Лучшие стихи о любви

Стихи о любви

Любовь — лучшее чувство, которое может случиться с каждым. на бывает разная, но всегда такая прекрасная. Любовь делает людей добрее, внимательнее и заботливее. С любовью намного легче идти по жизни и переживать тягостные моменты. Именно любовь всегда вдохновляла людей на творческие шедевры. В данном разделе собраны лучшие стихи о любви.

А ты думал — я тоже такая,
Что можно забыть меня,
И что брошусь, моля и рыдая,
Под копыта гнедого коня.

Или стану просить у знахарок
В наговорной воде корешок
И пришлю тебе странный подарок —
Мой заветный душистый платок.

Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
Окаянной души не коснусь,
Но клянусь тебе ангельским садом,
Чудотворной иконой клянусь,
И ночей наших пламенным чадом —
Я к тебе никогда не вернусь.
***
В ту ночь мы сошли друг от друга с ума,
Светила нам только зловещая тьма,
Свое бормотали арыки,
И Азией пахли гвоздики.

И мы проходили сквозь город чужой,
Сквозь дымную песнь и полуночный зной,—
Одни под созвездием Змея,
Взглянуть друг на друга не смея.

То мог быть Стамбул или даже Багдад,
Но, увы! не Варшава, не Ленинград,
И горькое это несходство
Душило, как воздух сиротства.

И чудилось: рядом шагают века,
И в бубен незримая била рука,
И звуки, как тайные знаки,
Пред нами кружились во мраке.

Мы были с тобою в таинственной мгле,
Как будто бы шли по ничейной земле,
Но месяц алмазной фелукой
Вдруг выплыл над встречей-разлукой…

И если вернется та ночь и к тебе
В твоей для меня непонятной судьбе,
Ты знай, что приснилась кому-то
Священная эта минута.
***
Какая ночь! Я не могу.
Не спится мне. Такая лунность.
Еще как будто берегу
В душе утраченную юность.

Подруга охладевших лет,
Не называй игру любовью,
Пусть лучше этот лунный свет
Ко мне струится к изголовью.

Пусть искаженные черты
Он обрисовывает смело,-
Ведь разлюбить не сможешь ты,
Как полюбить ты не сумела.

Любить лишь можно только раз,
Вот оттого ты мне чужая,
Что липы тщетно манят нас,
В сугробы ноги погружая.

Ведь знаю я и знаешь ты,
Что в этот отсвет лунный, синий
На этих липах не цветы —
На этих липах снег да иней.

Что отлюбили мы давно,
Ты не меня, а я — другую,
И нам обоим все равно
Играть в любовь недорогую.

Но все ж ласкай и обнимай
В лукавой страсти поцелуя,
Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.
***
Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я — они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пусть твои полузакрыты очи
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь,—
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пойдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер…»
Я отвечу: «Добрый вечер, miss».

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь,—
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.
***
Не поцеловали — приложились.
Не проговорили — продохнули.
Может быть — Вы на земле не жили,
Может быть — висел лишь плащ на стуле.

Может быть — давно под камнем плоским
Успокоился Ваш нежный возраст.
Я себя почувствовала воском:
Маленькой покойницею в розах.

Руку на сердце кладу — не бьется.
Так легко без счастья, без страданья!
— Так прошло — что у людей зовется —
На миру — любовное свиданье.
***
Вчера еще в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха — Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою — немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал — колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил — в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!
Вновь зрячая — уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!
***
В крови горит огонь желанья,
Душа тобой уязвлена,
Лобзай меня: твои лобзанья
Мне слаще мирра и вина.
Склонись ко мне главою нежной,
И да почию безмятежный,
Пока дохнет веселый день
И двинется ночная тень.
***
Она мила — скажу меж нами —
Придворных витязей гроза,
И можно с южными звёздами
Сравнить, особенно стихами,
Ее черкесские глаза.
Она владеет ими смело,
Они горят огня живей;
Но, сам признайся, то ли дело
Глаза Олениной моей!
Какой задумчивый в них гений,
И сколько детской простоты,
И сколько томных выражений,
И сколько неги и мечты!..
Потупит их с улыбкой Леля —
В них скромных граций торжество;
Поднимет — ангел Рафаэля
Так созерцает божество.
***
Любить — это прежде всего отдавать.
Любить — значит чувства свои, как реку,
С весенней щедростью расплескать
На радость близкому человеку.

Любить — это только глаза открыть
И сразу подумать еще с зарею:
Ну чем бы порадовать, одарить
Того, кого любишь ты всей душою?!

Любить — значит страстно вести бои
За верность и словом, и каждым взглядом,
Чтоб были сердца до конца свои
И в горе и в радости вечно рядом.

А ждет ли любовь? Ну конечно, ждет!
И нежности ждет и тепла, но только
Подсчетов бухгалтерских не ведет:
Отдано столько-то, взято столько.

Любовь не копилка в зашкафной мгле.
Песне не свойственно замыкаться.
Любить — это с радостью откликаться
На все хорошее на земле!

Любить — это видеть любой предмет,
Чувствуя рядом родную душу:
Вот книга — читал он ее или нет?
Груша… А как ему эта груша?

Пустяк? Отчего? Почему пустяк?!
Порой ведь и каплею жизнь спасают.
Любовь — это счастья вишневый стяг,
А в счастье пустячного не бывает!

Любовь — не сплошной фейерверк страстей.
Любовь — это верные в жизни руки,
Она не страшится ни черных дней,
Ни обольщений и ни разлуки.

Любить — значит истину защищать,
Даже восстав против всей вселенной.
Любить — это в горе уметь прощать
Все, кроме подлости и измены.

Любить — значит сколько угодно раз
С гордостью выдержать все лишенья,
Но никогда, даже в смертный час,
Не соглашаться на униженья!

Любовь — не веселый бездумный бант
И не упреки, что бьют под ребра.
Любить — это значит иметь талант,
Может быть, самый большой и добрый.

И к черту жалкие рассужденья,
Все чувства уйдут, как в песок вода.
Временны только лишь увлеченья.
Любовь же, как солнце, живет всегда!

И мне наплевать на циничный смех
Того, кому звездных высот не мерить.
Ведь эти стихи мои лишь для тех,
Кто сердцем способен любить и верить!
***
Пробило десять. В доме тишина.
Она сидит и напряженно ждет.
Ей не до книг сейчас и не до сна,
Вдруг позвонит любимый, вдруг придет?!

Пусть вечер люстру звездную включил,
Не так уж поздно, день еще не прожит.
Не может быть, чтоб он не позвонил!
Чтобы не вспомнил — быть того не может!

«Конечно же, он рвался, и не раз,
Но масса дел: то это, то другое…
Зато он здесь и сердцем и душою».
К чему она хитрит перед собою
И для чего так лжет себе сейчас?

Ведь жизнь ее уже немало дней
Течет отнюдь не речкой Серебрянкой:
Ее любимый постоянно с ней —
Как хан Гирей с безвольной полонянкой.

Случалось, он под рюмку умилялся
Ее душой: «Так преданна всегда!»
Но что в душе той — радость иль беда?
Об этом он не ведал никогда,
Да и узнать ни разу не пытался.

Хвастлив иль груб он, трезв или хмелен,
В ответ — ни возражения, ни вздоха.
Прав только он и только он умен,
Она же лишь «чудачка» и «дуреха».

И ей ли уж не знать о том, что он
Ни в чем и никогда с ней не считался,
Сто раз ее бросал и возвращался,
Сто раз ей лгал и был всегда прощен.

В часы невзгод твердили ей друзья:
— Да с ним пора давным-давно расстаться.
Будь гордою. Довольно унижаться!
Сама пойми: ведь дальше так нельзя!

Она кивала, плакала порой.
И вдруг смотрела жалобно на всех:
— Но я люблю… Ужасно… Как на грех!..
И он уж все же не такой плохой!

Тут было бесполезно препираться,
И шла она в свой добровольный плен,
Чтоб вновь служить, чтоб снова унижаться
И ничего не требовать взамен.

Пробило полночь. В доме тишина…
Она сидит и неотступно ждет.
Ей не до книг сейчас и не до сна:
Вдруг позвонит? А вдруг еще придет?

Любовь приносит радость на порог.
С ней легче верить, и мечтать, и жить.
Но уж не дай, как говорится, бог
Вот так любить!
***
ТЫ
Пришла —
деловито,
за рыком,
за ростом,
взглянув,
разглядела просто мальчика.
Взяла,
отобрала сердце
и просто
пошла играть —
как девочка мячиком.
И каждая —
чудо будто видится —
где дама вкопалась,
а где девица.
«Такого любить?
Да этакий ринется!
Должно, укротительница.
Должно, из зверинца!»
А я ликую.
Нет его —
ига!
От радости себя не помня,
скакал,
индейцем свадебным прыгал,
так было весело,
было легко мне.
***
Один не смогу —
не снесу рояля
(тем более —
несгораемый шкаф).
А если не шкаф,
не рояль,
то я ли
сердце снес бы, обратно взяв.
Банкиры знают:
«Богаты без края мы.
Карманов не хватит —
кладем в несгораемый».
Любовь
в тебя —
богатством в железо —
запрятал,
хожу
и радуюсь Крезом.
И разве,
если захочется очень,
улыбку возьму,
пол-улыбки
и мельче,
с другими кутя,
протрачу в полночи
рублей пятнадцать лирической мелочи.
***
Ты, любимый, у меня не
первый.
Сколько было, счёт я не вела.

Прошлое взлетело птицей
серой,
Вздрогнули прощально два крыла.

Вычеркнул ты прошлое из
жизни,
Спутал даты все и имена,
А в бокалах золотились брызги
Крепкого
вечернего вина.

Я боюсь, что это только снится,
Грешных мыслей
раскалённый бред,
И к утру расстает, растворится
Голубым дымком от
сигарет.

Как гудят натянутые нервы.
Прикоснись ко мне и
успокой.
Ты, любимый, у меня не первый,
Ты один, единственный такой.
***
Я уже ничего не ждала,
Начала привыкать к одиночеству.
Намекнули, грустя,
зеркала:
Представляйся по имени — отчеству!
Мексиканские фильмы любя,
С героинями плакала поровну.
Но когда увидала тебя,
Жизнь рванула в обратную
сторону.

Ну и что, что обжигалась,
И не очень молода.
От ожогов не
осталось
В моём сердце и следа.
Обжигалась, что ж такого?
Это с каждым
может быть:
Я ещё сто раз готова
Обжигаться и любить.

Все забытые
вспомнив слова,
Молодой я вдруг стала по-прежнему.
Снова кругом пошла
голова,
Переполнившись мыслями грешными.
Как сладка мне ночей
кабала,
Как к утру расставаться не хочется.
Намекнули, смеясь,
зеркала:
Рановато по имени-отчеству.
***
Мне приснился ласковый мужик,-
Невысокий, а глаза, как блюдца.
И за ночь он так ко мне привык,
что я утром не могла проснуться.

Он всю ночь меня не отпускал.
обнимал до пупрышек на коже.
Ну никто меня так не ласкал
Не до мужика, ни после тоже.

Он такой был ласковый мужик,
Мне с ним в эту ночь так сладко было.
И исчез он так же, как возник,
как зовут, спросить забыла тоже.

Я ему шептала:- Уходи,
А сама боялась, что заплачу.
И остался на моей груди
Отпечаток губ его горячих.

Это сон был, только и всего,
Но с тех пор я в нём души не чаю.
Вдруг во сне вы встретите его,
Передайте — я о нём скучаю….
***
Ей было пятнадцать лет. Но по стуку
Сердца — невестой быть мне могла.
Когда я, смеясь, предложил ей руку,
Она засмеялась и ушла.

Это было давно. С тех пор проходили
Никому не известные годы и сроки.
Мы редко встречались и мало говорили,
Но молчанья были глубоки

И зимней ночью, верен сновиденью,
Я вышел из людных и ярких зал,
Где душные маски улыбались пенью,
Где я ее глазами жадно провожал

И она вышла за мной, покорная,
Сама не ведая, что будет через миг.
И видела лишь ночь городская, черная,
Как прошли и скрылись- невеста и жених

И в день морозный, солнечный, красный —
Мы встретились в храме — в глубокой тишине
Мы поняли, что годы молчанья были ясны,
И то, что свершилось, — свершилось в вышине.

Этой повестью долгих, блаженных исканий
Полна моя душная, песенная грудь.
Из этих песен создал я зданье,
А другие песни — спою когда-нибудь.
***
Если только она подойдет —
Буду ждать, буду ждать…
Голубой, голубой небосвод…
Голубая спокойная гладь.

Кто прикликал моих лебедей?
Кто над озером бродит, смеясь?
Неужели средь этих людей
Незаметно Заря занялась?

Всё равно — буду ждать, буду ждать.
Я один, я в толпе, я — как все…
Окунусь в безмятежную гладь —
И всплыву в лебединой красе.
***
Междустрочье междометий
Между нами хлещет плетью,
Бьёт по скалам бесхребетья,
Спину жжёт своим хвостом:
Рад бы о тебе не петь я,
Не растрачивать восторг,
Не вязать из строчек петли
По-простому о простом!

Но не можется — не легче,
Не молчится глотке певчей:
Ты таишься в каждой вещи
Гулким рокотом в груди,
Ты рекой бурлящей плещешь
Из-за всех моих плотин,
Сносишь крыши междуречью,
Снишься счастьем во плоти
— Я надеюсь, сон был вещим:
В нём я пел — и не один.
***
Я — ничья. И теперь чужая вам,
Я для вас не есть, но — была.
Плеском плесов, водою заводей —
Уплыла.

Я теперь за окнами мокрыми,
За кругами в осенней воде,
За ветров веерами блеклыми,
За пространствами, там — в нигде.

Что взметалось высоким пламенем,
Что мерцало в глубинах глаз,-
Все померкло, умерло, замерло,
Я теперь чужая для вас.

Вручены (знает Бог, что делает)
Мне одной, одному — вам
Целый мир и свобода целая,
Неделимая пополам.

И меня не вернуть, не выменять,
Не придумать (не то, не та),
И ни пламени, и ни имени,
Холодок пустого листа.
***
Страсть моя из семейства лисьего –
Сколько ни говори ей «брысь!» – ан нет,
Не поймёт языка кошачьего,
Не запугана, не растрачена
На мохнатые шубки бабские.
С ней иначе бы, с ней бы ласкою,
А не то так и будет в ночи кружить,
И не выманить, и не выпотрошить.

Страсть моя к зиме потемневшая,
Желтоглазая, озверевшая,
От рассветов морозных шалая,
Неуёмная, дикошарая,
Изворотливая и хитрая –
Ни с капканами, ни с поллитрами,
Ни обманом, подкравшись с тыла к ней,
Не могу её, суку, выловить.

Обессиленная погонями,
Я стою у сосны, и стоя мне
Видно петли следов, кружащие
Между прошлым и настоящим.
Упираясь прикладом в землю, я
Закрою глаза… Последние
Дни – как сон, но есть шансы вызволить
Мне себя. Одиночным выстрелом.

Вздрогнет зверь на бегу – и некуда
Удирать, был простор – да нет его!
Тельце – в снег, не дыша… К утру под ней
Он оттает до самых ландышей.
***
Только ждать… Если ты и время
Прочно связаны, неразрывны,
Разбиваетесь на мгновенья,
Разлетаетесь над обрывом
Посекундно, почти незримо,
Боль осколков собрать бы горстью…
Видишь, осень стучит игриво
Подмороженной ржавой гроздью
Нам в окно?..
Нет, какая пошлость –
Прикрывая гнильцу пурпуром,
Подставлять миокарда полость
Под обоймы седых Амуров!

Только ждать… Я и жду. Не вышло
Стать актрисой, всё это тщетно –
Мне смешно наблюдать, как пышно
Выпирают останки лета
Из садовых скульптур, их плечи
Лезут из декольте бесстыдно…
Ты прикройся… Холодный вечер
И вдобавок почти не видно,
Слишком поздно…
В музейном блеске
Не возжаждут дариться розы
Миловидным старинным фрескам,
Перекошенным от мороза.

Осень, выпив, топорщит крылья,
И подумай, какая дерзость
Источать аромат ванили
В эту хмурую стынь и мерзость,
В эту ночь, где асфальт в увечьях
Грязных луж, а рассвет в морщинах,
Будет слишком бесчеловечно
Предаваться первопричинной
Нашей слабости… или силе…
Кто её разберёт постфактум!
Тошнотворный душок ванили
По обочинам мокрых трактов
Чуть заметен…

Но как же властно
Приближается к тебе время,
Как любовник, лаская страстно,
Поцелуем впиваясь в шею.
Так ликуй, веселись и празднуй!
Платья в ярких осенних красках
Облетают с тебя… Ну, здравствуй.
Скоро выпадет снег – и баста.

Стой, мгновение! Ты – прекрасна…
***
Узнаю и благословляю.
Мы сегодня с тобой едины.
На волшебном цветном трамвае
можно в Мекку или Медину,

все в твоей голове, хороший,
все в твоей голове, враждебный,
этой песни моей дорожной,
этой мысли моей целебной

ты испей, не темней глазами,
наш трамвай иногда качает,
выбираем маршруты сами
или нас они выбирают.

Я не знаю, мне скоро 30,
я по-прежнему инфантильна,
я могу головою биться
в те же двери, и даже сильно.

И пока ты еще не вышел,
хоть и спрятан в экран девайса —
я люблю тебя, друг мой бывший.
Улыбайся.
***
Я никогда не вел игру без правил,
Но почему-то получилось так –
Покинув навсегда родную гавань,
Фрегат любви поднял пиратский флаг.

Фрегат любви корсарами захвачен,
И ветер-боль несет его на мель
Волнами слез по океану плача
В последний путь над рифами измен.

Проигран бой, и в плен взята команда,
Как капитан, я выброшен за борт.
И горечь слез мне разъедает гланды,
Не верится, что кончилась любовь.

Не верится, что ты в плену разврата,
Что время, проведенное с тобой,
Потратил на строительство фрегата
С такой непредсказуемой судьбой.

Фрегат летел стремительно на скалы,
Я шел на дно, пуская пузыри,
Ты на корме задумчиво стояла
И растворялась в отблесках зари.
***
Обреченно губы подставлю ветру,
поцелуям хлестким, как оплеухи.
Между нами вечные километры,
доброхоты, сплетни, догадки, слухи.

Что я знаю? Я ничего не знаю
о тебе и мире за гранью мифа…
Ничего, увы, не случится с нами
кроме тени краткого полумига:

Неполадки времени, сбой в контактах,
и машина встанет в пыли дорожной,
и уже не буду знакомых: «Как ты?» —
невзначай расспрашивать осторожно…

Фотографий не было, голос сорван.
Нам досталась одна из совместных трапез.
Но лелею в памяти день, в котором
остается эта скупая запись.
***
Я в клетку, а ты в горох.
Мы, очевидно, созданы друг для друга.
Свойство воды – уходить в песок,
Любви – имитировать форму круга.

Когда закончится дождь, я буду купаться в лужах,
Смывая с себя паразитирующих на мне клещей.
Целый день я был никому не нужен.
День прошел, немногим я стал нужней.

Целый день меня усердно вплавлял в асфальт
Ныне скрытый источник света.
Круг умеет идеально вписываться в квадрат,
Человек увиливать от ответа.

Успокойся. Глубокий вдох.
Жизнь прекрасна, по свойствам своим упруга.
Я в клетку, а ты в горох.
Мы, очевидно, созданы друг для друга.
***
Сколько было нам нужно их превозмочь,
Этих мглистых, коротких, холодных дней,
Чтобы молвил июнь: «Да исчезнет ночь!»,
И всё то, что давило, исчезло с ней!

Сколько нам выносить нужно жар печи,
Через сколько нелёгких пройти потерь,
Чтоб в итоге от счастья сковать ключи,
А потом к тем ключам подобрать и дверь?
***
Не надо любить слишком сильно —
Расхожий и мудрый совет,
Как только раскинешь ты крылья —
Начнёшь загораживать свет.

Как только во взгляде читаться
Начнёт всепрощенья печать —
С тобой перестанут считаться
И даже, порой, замечать.

Но, будучи истиной пыльной,
Бессмысленна эта строка:
Не надо любить слишком сильно —
А разве возможно слегка?
***
Да, милый, я унижена тобой,
Растоптана. Ну, а взглянуть иначе:
Вознесена любовью над толпой
Нелюбящих. Среди их лиц маячит

Твоё чуть-чуть печальное лицо,
Окутанное сказочным сияньем.
Историй с предсказуемым концом
Никто не любит. Если б знать заранее,

Что будет равнодушие твоё
Таким жестоким и невыносимым,
Я б это купидоново копьё
Носить в своей груди не согласилась.

Я б радовалась солнцу и цветам.
И никогда б, возможно, не узнала,
Что есть ещё иная красота,
Что даже гордость значит очень мало,

И, в общем-то, взаимность не важна,
Как думалось, для истинного чувства.
Молчание твоё — не тишина,
Звучит оно. Пронзительно и грустно.
***
О любви не принято кричать…
У любви к тебе границы нет!..
Сердце на кусочки разлетится,
Если на вопрос мне дашь ответ,
И душа взметнется в небо птицей!

Любишь ты меня? А сильно как?
Прошепчи в подушку, я услышу!
Ты подай мне молчаливый знак –
И не сомневайся, все увижу!

О любви не принято кричать,
Тишина до слез… И так обидно,
Что ответ не можешь ты мне дать!
В темноте без звезд его не видно…
Завернусь в печаль я с головой,
И опять радар души настрою,
Чтобы мне ответ услышать твой!
Руки пускаются, не скрою…

Ночью этой синей я не сплю.
Неужели?!.. Я ответ твой слышу!
Сердцем прошептала ты: «Люблю!»,
И от счастья просто сносит «крышу»!
***
Я люблю тебя, мой милый и родной!
С ума схожу от счастья быть с тобою…
Я рада от того, что ты судьбой
Дарован мне с огромною любовью!

Я вознесла тебя на пьедестал,
Иначе просто быть у нас не может.
Ведь ты – мой Бог и ты – мой идеал,
И нет мужчины мне тебя дороже!

Твои слова звучат чудесной песней,
Когда ты говоришь мне о любви.
Я счастлива, что мы с тобою вместе,
Все чувства наши нежные храним!
***
За что люблю тебя? Не знаю…
За огонек в глазах моих люблю,
За то, что я с тобой всегда мечтаю
И улыбаюсь, искренне смеюсь!

Люблю тебя за нежность и за ласку,
Люблю заботу обо мне твою…
Что я с тобой попала словно в сказку,
И выйти из нее я не хочу!

Люблю за многое, я все не перечислю,
Ты просто самый лучший на Земле!
И, как известно, любят не за что-то,
А просто вопреки всему и всем!
***
Герцогиня? Королева?
Нет, Вселенская царица!
Грациозна, как пантера,
Невозможно не влюбиться!

Ты стройна, ярка, красива
И умнее всех подружек.
Мною ты давно любима.
Как хочу твоим стать мужем!
***
Когда мы встретились с тобой,
То ветер волосы ласкал нам,
И пел так тихо нам прибой,
Но мое сердце трепетало…

Сильнее нежных волн морских
Любовь моя вдруг разыгралась.
Мечтаю, милая, чтоб ты,
Со мною навсегда осталась!
***
Милая, красивая
Девочка-кокеточка!
Мною ты любимая,
Сладкая конфеточка!
***
Люблю тебя я, невзирая
На все пустые обещанья,
Обид различных не считая,
Забыв про недопониманье.

Хочу, чтоб маленький шажочек
Навстречу мне ты, милый, сделал.
Хочу я, чтобы в этих строчках
Могли растаять все проблемы.
***
Нежно, страстно и до слез
Я тебя, мой муж, люблю!
Знай, что все это всерьез
Тебе нынче говорю.

Не разлучат никогда
Нас невзгоды разные.
Знай, что будем мы всегда
Парой первоклассною!
***
Как много о любви сказали люди –
О страсти, что сжигает плоть дотла…
О нежности, что по утрам разбудит…
О страхе обрести, но… потерять.

Как много, как же бесконечно много,
Тех слов, что все устали повторять.
Но как же мало сердца между строчек,
Которого, увы, не всем понять.

Лишь ту любовь мы можем назвать чувством,
Что не пылает, как в ночи костер,
Не измеряется вдруг глубиной безумства.
Любовь – это душевный разговор,

Когда не нужно слов, не нужно красок,
Не нужно всяких бесполезных дел.
Любовь души – компания без масок –
Без обещаний, клятв, амурных стрел.
***
Мой красивый, мой желанный,
Такой милый, долгожданный!
Как мне повезло с тобою,
Я своей любви не скрою,
И кричать о ней готова,
Ведь больше в мире нет такого!
***
Всероссийский творческий конкурс
Ты знаешь, как бывает тяжело,
О своих чувствах рассказать подробно.
С тобой мне в жизни очень повезло,
Готов об этом я кричать хоть всенародно.
Любовь меняет душу человека,
Моя душа принадлежит тебе одной.
Тебя любить я буду до скончанья века,
Ты будь всегда той путеводною звездой,
Что светит ярко в небе темной ночью,
И путнику являет верную стезю,
В нашей судьбе нет места троеточию,
Есть три лишь слова: “Я тебя люблю”!
Ты знаешь, для меня ты – просто чудо,
И с трепетом я взгляд небесный твой ловлю.
Запомни, без тебя мне очень туго,
Не забывай о том, как я тебя люблю!
***
Знакомство, встречи, расставанья
И одинокие мечты.
И вот пришла пора признанья
В том, милый, как мне дорог ты.

Когда надолго уезжаешь,
Я увядаю, как цветок.
Когда звонишь – я воскресаю,
Твой голос – жизни мне глоток.

Когда приходит время встречи,
Уходит от разлуки боль.
Своим присутствием ты лечишь
Меня, любимый, вновь и вновь!
***
Что может в мире быть прекрасней,
Чем эта зрелая любовь
К тебе, мой милый, нежный, властный?
Ты будоражишь взглядом кровь.

Ты вызываешь уваженье
Тем, как сумел свой путь пройти.
И в каждом прожитом мгновенье
Стремишься радость ты найти.
***
Почтовые коробки оптом от 8,9 р!
Проснусь, бывает, и не верю,
Что нас с тобой свела судьба.
Вдруг я не те открыла б двери,
Что нынче было бы тогда?

Наверно, выпросить сумела
Я у Всевышнего тебя,
Ведь очень сильно я хотела
Узнать, как это – жить любя?

Знай, лучший в мире ты мужчина:
И романтичен, и умен,
Красив, заботлив. Нет причины,
Чтоб не влюбляться вновь и вновь!
***
Сквозь головную боль вчерашнего запоя
И рваных ран застывшую печаль,
Не находя в ночной тиши покоя,
Я ухожу в неведомую даль.

Пятном кровавым муть луны на небосклоне
Затмила свет мной выбранной звезды.
Я помню блеск — до боли и до стона —
Из милых глаз упавшей в снег слезы.

Куда иду? Я сам пока не знаю.
Чего ищу? Ответить нелегко.
Быть может, нет того, о чем мечтаю?
Быть может, есть, но очень далеко?

Земля кругла, я возвращаюсь поневоле
К теплу манящему каминного огня.
И, слава Богу, я не умер в чистом поле:
Твоя любовь всегда хранит меня!
***
Любовь и грусть сплелись навечно,
Чтоб дух влюблённых истязать.
Терзанья сердца бесконечны,
Их словом нежным не унять.

Бессонна ночь от подозрений,
Разлука долгая горька.
Печаль душевных настроений
Не лечит песня и рука.
***
И сердцу не найти покоя
В плену всевидящей любви.
И искушенье роковое
Клокочет в молодой крови.
***
Что такое любовь? Не подскажет великий мудрец.
Это холод и зной, это вечное жизни дыханье,
Это радость и боль, это горькое воспоминанье,
Это сказка, которой, увы, наступает конец.

Что такое любовь? Это вечных иллюзий оплот.
Это грусти причал, это кладезь счастливых моментов,
Это книга из мыслей, терзаний, интриг, комплиментов,
Бесконечный союз тишины и душевных забот.
***
В этом мире горя и бед
Что поможет смириться с судьбою?
Очень просто найти ответ:
Жизнь, наполненная любовью.

Не бывает легких дорог,
Каждый встретится с грустью и болью.
Много будет забот и тревог,
Пережить их легче с любовью.

Повстречаются две судьбы,
В унисон застучат сердца.
Только крылья нежной любви
Помогают взлететь к небесам.

Улыбнется родной человек,
И от счастья душа оживет.
В ней любовь поселилась навек,
Только так наше сердце поёт.

Пусть всегда будет рядом любовь,
Станет жизни огромной частью.
С ней обычный момент любой
Наполняется истинным счастьем.
***
Молебен у Частицы Древа Господня
По плечу все преграды ей,
Открывает любые дверцы.
Душу просто открой скорей
И наполни любовью сердце.
***
Помнишь, нас дразнили: «Тили-тесто»…
Мы смеялись шутке. Но тогда я не знал, что сердцу станет тесно
Без тебя, хорошая моя. Ты – мой мир, мое дыханье, ожиданье завтрашнего дня.
Не влюблен я (это лишь на время) а ЛЮБЛЮ – всецело я тебя.
***
Конечно, я – не Татьяна, а ты – не Онегин.
Но точно так же ищу я слова,
Чтобы признаться, чтоб достучаться,
Что я не мыслю жизнь без тебя.
Что с твоим именем я засыпаю,
Встречи ищу, а сказать не могу:
Что лишь с тобою быть я мечтаю,
Ведь я безумно тебя люблю.
***
Словно вселенная ты для меня, космос непознанный, сказочный день,
Я восторгаюсь тобой и ловлю взгляд — мимолетности быструю тень.
Бархат ресниц обжигает, маня, губы – лукавости нежной восторг.
Любишь? Не любишь? Люблю тебя я. Ты мой хрустальный и нежный цветок.
***
Сказать стесняюсь каждый раз,
Что чувство вызвал неземное,
Запело все в душе весною
И вижу только в паре нас.
Хочу, чтоб ты смотрел со страстью
В глаза мои, и каждый час
Любовь усиливалась в нас
И мы познали вместе счастье.
***
Ужас Аркхэма. Нити судьбы.
Твои глаза, твоя улыбка
Украли мой покой давно,
А для души играет скрипка –
Хочу, чтоб было, как в кино!
Чтоб подошел ко мне поближе,
Ладошку в руки свои взял.
В глазах сама любовь увижу.
Хочу, чтоб ты поцеловал.
***
Я очарована твоей улыбкой,
Восхищена фигурой и глазами!
И, может быть, признание – ошибка?
Но глупо ведь молчать годами.
Во снах я вижу образ твой,
Сбываются мои все грезы и мечты,
Будь полностью открыт со мной
Скажи слова любви и ты!
***
Любимый уехал … Куда он? Куда?
Любовь покатилась за ним как слеза.
Она докатилась до края земли:
«Чужбина, любимого ты мне верни!»
Пусть время не лечит и сердце горит,
Любовь в расставании верность хранит.
Она укрепляет, надежду вселяет,
Сердца двух влюблённых соединяет.
***
Свет звезды далёкой тает в темноте,
Только расстояние не помеха мне.
Сердце не пустует – в нём любовь к тебе!
Страсть во мне бушует и зовёт к мечте!
Хоть и далеко ты, но всегда со мной.
Ждёт моё сердечко лучик света твой.
Нас разъединяют мили, города.
Подари надежду, стань моей, звезда.
***
В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.
***
Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.
***
Я к вам пишу – чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.
Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.
Сначала я молчать хотела;
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Когда б надежду я имела
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи,
Вам слово молвить, и потом
Все думать, думать об одном
И день и ночь до новой встречи.
Но, говорят, вы нелюдим;
В глуши, в деревне всё вам скучно,
А мы… ничем мы не блестим,
Хоть вам и рады простодушно.

Зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я никогда не знала б вас,
Не знала б горького мученья.
Души неопытной волненья
Смирив со временем (как знать?),
По сердцу я нашла бы друга,
Была бы верная супруга
И добродетельная мать.

Другой!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете…
То воля неба: я твоя;
Вся жизнь моя была залогом
Свиданья верного с тобой;
Я знаю, ты мне послан богом,
До гроба ты хранитель мой…
Ты в сновиденьях мне являлся,
Незримый, ты мне был уж мил,
Твой чудный взгляд меня томил,
В душе твой голос раздавался
Давно… нет, это был не сон!
Ты чуть вошел, я вмиг узнала,
Вся обомлела, запылала
И в мыслях молвила: вот он!
Не правда ль? Я тебя слыхала:
Ты говорил со мной в тиши,
Когда я бедным помогала
Или молитвой услаждала
Тоску волнуемой души?
И в это самое мгновенье
Не ты ли, милое виденье,
В прозрачной темноте мелькнул,
Приникнул тихо к изголовью?
Не ты ль, с отрадой и любовью,
Слова надежды мне шепнул?
Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель:
Мои сомненья разреши.
Быть может, это все пустое,
Обман неопытной души!
И суждено совсем иное…
Но так и быть! Судьбу мою
Отныне я тебе вручаю,
Перед тобою слезы лью,
Твоей защиты умоляю…
Вообрази: я здесь одна,
Никто меня не понимает,
Рассудок мой изнемогает,
И молча гибнуть я должна.
Я жду тебя: единым взором
Надежды сердца оживи
Иль сон тяжелый перерви,
Увы, заслуженным укором!

Кончаю! Страшно перечесть…
Стыдом и страхом замираю…
Но мне порукой ваша честь,
И смело ей себя вверяю…
***
Хочу я быть невестой,
красивой, завитой,
под белою навесной
застенчивой фатой.

Чтоб вздрагивали руки
в колечках ледяных,
чтобы сходились рюмки
во здравье молодых.

Чтоб каждый мне поддакивал,
пророчил сыновей,
чтобы друзья с подарками
стеснялись у дверей.

Сорочки в целлофане,
тарелки, кружева…
Чтоб в щёку целовали,
пока я не жена.

Платье мое белое
заплакано вином,
счастливая и бедная
сижу я за столом.

Страшно и заманчиво
то, что впереди.
Плачет моя мамочка,-
мама, погоди.

… Наряд мой боярский
скинут на кровать.
Мне хорошо бояться
тебя поцеловать.

Громко стулья ставятся
рядом, за стеной…
Что-то дальше станется
с тобою и со мной?..
***
Прощай! Прощай! Со лба сотру
воспоминанье: нежный, влажный
сад, углубленный в красоту,
словно в занятье службой важной.

Прощай! Все минет: сад и дом,
двух душ таинственные распри,
и медленный любовный вздох
той жимолости у террасы.

Смотрели, как в огонь костра,-
до сна в глазах, до муки дымной,
и созерцание куста
равнялось чтенью книги дивной.

Прощай! Но сколько книг, дерев
нам вверили свою сохранность,
чтоб нашего прощанья гнев
поверг их в смерть и бездыханность.

Прощай! Мы, стало быть, из них,
кто губит души книг и леса.
Претерпим гибель нас двоих
без жалости и интереса.
***
Так ощутима эта нежность,
вещественных полна примет.
И нежность обретает внешность
и воплощается в предмет.

Старинной вазою зеленой
вдруг станет на краю стола,
и ты склонишься удивленный
над чистым омутом стекла.

Встревожится квартира ваша,
и будут все поражены.
— Откуда появилась ваза? —
ты строго спросишь у жены.

— И антиквар какую плату
спросил? —
О, не кори жену —
то просто я смеюсь и плачу
и в отдалении живу.
И слезы мои так стеклянны,
так их паденья тяжелы,
они звенят, как бы стаканы,
разбитые средь тишины.

За то, что мне тебя не видно,
а видно — так на полчаса,
я безобидно и невинно
свершаю эти чудеса.

Вдруг облаком тебя покроет,
как в горных высях повелось.
Ты закричишь: — Мне нет покою!
Откуда облако взялось?

Но суеверно, как крестьянин,
не бойся, «чур» не говори
те нежности моей кристаллы
осели на плечи твои.

Я так немудрено и нежно
наколдовала в стороне,
и вот образовалось нечто,
напоминая обо мне.

Но по привычке добрых бестий,
опять играя в эту власть,
я сохраню тебя от бедствий
и тем себя утешу всласть.

Прощай! И занимайся делом!
Забудется игра моя.
Но сказки твоим малым детям
***
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
***
Засыпет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги:
За дверью ты стоишь.

Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош,
Ты борешься с волненьем
И мокрый снег жуешь.

Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.

Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах.

И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка, и фигура,
И это пальтецо.

Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.

И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.

И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?
***
Красавица моя, вся стать,
Вся суть твоя мне по сердцу,
Вся рвется музыкою стать,
И вся на рифмы просится.

А в рифмах умирает рок,
И правдой входит в наш мирок
Миров разноголосица.

И рифма не вторенье строк,
А гардеробный номерок,
Талон на место у колонн
В загробный гул корней и лон.

И в рифмах дышит та любовь,
Что тут с трудом выносится,
Перед которой хмурят брось
И морщат переносицу.

И рифма не вторенье строк,
Но вход и пропуск за порог,
Чтоб сдать, как плащ за бляшкою
Болезни тягость тяжкую,
Боязнь огласки и греха
За громкой бляшкою стиха.

Красавица моя, вся суть,
Вся стать твоя, красавица,
Спирает грудь и тянет в путь,
И тянет петь и — нравится.

Тебе молился Поликлет.
Твои законы изданы.
Твои законы в далях лет,
Ты мне знакома издавна.
***
Чуть мерцает призрачная сцена,
Хоры слабые теней,
Захлестнула шелком Мельпомена
Окна храмины своей.
Черным табором стоят кареты,
На дворе мороз трещит,
Все космато — люди и предметы,
И горячий снег хрустит.

Понемногу челядь разбирает
Шуб медвежьих вороха.
В суматохе бабочка летает.
Розу кутают в меха.
Модной пестряди, кружки и мошки,
Театральный легкий жар,
А на улице мигают плошки
И тяжелый валит пар.

Кучера измаялись от крика,
И храпит и дышит тьма.
Ничего, голубка, Эвридика,
Что у нас студеная зима.
Слаще пенья итальянской речи
Для меня родной язык,
Ибо в нем таинственно лепечет
Чужеземных арф родник.

Пахнет дымом бедная овчина
От сугроба улица черна.
Из блаженного, певучего притина
К нам летит бессмертная весна,
Чтобы вечно ария звучала:
«Ты вернешься на зеленые луга»,
И живая ласточка упала
На горячие снега.
***
Жизнь упала, как зарница,
Как в стакан воды — ресница.
Изолгавшись на корню,
Никого я не виню.

Хочешь яблока ночного,
Сбитню свежего, крутого,
Хочешь, валенки сниму,
Как пушинку подниму.

Ангел в светлой паутине
В золотой стоит овчине,
Свет фонарного луча —
До высокого плеча.

Разве кошка, встрепенувшись,
Черным зайцем обернувшись,
Вдруг простегивает путь,
Исчезая где-нибудь.

Как дрожала губ малина,
Как поила чаем сына,
Говорила наугад,
Ни к чему и невпопад.
***
Я наравне с другими
Хочу тебе служить,
От ревности сухими
Губами ворожить.
Не утоляет слово
Мне пересохших уст,
И без тебя мне снова
Дремучий воздух пуст.

Я больше не ревную,
Но я тебя хочу,
И сам себя несу я,
Как жертву палачу.
Тебя не назову я
Ни радость, ни любовь.
На дикую, чужую
Мне подменили кровь.

Еще одно мгновенье,
И я скажу тебе,
Не радость, а мученье
Я нахожу в тебе.
И, словно преступленье,
Меня к тебе влечет
Искусанный в смятеньи
Вишневый нежный рот.

Вернись ко мне скорее,
Мне страшно без тебя,
Я никогда сильнее
Не чувствовал тебя,
И все, чего хочу я,
Я вижу наяву.
Я больше не ревную,
Но я тебя зову.
***
Всё в ней гармония, всё диво,
Всё выше мира и страстей;
Она покоится стыдливо
В красе торжественной своей;
Она кругом себя взирает:
Ей нет соперниц, нет подруг;
Красавиц наших бледный круг
В ее сияньи исчезает.

Куда бы ты ни поспешал,
Хоть на любовное свиданье,
Какое б в сердце ни питал
Ты сокровенное мечтанье, —
Но, встретясь с ней, смущенный, ты
Вдруг остановишься невольно,
Благоговея богомольно
Перед святыней красоты.
***
Прощай…
Прощай,
позабудь
и не обессудь.
А письма сожги,
как мост.
Да будет мужественным
твой путь,
да будет он прям
и прост.
Да будет во мгле
для тебя гореть
звездная мишура,
да будет надежда
ладони греть
у твоего костра.
Да будут метели,
снега, дожди
и бешеный рев огня,
да будет удач у тебя впереди
больше, чем у меня.
Да будет могуч и прекрасен
бой,
гремящий в твоей груди.

Я счастлив за тех,
которым с тобой,
может быть,
по пути.
***
Я тебе ничего не скажу…
Я тебе ничего не скажу,
И тебя не встревожу ничуть,
И о том, что я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.

Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдет,
Раскрываются тихо листы
И я слышу, как сердце цветет.

И в больную, усталую грудь
Веет влагой ночной… я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу.
***
Предопределение
Любовь, любовь — гласит преданье-
Союз души с душой родной-
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье,
И… поединок роковой…

И чем одно из них нежнее
В борьбе неравной двух сердец,
Тем неизбежней и вернее,
Любя, страдая, грустно млея,
Оно изноет наконец…
***
О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной…
О, долго буду я, в молчаньи ночи тайной,
Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный,
Перстам послушную волос густую прядь
Из мыслей изгонять и снова призывать;
Дыша порывисто, один, никем не зримый,
Досады и стыда румянами палимый,
Искать хотя одной загадочной черты
В словах, которые произносила ты;
Шептать и поправлять былые выраженья
Речей моих с тобой, исполненных смущенья,
И в опьянении, наперекор уму,
Заветным именем будить ночную мглу.
***
Лети отсюда, белый мотылек.
Я жизнь тебе оставил. Это почесть
и знак того, что путь твой недалек.
Лети быстрей. О ветре позабочусь.
Еще я сам дохну тебе вослед.
Несись быстрей над голыми садами.
Вперед, родной. Последний мой совет:
Будь осторожен там, над проводами.
Что ж, я тебе препоручил не весть,
а некую настойчивую грезу;
должно быть, ты одно из тех существ,
мелькавших на полях метемпсихоза.
Смотри ж, не попади под колесо
и птиц минуй движением обманным.
И нарисуй пред ней мое лицо
в пустом кафе. И в воздухе туманном.
***
Шепот, робкое дыханье…
Шепот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья,

Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица,

В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!..
***
Прощай, письмо любви! прощай: она велела.
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!..
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет…
Минуту!.. вспыхнули! пылают — легкий дым
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит… О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют… Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди…
***
Давно забытые, под легким слоем пыли,
Черты заветные, вы вновь передо мной
И в час душевных мук мгновенно воскресили
Всё, что давно-давно утрачено душой.

Горя огнем стыда, опять встречают взоры
Одну доверчивость, надежду и любовь,
И задушевных слов поблекшие узоры
От сердца моего к ланитам гонят кровь.

Я вами осужден, свидетели немые
Весны души моей и сумрачной зимы.
Вы те же светлые, святые, молодые,
Как в тот ужасный час, когда прощались мы.

А я доверился предательскому звуку –
Как будто вне любви есть в мире что-нибудь! –
Я дерзко оттолкнул писавшую вас руку,
Я осудил себя на вечную разлуку
И с холодом в груди пустился в дальний путь.

Зачем же с прежнею улыбкой умиленья
Шептать мне о любви, глядеть в мои глаза?
Души не воскресит и голос всепрощенья,
Не смоет этих строк и жгучая слеза.
***
Не говори, мой друг: Она меня забудет…
Не говори, мой друг: «Она меня забудет,
Изменчив времени всемощного полет;
Измученной души напрасный жар пройдет,
И образ роковой преследовать не будет
Очей задумчивых; свободней и смелей
Вздохнет младая грудь; замедленных речей
Польется снова ток блистательный и сладкой;
Ланиты расцветут – и в зеркало украдкой
Невольно станет взор с вопросом забегать, –
Опять весна в груди – и счастие опять».
Мой милый, не лелей прекрасного обмана:
В душе мечтательной смертельна эта рана.
Видал ли ты в лесах под тению дубов
С винтовками в руках засевших шалунов,
Когда с холмов крутых, окрестность оглашая,
Несется горячо согласных гончих стая
И, праздным юношам дриад жестоких дань,
Уже из-за кустов выскакивает лань?
Вот-вот и выстрелы – и в переливах дыма
Еще быстрее лань, как будто невредима,
Проклятьем вопреки и хохоту стрелков,
Уносится во мглу безбрежную лесов, –
Но ловчий опытный уж на позыв победный
К сомкнувшимся губам рожок подносит медный.
***
Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Хозяин твой и мил и знаменит,
И у него гостей бывает в доме много,
И каждый, улыбаясь, норовит
Тебя по шерсти бархатной потрогать.

Ты по‑собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Мой милый Джим, среди твоих гостей
Так много всяких и невсяких было.
Но та, что всех безмолвней и грустней,
Сюда случайно вдруг не заходила?

Она придет, даю тебе поруку.
И без меня, в ее уставясь взгляд,
Ты за меня лизни ей нежно руку
За все, в чем был и не был виноват.
***
Напрасно!..
Напрасно!
Куда ни взгляну я, встречаю везде неудачу,
И тягостно сердцу, что лгать я обязан всечасно;
Тебе улыбаюсь, а внутренне горько я плачу,
Напрасно.

Разлука!
Душа человека какие выносит мученья!
А часто на них намекнуть лишь достаточно звука.
Стою как безумный, еще не постиг выраженья:
Разлука.

Свиданье!
Разбей этот кубок: в нем капля надежды таится.
Она-то продлит и она-то усилит страданье,
И в жизни туманной всё будет обманчиво сниться
Свиданье.

Не нами
Бессильно изведано слов к выраженью желаний.
Безмолвные муки сказалися людям веками,
Но очередь наша, и кончится ряд испытаний
Не нами.

Но больно,
Что жребии жизни святым побужденьям враждебны;
В груди человека до них бы добраться довольно…
Нет! вырвать и бросить; те язвы, быть может, целебны, –
Но больно.
***
Два солнца стынут – о Господи, пощади…
Два солнца стынут – о Господи, пощади! –
Одно – на небе, другое – в моей груди.

Как эти солнца – прощу ли себе сама? –
Как эти солнца сводили меня с ума!

И оба стынут – не больно от их лучей!
И то остынет первым, что горячей.
***
Я вас любил: любовь еще, быть может…
Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.
***
На холмах Грузии лежит ночная мгла…
На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною.
Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою,
Тобой, одной тобой… Унынья моего
Ничто не мучит, не тревожит,
И сердце вновь горит и любит — оттого,
Что не любить оно не может.
***
Не самозванка – я пришла домой…
Не самозванка – я пришла домой,
И не служанка – мне не надо хлеба.
Я – страсть твоя, воскресный отдых твой,
Твой день седьмой, твое седьмое небо.

Там на земле мне подавали грош
И жерновов навешали на шею.
– Возлюбленный! – Ужель не узнаешь?
Я ласточка твоя – Психея!
***
Выткался на озере алый свет зари
Выткался на озере алый свет зари.
На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
Только мне не плачется — на душе светло.

Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог,
Сядем в копны свежие под соседний стог.

Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.

Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.

И пускай со звонами плачут глухари.
Есть тоска веселая в алостях зари.
***
Мой голос для тебя и ласковый и томный
Тревожит поздное молчанье ночи темной.
Близ ложа моего печальная свеча
Горит; мои стихи, сливаясь и журча,
Текут, ручьи любви, текут, полны тобою.
Во тьме твои глаза блистают предо мною,
Мне улыбаются, и звуки слышу я:
Мой друг, мой нежный друг… люблю… твоя… твоя!..
***
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали…
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней
Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,
Как и сердца у нас за песнию твоей.

Ты пела до зари, в слезах изнемогая,
Что ты одна – любовь, что нет любви иной,
И так хотелось жить, чтоб, звуки не роняя,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

И много лет прошло, томительных и скучных,
И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь,
И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,
Что ты одна – вся жизнь, что ты одна – любовь.

Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,
А жизни нет конца, и цели нет иной,
Как только веровать в рыдающие звуки,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой!
***
Ты поила коня из горстей в поводу,
Отражаясь, березы ломались в пруду.

Я смотрел из окошка на синий платок,
Кудри черные змейно трепал ветерок.

Мне хотелось в мерцании пенистых струй
С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.

Но с лукавой улыбкой, брызнув на меня,
Унеслася ты вскачь, удилами звеня.

В пряже солнечных дней время выткало нить…
Мимо окон тебя понесли хоронить.

И под плач панихид, под кадильный канон,
Все мне чудился тихий раскованный звон.
***
Я сделаю тебе подарок
Я подарю его любя.
Бери его, он жив и ярок
Я подарю тебе себя!
Его поставишь ты на полку,
Заденешь ты его плечом.
И упаду я на осколки,
Но ты конечно не причем!
И удивленно вскинув бровь,
Пожав плечами, в мусор кинешь
Мою безумную любовь…
***
На протянутой ладони,
Ворох слов в росе рассветной,
Тишина последней ночи,
Паутинка снов прозрачных,
И распахнутое сердце,
В капельках минувшей грусти…
***
Сегодня ты не придешь,
И мне от этого грустно.
Настанет время, поймёшь,
Но в сердце уже будет пусто.
И пусть дождь на окне —
Слезой моей горькой застынет,
Чтоб, взглянув – вспоминал обо мне,
А в моей душе пусть всё остынет..
***
Я не хочу сейчас заснуть,
Хочу в глаза твои взглянуть,
Хочу я губ твоих коснуться,
Хочу на миг к тебе вернуться!
***
Когда-то я тебя забуду,
Но это будет лишь тогда,
Когда дышать уже не буду,
Глаза закрою навсегда.
***
Ты солнца луч в моем окне,
Все мысли только о тебе.
Надеюсь, любишь ты меня,
Ведь не прожить мне без тебя,
Без нежности тепла,
Без нежных слов и ожиданья,
О том, что сбудутся желанья.
Ты солнца зайчик золотой,
Хочу я быть всегда с тобой,
Постель свою с тобой делить
И с каждым днем,
Сильней любить!
***
Ты мужчина тебе не понять,
Безысходность пустых ожиданий.
Только женщина может так ждать,
Отстраняясь от прежних страданий.
Сколько их — неудавшихся встреч,
Вечеров, ускользающих мимо…
Вот опять при мерцании свеч,
Я одна — это больно, любимый…
***
Не надо слов…
Не надо…
Помолчи…
Слова уносит ветер, их забудешь…
О счастье…
О любви…
Ты не кричи,
Взгляни в глаза…
И я пойму, что любишь…
***
Не главное машины, казино, рестораны, дачи,
А главное любовь, а её не спрячешь,
Не закроешь на замок, не сложишь в черный ящик,
А она должна парить, но никак иначе.
***
Кто под звездой счастливою рожден —
Гордится славой, титулом и властью.
А я судьбой скромнее награжден,
И для меня любовь — источник счастья.
***
Для счастья мне совсем немного надо,
Хочу тебя я нежно обнимать,
Хочу всегда я быть с тобою рядом,
И никогда не отпускать!
***
Тебя любить я буду вечно,
Сегодня завтра и всегда!
Клянусь, тебя я не забуду,
Не забывай и ты меня!
***
Моя любовь!
Не хочу я быть твоей привычкой,
Твоим обычным будним днем,
Чтоб было все со мной, во всем
Привычно личным и безличным…
Хочу быть праздником, весной,
Немым открытьем, потрясеньем,
Преображеньем, воскресеньем,
Всегда невестой — не женой!

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.