Продолжаем глотать эту вечную пыль

Продолжаем глотать эту вечную пыль,

продолжаем по улице бегать,

небыль странно, упрямо, меняя на быль,

а страданье – на вечную негу.


Продолжаем корить нескончаемый бал

за сражения, часто, былые,

и гадать, повезёт или нет Боливар

не двоих, а куда-нибудь выпить.


Продолжая трястись, продолжаем тоску,

и раздраем задраен наш люк,

не умея креститься, жалеем паскуд:

не находим ширинку у брюк.


И летят, как кометы из сталестекла,

сожаления наши и мат –

мол, конечно же, зря наша жизнь протекла,

и не жизнь, а обычный стройбат.


И не дилер толкнёт нам в метро кокаин,

а Ильич вдруг помашет рукой -

был он маленький, с горок больших ледяных

кучеряво катался взапой,


но не вставился он ни в окно, ни в пюпитр,

дирижёр и писатель молчат,

продолжаем глотать эти вечные дни,

так, не дни, а обычный дисбат,


только вдруг, среди ночи, прозрения луч,

как арбуз, нам разрежет мозги,

это Черчилль придумал в сентябрьский путч:

“псы воюют зимой”: мы же псы!


Мы солдаты совка, мы – холодной войны.

Мы – один, мы – в строю, навсегда!

Мы – достойны Великой китайской стены,

наша карма тверда, как руда.

…и команда скелетов нас встретит с косой,

мол, да здравствует красная масть!


В бежин луг побежим мы, облиты росой,

чтоб там взять навсегда и – пропасть…


Запись написал(а) Грант Грантов .