Покинуть долины и горы

Покинуть долины и горы, и станы, арыки и реки:

неделю страстную за пару мискалей нам продали греки.

И дым над рекой, что салатно-зелёный, а, может быть, синий:

египетко-римским оскалом иконы зевает мессия.


Который, в столетие раз, как цветок мандаравы,

распустится, радует глаз красным цветом упрямо

сусального золота сверху ложится мазками:

всё то, что имеем, нам продали греки за пару мискалей.


…и рад бы вернуться – богато, и близко, и неотделимо.

Но вексель приносит нам старые диски, и диски – без грима.


И заперт – надёжно, и – пьян, и – дороги не видно.

Зелёный фонарь, как обман, что у Ждановской хитро

зажёгся как жёлтые осы, сетчаткой, но это всё тщетно:

Москва – репродукция Босха, печатно, конкретно.


И ищешь, не смея найти, а найдёшь – не применишь

реального рая пути благородных стремлений.


И руки ломая, как копья в крыло Самаила,

уходим обратно в московские копи, дорогою мимо.

И богом египетским Ра всё сияет, сияет нам солнце.

И злой этот бог, раз жить нас заставляет до капли, до донца.


Запись написал(а) Грант Грантов .