Детские стихи Лаэрта Добровольского

Стихи

Детские стихи Лаэрта Добровольского очень напоминают детскую поэзию Агнии Барто. Они такие простые, незамысловатые, которые впитываются каждой клеточкой кожи и запоминаются на всю жизнь, как что-то светлое из детства. Такие добрые стихи очень быстро запоминаются детьми, за что ими очень любимы.

Солнца лучик золотой
Сквозь окно следит за мной
И неслышно по стене
Подбирается ко мне.

Я коробочку припас;
Широка не слишком:
По размеру в самый раз
И надёжна крышка.

Заглянул в коробку луч;
Я не растерялся,
Крышку — хлоп, и луч — под ключ:
Вот кто мне попался!

— Солнца лучик золотой,
Ты побудь чуть-чуть со мной,
Не грусти,- я говорю,-
Завтра маме подарю.

Час торжественный настал.
Я коробочку достал;
Повернула мама ключ,
Но … пропал куда-то луч!

Рассердился я на луч,
На коробку и на ключ,
Слёзы хлынули из глаз:
Не хочу я видеть вас!..

— Не сердись,- сказала мама,-
Солнца лучик — всех упрямей:
Никакой на свете ключ
Не запрёт в темнице луч.

Из подарков самый лучший —
Это ты, мой добрый лучик.
Словно солнышко в окне,
Ты свети подольше мне…
***
Грустная кошка сама не своя –
И не соседская, и не моя,
И не того гражданина,
Вечно спешащего мимо.
Кто бы ни спрашивал кошку: — Ты чья?
— Мяу, — она отвечала, — Ничья.

Кошка не смотрит на СЕРЫХ мышей –
Ими объелась она до ушей:
Лучше бы переоделись
Или куда-нибудь делись.
Есть ли для БЕЛЫХ мышей западня,
Чтобы их есть среди БЕЛОГО дня?

Грустная кошка себе на уме:
Как ни зову – не подходит ко мне;
Тайна какая-то в кошке –
Бродит одна по дорожке…
Кошка, а я разгадал твой секрет,
Как без сосисок остался сосед…

Вот отчего эта кошка грустит:
Пачки сосисок сосед не простит.
***
Я сегодня рано встала,
Карандаш, тетрадь достала,
Без подсказки букваря
Написала букву «Я».

Чудо буква, как картинка:
Строго выпрямлена спинка,
Влево сдвинута немножко
Буквы тоненькая ножка.

Получилась буква так,
Словно хочет сделать шаг.
Говорю я: – Погоди,
Никуда не уходи,
Потому что без тебя
Я – не я.
***
Что случилось с буквой «О»?
Рот раскрылся широко
И, как ни старается,
Всё не закрывается.

Старый доктор не нашёл
В букве повреждения:
— Рот раскрылся хорошо
С самого рождения,

Только нужно букве «О»
Пить парное молоко
И – побольше солнышка,
Прогревая горлышко.

А раскрытый рот – не горе:
Нам нужны такие в хоре.
Рот, раскрытый широко,
Долго тянет нотку «До-о-о-о».
***
– Вылитый дедушка, – мама сказала
И фотографию мне показала:
– Та же улыбка и те же глаза…
– И не похоже, – я маме сказал.

– Вылитый дедушка, – вымолвил папа, –
Только другие ботинки и шляпа;
Скулы и брови – ну, вылитый дед…
– Нет, никакой я не вылитый, нет!

Может быть, деда в деревне купали,
Может быть, деда с водой выливали,
Только как он я не буду купаться –
Я не хочу никуда выливаться!
***
На зимнем окошке гуляют ладошки:
Большие – Серёжки, поменьше – Антошки.
Замёрзло окошко зимою морозной;
Гуляют ладошки и парно, и розно.

Зимою окошко – как белое поле,
Ладошки гуляют, как кони на воле.
Где ступит ладошка – прозрачно оконце,
И скачут по комнате зайчики солнца.

Гуляют по окнам ладошки босые,
А зайцы по комнате скачут косые.
***
Я читать уже умею
И читаю всё подряд;
Я читаю и умнею –
Так родные говорят.

Я наверное умнею,
Но, печальнее всего, ;
Это то, что не умею
Толком делать ничего.

Мне б найти такие книжки,
Где бы гвоздь и молоток
В бой рвались из рук мальчишки,
А мальчишка знает толк,

Где б мальчишке помогала
Делать дело вся семья,
Потому что дел – не мало,
А мальчишка – это я!
***
Разноцветные флажки
Над Невой трепещут,
Озорные гребешки
В синих волнах плещут.

Мы сегодня в первый раз
На морском параде;
Корабли встречают нас
В праздничном наряде.

Пётр Первый рвёт уздцы,
Весь – порыв и рвенье
И кричит он: — Молодцы,
Всем держать равненье!

И застыли корабли
В праздничном дозоре.
Завтра снова от земли
Уходить им в море.
***
Хорошее слово и кошке приятно,
Хоть кошке бывает оно непонятно.
На слово сбегаются Васьки и Мурки,
Играют друг с другом в слова или в жмурки:
Приятно им снова и снова
Услышать хорошее слово.

Хорошее слово для кошек храню я,
А словом плохим никого не браню я.
О слове хорошем известно в Париже,
И в Санкт-Петербурге, гуляющим ближе.
И кошки, живущие в Льеже,
Приходят за словом, но — реже.

У кошки хорошее слово для мышки:
Она его носит с собою в подмышке;
Ведь мышке приятнее слово живое.
А кошкино слово берёт за живое!
Быть мышке у кошки в зубах
Приятней при добрых словах.

Так что же хорошего в слове хорошем? —
В него шоколадную крошку не крошим,
Ни сыра, ни кетчупа не добавляем,
А просто со словом хорошим гуляем.
Чем доброе слово приятно —
Ни кошкам, ни мне непонятно.
***
С наступлением весны
И кроватке снятся сны,
Пробуждается в кроватке
Мудрость вечная сосны.

Снится ей сосновый бор
И зелёный косогор,
И ещё кроватке снится
Неба синего простор.

Ах, какой она была! –
Над землёй она плыла;
Как смотреть она любила
Из-под птичьего крыла!

Спит в кроватке человек
И по волнам вешних нег
Человек плывёт в кроватке,
А кроватка – в новый век.
***
Мне говорили мамонты:
— Ну что всё ходишь с мамой ты?
Хоть раз, — они сказали,-
Останься с нами в зале.

Я не простого норова,
Беру пример с Суворова:
И щит возьму, и шпагу,
Тогда назад — ни шагу!

Но кто бы дал для смелости
Чуть-чуть окаменелости?
***
Новый дом, а в нём – окошко,
А в окошке том сидит
Может – кот, а может – кошка
И на улицу глядит.

А в окошке, с кошкой рядом,
Словно якорь на борту,
Человек с весёлым взглядом,
С новой песенкой во рту.

Хочет кот, а может – кошка
Эту песенку понять,
Но, как в старое лукошко,
Песня – мимо, не поймать.

Из окошка на дорожку
Песня выпорхнула в свет.
Чья-то детская ладошка
Машет песенке вослед.
***

Майским днём раскрылась почка,
В ней, свернувшись на бочок,
Наподобие клубочка
Тихо дремлет язычок.

Крепкий сон не отпускает –
Хоть кричи ты, хоть стучи.
У Весны терпенье тает –
Шлёт горячие лучи.

Язычок зашевелился,
Распрямился – свеж и чист…
В Петербурге появился
Настоящий новый лист!
***
Оттого, что жарко летом,
Без одежд легко скелетам:
Нет ни брюк, ни кофточек,
Жар не ломит косточек.

Но, наверное. скелетам
Хорошо не только летом,
Потому что и зимой
Без всего передо мной.

И стоит себе скелет
Без одежды много лет.
Может быть, надеется,
Час придёт — оденется?..
***
Вот – дорога, вот – канава,
А в канаве – корабли.
Слава мне и Славке слава –
Открывателям Земли!

Мы со Славкой – капитаны,
Открываем мир вдвоём;
Все моря и океаны
Вместе с ним переплывём.

Кто помог бы нам корягу
От причала отпихнуть –
И «Авроре», и «Варягу»
Загораживают путь.

Собирались мы разведать
Чужедальние края,
Но – меня зовут обедать,
А потом – и спать пора.
***
Говорят, когда мосты
Ночью раздвигаются,
Всевозможные хвосты
Нервно напрягаются,

Потому что если мост
Может раздвигаться,
Значит, может каждый хвост
Как бы разрываться.

Только если каждый мост
По утрам сдвигается,
Как с другим кусочком хвост,
Словно мост, сцепляется?

Все ответы перебрал
Мой сосед по парте:
Рыжий кот его удрал
Почему-то в марте.
***
— Мне так тебя, мамочка, жалко:
Всё время куда-то спешишь;
Когда ты хоть раз со скакалкой
Попрыгать себе разрешишь?

Пойдём, поиграем в песочек,
Я печь научу куличи…
Но мамочка снова не хочет,
Опять говорит: — Помолчи!

— А кто моей кукле поможет?
С глазами открытыми спать
Она уже больше не может, —
Но сердится мама опять:

— Какая несносная дочка!
Я занята, не до тебя:
Не дочка – одна заморочка…
И снова я прячусь…в себя.
***
Наступает новый день,
А вставать не хочется:
Раньше всех проснулась лень,
У кровати топчется

Еле слышно, словно рысь
Прячется в засаде;
Я замахиваюсь: ; Брысь! ;
Подползает сзади,

Лапу н; щеку кладёт ;
Ах, какая лапка!..
Жду, когда же лень уйдёт,
И мечтаю сладко…

Нет! Устрою лучше я
На неё засаду
И отдам к исходу дня
Зверя ; Зоосаду.

Этой лени я хитрей:
Притворяясь спящей,
Хвать за шкирку! ; кто бодрей
В схватке настоящей?

Клочья шерсти, перья, пух,
Рваные подушки…
Проявляют твёрдый дух
Неразлей-подружки!

Проступает новый день
Солнцем на фасаде,
А моя гуляет лень
В клетке ; в Зоосаде.

И над клеткой, на гвозде
Надпись непременная:
«Приживается везде
ЛЕНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ».
***
Тихо дремлет лес таинственный
В белой шубе снеговой,
Только старый пень – единственный
С непокрытой головой.

Каждый день у пня на маковке
Веселить лесной народ
Собирались белки-лакомки
И водили хоровод.

Продолжались эти праздники
И в непраздничные дни,
И в конце концов проказники
Хороводили одни.

Разбежались звери по лесу –
Кто в берлоге, кто в норе:
Словно с Северного полюса
Лютый холод на дворе.

А снежинки, зная белочек,
Не хотят лежать на пне…
Кто-то скажет: – Эти мелочи
Не относятся ко мне…

Тихо дремлет лес таинственный
В белой шубе снеговой…
Замерзает пень – единственный
С непокрытой головой.
***
— Это правда, что на днях
Вы катались на санях
По Неве?
— Это правда, что на днях
Мы катались на санях
По Неве!

— На санях и по воде —
Непременно быть беде,
Это так!
— С нами не было беды-;
В речке не было воды,
Это факт:

Чтобы не было беды,
Мы старались от воды
Отойти,
Но на речке лишь следы
И – ни капельки воды
Не найти.

— Да какие же следы
На поверхности воды?
Ерунда!
— Что у Вас за голова?
Вся в следах стоит Нева
Иногда.

Можно полНевы пройти
И ни капли не найти —
Нет как нет:
Вот в Рыбацком под горой
На реке лежит порой
Санный след;

Проложили – и лежит
Или, может быть, бежит, —
Но куда?
И куда ушла река —
Нам не скажут берега
Никогда!

Всё же правда, что на днях
Мы катались на санях
И носы морозили,
И, природе вопреки,
По поверхности реки
Санками елозили.

Не хотите верить —
Можете проверить!
***
Всё чаще так случается,
Что и лыжне скучается,
Когда весны пророчество
Сулит ей одиночество,

Когда ей словно слышится,
Что где-то лыжник движется…
Но нет, лыжне не дышится –
Погода так тепла…

Лыжня лучом приталена,
По кромочке притаяна
И новая проталина
Предательски темна.

Лежит лыжня, задумчива,
Бессонницей измучена:
Пугает запах хвои
На солнечном настое…

И хочется покоя,
Но, словно в пику ей,
Так весел род грачиный,
И ветви вербы чинной

Краснеют беспричинно,
Смущаясь всё сильней.
Идёт весна – пророчица,
А жить лыжне так хочется!
***
Не стихает звонкий гомон
У горушки над Невой,
В зимний полдень берег полон
Снегом, солнцем, синевой.

На Неву десант русалок
Зиму праздновать пришёл:
Щёки – кр;сны, губы – алы,
Волосы – по ветру шёлк.

Вот – подружка, вот – ватрушка:
Подтолкнули – и летит
И веснушки у подружки
Ярким солнцем золотит.

И летят ватрушки с риском:
Под горушкой – полынья;
Тормозят подружки с визгом –
Чур, не я, не я, не я!

Но не страшно им, подружкам:
Веселее им вдвойне –
Там, навстречу их ватрушкам,
Морж усатый в полынье.

Он, как старый добрый воин,
Службу верную несёт:
У обрыва, вдоль промоин,
Зазевавшихся спасёт.

Хочет он поймать ватрушку
И примерить по себе,
Хочет взять с собой подружку
Из восьмого класса «Б»,

Привязал бы он ватрушку
К плавнику или к ноге
И заставил бы подружку
Подготовиться к ЕГЭ,

Но ватрушку за ватрушкой
Так и сносит на трамплин
И с ватрушки над горушкой
Только слышно:
; Блин! ; Блин! ; Блин!

Морж на льдину прыгнул споро:
; Эх, продрог я на плаву,
Видно, масленица скоро –
За блинами поплыву!..
***
Из дома вышел погулять,
Весною вышел подышать,
Гляжу — ручьи:
Кричащие, звенящие,
Журчащие, манящие ;
— Вы чьи?

Они в ответ: — А мы — снега
С тех синих гор,
Решили ринуться в бега
Всему наперекор.
Нам быть давно не по нутру
Среди седых камней,
Хотим мы рано поутру
Бежать в объятия корней
Быстрей, быстрей!..

Работы каждому ручью —
Хоть отбавляй:
Крушить, валить — всё по плечу;
Мешаешь? Не мешай! —
И дед-валун, обросший мхом,
Лежащий на пути,
Кряхтя и охая, с трудом
Обязан отползти…

Я зачерпнул воды в ладонь —
Действительно огонь:
Хрусталь, и тот, наверно, с ним
Игрой лучами несравним…

Ручьи гремят, не зная сна.
Их голоса, сливаясь вместе,
Сложились в радостную песню:
Идёт весна!
***
Пробудившись ото сна,
Кактус вымолвил: — Весна?!.
Покрываясь лёгкой дымкой,
Стать желая невидимкой,
Хочет скрыть свои колючки,
Но колючки-почемучки
Выползают напоказ:
— Не задёргивайте нас!

Тише! Кактус зацветает,
В сладких помыслах витает:
Пробежит по жилам ток
И — раскроется цветок
Неожиданно и ярко,
Краше всякого подарка
Маме, бабушке и мне —
Воцарится на окне!
А вокруг заголосят
Стайки глупых кактусят.
***
Весна — идёт… А я — бегу:
Люблю я бег в пути;
Я помогаю на бегу
Весне быстрей идти.

Она ещё во власти сна,
Ей не хватает сил,
Но я кричу: — Проснись, Весна,
Зимы и след простыл!

Толкаю я Весну вперёд
И всё сильней азарт,
Но разбежаться не даёт
Весне холодный Март.

Вчера я палкой отбивал
Сосульки час подряд,
А нынче Март наколдовал
Сосулек целый ряд.

— Весна, дарю тебе тепло —
Тепло души моей,
Чтоб лужиц ломкое стекло
Растаяло скорей…

Бежит Весна, и я бегу
Уже — Весне вослед:
Свои силёнки берегу,
И отстающих — нет!

Бежим с Весной за часом час,
В движенье — весел путь:
Всегда найдёт любой из нас,
Кого бы подтолкнуть!
***
В наше время без билета —
Ни в театр, ни в кино.
Мы в Концертных залах лета —
Безбилетники давно:

Оставляем мир игрушек;
Старый кактус, будь здоров:
Мы идём на хор лягушек
И на пляски комаров.

Говорят, что будет дятел
Целый час сосну долбить.
Он с ума, наверно, спятил,
Или сбрендил, может быть.

Не его в лесу избушка
И, обиднее всего,
Одинокая кукушка
Призывает не его.

Старый рак клешнёй помашет,
Нам укажет новый зал:
— Я ведь тоже, в годы ваши,
Без билета пролезал…

Мы найдём себе местечко
Там, где сосны — в полный рост,
А под ними плещет речка
И поскрипывает мост.

Мы проходим без билета,
Без контроля и без касс —
На концерты двери лета
Открываются для нас.

Безбилетная планета,
В добрый час, в счастливый путь!
Всё, что видел без билета,
При билетах — не забудь!
***
Там, где поле было лугом –
Дом в пятнадцать этажей,
А поодаль, друг за другом –
Сорок восемь гаражей.

Веет зной над каждой крышей,
Это лето – первый сорт:
Мы свои рекорды впишем
В наш, отечественный спорт,

Также впишем ссадины
На коленках Вадиных,
Впишем Глеба синяки,
Хоть они невелики,

И кровавые мозоли
У Серёжи и у Коли,
Впишем порванные кеды –
Всё, что нужно для победы!

Строгий зритель не устанет
Нас склонять по падежам –
Олимпийским видом станет
Марафон по гаражам,

Сиганём синхронно с крыши
И синхронно – плюх! – в песок…
Мы волненье сердца слышим,
Хоть гараж и не высок.

Будем прыгать до упаду,
Да, пока не упадём,
Но свою Олимпиаду
Этим летом – проведём!
***
Бежит вприпрыжку лето
По лужам босиком,
А ты — в плену планшета,
Где тени — косяком.

Ведёшь сраженье с тенью —
И так её, и так!
А тень в одно мгновенье
Уходит от атак.

Ты свой планшет — смотри-ка! —
Истёр почти до дыр;
Планшет кричит, но крика
Не слышит шумный мир,

Но слышит кот-мурлыка —
Его достала тень!
Извёлся кот от крика,
Не в радость летний день,

И раз! — движеньем резким
Согнал с экрана тень…

Теперь сражаться не с кем
И подступает лень…

Мальчишки и девчонки
У самых ближних дач
С утра с весельем звонким
Вовсю гоняют мяч…

— А ты куда сорвался?
— К ребятам!
— Наконец!.. —
Мальчишка в миг собрался.
Вот то-то, молодец!

Мальчишка в круг футбольный
Вбежал, ввязался в бой.

Смеётся кот, довольный
Мальчишкой и собой.
***
К знаньям ; множество тропинок
И одна из них ; моя;
Я пускаюсь без заминок
В край, где знанья ждут меня.

Говорят, тропинку знаний
В чистом поле не найти,
А весёлых школьных зданий
Ей никак не обойти ;

Отдохнувшая за лето,
Перед шумною гурьбой
Раньше всех тропинка эта
Прямо в класс вбегает мой.

По тропинке-невидимке
На уроках я бреду,
За год целую корзинку
Крепких знаний обрету.

Вот бы… если бы… кабы
Знанья были как грибы…

Я бы знанья разложил,
Я бы их поворошил,
А потом бы эти знанья
На сушилке подсушил.

Над губой моей ; пушок,
За спиной ; «грибов» мешок:
; Он теперь умнее многих, ;
Обо мне идёт слушок…

Вот бы… если бы… кабы…
Жаль, что знанья ; не грибы.
Значит, нам тропинкой знанья
Расшибать придётся лбы.
***
Что сказать про букву «Л»?
«Л» попало в слово «мел»,
«Л» уселось в слове «сел»,
Букву съело слово «съел».

Говорю я букве «Л»:
— Я дружить с тобой хотел,
Только ты заносишься
И не произносишься.

Кто бы вилкой буквы «Л»
Выковыривать умел —
Я бы отдал все слова,
Не болела б голова.

Но без буквы «Л» слова —
Как пустая голова.
Как мне букву «Л» просить,
Чтоб её произносить?
***
Эта буква не легка –
В букве Ж две буквы К:
Справа К и слева К –
Так похоже на жука!

Я жуков как раз люблю ,
Я в жару жуков ловлю,
Обхожу полмира я,
Коллекционируя.

У меня жуков уже
Жуткая коллекция,
На десятом этаже
Скоро будет лекция:

Всё, что знаю – расскажу,
Экспонаты – покажу,
А живых жуков на ёлку
И берёзу посажу!

Пусть живут себе жуки – размножаются:
Размножаться всем жукам разрешается.

От коллекции жуков – отхожу.
Вместо них я буквы Ж развожу.
Я из книжек буквы Ж — на иголочки,
И, пока не разбежались – на полочки.

И в коллекции пускай будет главная
Буква Ж – большая, заглавная!
***
Это лето, как комета,
Пролетело, пронеслось;
Сколько песен было спето
И рассеяно средь звёзд,

В гуще лужиц, в толще тучек,
Вдоль тропинок и дорог –
Август, август, самый лучший,
Самый вкусный из даров.

Каждый – важный, очень важный
Летний день и летний час.
Звонкой дробью не однажды
Пробуждали дятлы нас.

– Здравствуй, озеро лесное! –
Мы кричали по утрам,
И, омытое росою,
Возвращалось «Здравствуй!» к нам.

Лес дремучий, лист пахучий,
Гриб со шляпкой набекрень,
А в палатке – солнца лучик…
– Здравствуй, новый летний день!

Здравствуй, лето, чудо света,
Здравствуй, лето, и – прощай!
В травы новые одето
К нам вернуться обещай!
***
На столе лежит букварь.
За окном трещит январь.
Скучно буквам в букваре —
Погулять бы во дворе;
А во дворе — горка,
А на горке — Егорка:
Глаза сияют, щёки горят,
Кто с санками, кто с ледянками —
За Егоркой в ряд.

Только буквы в январе
Не резвятся во дворе,
Потому что до сих пор
Их не выучил Егор!
А во дворе — горка,
А в лесу — норка,
В норке — хорёк, у хорька — букварёк:
Ведь и мамонты
Были грамотны,
Добывая себе уголёк.

Буквы выучит хорёк
И любой другой зверёк,

А невыученным буквам
Запрещён на горку вход
Не на день — на целый год!

На столе лежит букварь.
За окном трещит январь…

Кто бы буквы выручил,
Кто бы буквы выучил?
***
Первоклашки-новички
Пишут в прописях крючки.
За окошком – шум берёз,
А в тетради – Море Слёз.

И такой в квартире вой —
Впору в море с головой!
А крючку-то что: крючок
Искривился и – молчок.

Он смеяться бы готов,
Да крючки у нас без ртов,
И кряхтит без рта крючок,
Однозубый старичок.

Чтобы не были крючки
Как больные старички,
Закрываюсь на засов
И пишу их пять часов!

Пять часов пишу подряд
И – крючков стройнее ряд,
И теперь уже крючки –
Молодые морячки!

Я бы к морю их отвёз,
Но – пропало Море Слёз…
(Если стану я лениться,
Море может возвратиться…)
***
Он не низок, не высок —
Тот стеклянный домик:
В нём вода, насос, песок
И — стеклянный сомик —

Чёрный с жабрами скелет,
Бледный рот в улыбке —
Будто есть, а будто нет
В этом доме рыбки.

Кот по кухне взад-вперёд,
Когти рьяно точит:
Тяга к сомику ведёт
Всё сильнее к ночи.

Зелень в домике тесней
Обступает гроты…
В этом мире что вкусней:
Сомик или шпроты?

Не скрывает никогда
Сом своей улыбки,
Потому что без труда
Не поймаешь рыбки.
***
Интерес проснулся ранний
У мальчишки-непоседы:
На кормление пираний
Своего привёл соседа.

Спорить начали мальчишки:
Кто к пираньям прыгнет в воду.
Смелым был сосед не слишком
И трусливым не был с роду.

С нетерпеньем наблюдали
Сцену рыбы-людоеды
И при этом доедали
Предыдущие обеды.

Коротка была беседа
В светлый полдень, в воскресенье:
Выпал жребий для соседа
Отправляться на съеденье.

Прыгнул в воду, только брызги
Над аквариумом взвились.
Людоеды с громким визгом
В беззащитного вцепились…

Зубы рыб острее бритвы,
Но сесед не дрогнул бровью
И исход жестокой битвы
Был оплачен рыбьей кровью:

Был аквариум замызган
Чешуёй и пузырями.
От немыслимого визга
Плохо стало с сизарями.

Долетел урок пираньям
До низовьев Амазонки,
И ныряют утром ранним
И мальчишки, и девчонки:
Прочь от них бегут пираньи!
***
Стоят у входа челюсти
При всей ужасной прелести.
Я в эту челюсть маму
Толкаю, словно в раму.

А мама машет мне рукой:
– Теперь я символически
Одной ногой стою в другой
Эпохе: исторической.

От вас я слишком далека –
Громадно расстояние
И разделяет нас река
С названьем «Расставание».

Меня схватили как щипцы
Неведомые челюсти…
Ах, кто бы смог меня спасти,
В ком есть хоть капля смелости?!. —

Я смело к челюсти шагнул,
Я смело челюсти шепнул –
И челюсть растворилась.
И мама возвратилась!

Прощай, океанариум,
Нам ближе – дельфинариум:
И там, конечно, челюсти,
Зато все люди – в целости!
***
Шёл задом наперёд
Мамонт по карнизу,
Оступился – и в полёт,
Но не ввысь, а книзу.

От ушибов – синяки
Шире и синее:
— Эй, тащите пятаки,
Да похолоднее!

Стонет Мамонт, хочет жить —
Он ещё так молод;
Нужно холод приложить,
Только где он, холод?..

Мамонт, что ты натворил
(Вот как жить охота!) —
Изо всех ударил сил
В Карские Ворота!..

И оттуда в тот же час —
Небывалый Холод,
И никто зверей не спас,
Стар он или молод…

В зале Мамонт за стеклом,
Синяков не видно:
Хорошо ему, тепло…
За других — обидно.
***
У мистера Бокли ботинки промокли.
Промокли ботинки в двенадцать часов.
А ровно в четыре единственный в мире
Промок мистер Бокли до самых трусов.
Промок англичанин до самых трусов –
Приспущены флаги на башнях часов.

В четыре четырнадцать в сводке вестей
Сказали, что Бокли промок до костей.
Услышав про кости, примчалось собакство
И драку устроило в сквере аббатства.
Шумело собакство с отчаянным лаем:
– Мы мокрых костей ни за что не желаем!

В пять тридцать печальнее нет новостей:
Промок мистер Бокли до мозга костей.
Король опечален: промок англичанин.
Британские львы на гербах зарычали.
Премьер передал по секрету пароль
И выступил с речью британский король.

А мокрого Бокли доставила стража
На Главный Песок королевского пляжа
И стражники мокрого Бокли сушили
И полностью мозги костей иссушили.
Лишь девять часов показали часы –
Остались от Бокли трусы и усы.

А в девять пятнадцать по просьбе друзей
Трусы и усы поместили в музей.
Вечерней зарёй засверкал горизонт –
Музею вручили испорченный зонт.
А мистера Бокли сухая душа
Летела к соседней звезде не спеша.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.