чего жила все годы эти.
Погибли сразу муж ее и сын.
Ее одну оставив на планете.

Они ушли навечно, навсегда,
Став жертвой политических разборок.
Они ушли. Она теперь одна.
Ей безразличны компенсации и споры.

Ей все равно, что скажет президент,
И подтвердит легко его прислуга!
Что в новостях про новый инцидент
Ей дикторы рассказывают скудно!

Ей все равно, что новая волна
Борьбы с террором вследствие теракта.
Ей все равно. Она теперь одна.
И жизнь свою ей не вернуть уже обратно!

Та жизнь ушла, взорвавшись навсегда,
Тротиловым эквивалентом,
Она одна. Навек теперь одна.
Не повернуть назад ей жизни ленту.

Она стоит и плачет в тишине
Среди толпы несущейся куда-то.
Средь нас, которые вздыхая в глубине,
Проходят мимо и не требуют расплаты!

Мириться приучили нас со всем,
Со всем, что каждый день нас окружает.
Нам говорят: «Спокойно. Нет проблем».
А между тем, нас планомерно убивают!

Народ! Очнись! И оглядись скорей вокруг!
Прошел ты войны! Избежал ты плена!
Но как же так?! Но почему же вдруг
Сегодня ты поставлен на колено!

Безропотно отводишь ты глаза.
В своем бессилии безмолвно признаваясь.
Народ! Очнись! Поверь, ведь так нельзя!
Века жила Россия не сдаваясь!

Боимся заходить в метро, в аэропорт,
Боимся мы, что дома не проснемся.
Боимся на вокзал, боимся в порт.
Боимся, что уйдем и не вернемся.

Боимся мы за жен и за детей,
За матерей, отцов своих боимся.
Боимся открывать чужому дверь.
От шороха от каждого таимся.

Боимся терроризма и войны,
Которых, как всегда не ожидали!
А генеральские высокие чины
Давно уже нас с вами распродали!

Народ очнись! Вокруг давно война!
Счет жертв ее давно за миллионы!
Незримо рушится великая страна,
Несясь стремительно вглубь пропасти бездонной!

Пришла пора с колен подняться нам
И выйти из предательских вертепов!
Достаточно скрываться по углам!
Давно пора восстать уже из пепла!

Россия погибает день за днем!
Россию грабят, продают и рвут на части!
Россию жгут безжалостно огнем,
А мы все верим в будущее счастье!

За матерей, которые одни!
И за детей, которых нету с нами!
Спасти Россию можем только мы!
Спасем страну! Пусть и погибнем сами!

Запись написал(а) Vrach .

Теги: боль, смерть, теракт

Я тебе ничего не должна

Я тебе ничего не должна.
За отсутствием лжи между нами,
Откровенность уценена,
Разбирай – не хочу. И тенями
Отражается замкнутый круг.
Правда в том, что тебя разлюбила,
Ты не тем оказался вдруг,
В колыбели росток умертвила
Притяжения наших судеб.
Со стыда я сгораю от подлости.
Так давай притворимся, и будем
Мы по разные стороны пропасти.

Запись написал(а) Анна Лагунова-Юннис .

Мы не знакомы

Зачем мне это расстояние от встречи к встрече?
Зачем мне эти путешествия от дома к дому?
Я знаю будто бы заранее, что ты ответишь:
Будь не знакомы мы, все б было по-другому.

Зачем мне эти пересуды, разговоры?
Зачем мне эти сплетни от соседей?
За то, чтоб не были с тобою мы знакомы,
Не думая, я отдала бы все на свете!

Зачем мне в наказание страданья?
Зачем укор друзей, подруг уколы?
Но вновь иду к тебе я на свиданье:
Как жаль, но мы с тобой давно знакомы!

Запись написал(а) Анна Лагунова-Юннис .