Стихи Ларисы Рубальской

Стихи

Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, Лариса Рубальская, даровала миру множество достойных произведений. Свой творческий талант поэтесса-песенница открывает лишь в восьмидесятых годах, ступая на тропу саморазвития и создания работ, коих в наш период насчитывается более шестисот. Песни ее, полные истинных эмоций, вышли в свет на устах множества известных российских исполнителей, принося творческой личности несомненную известность. Уникальность взглядов Рубальской не раз доставляли беды своей обладательнице, однако именно столь необычное видение мира привело Ларису Алексеевну к ее заслуженному званию члена Союза писателей Москвы. Стихи Ларисы Рубальской представлены в этом разделе нашего сайта.

Какая роскошь — быть не в моде
И жить, ни на кого не глядя,
И одеваться по погоде,
Не ради взглядов встречных дядей.
Прослыть не побояться дурой,
Не прибавлять платформой роста,
Не подгонять свою фигуру
Под «шестьдесят» и «девяносто».
Веселой быть и самодурной,
Зевать, коль станет слишком скучно.
Какая роскошь — быть не модной,
А быть самой собою — штучной.
***
Опять в саду алеют грозди,
Как подобает сентябрю.
Ты был моим недолгим гостем,
Но я судьбу благодарю.

Мы были оба несвободны,
И в этом некого винить.
И не связала нас на годы
Судьбы запутанная нить.

С той далекой ночи нашей
Ты совсем не стала старше,
Хоть глаза глядят серьезней,
А в улыбке грусти след.

С той далекой нашей ночи
Изменился ты не очень,
Хоть сто зим прошло морозных
И сто грустных, долгих лет.

Летучей молнией мелькнула,
Влетела в жизнь и обожгла.
Нет, нас судьба не обманула,
Она нас просто развела.

Но все всегда идет по кругу,
Как предназначено судьбой.
И несвободны друг от друга
Все эти годы мы с тобой.
***
Ночь упала на землю туманом,
День закрыл свою дверь на засов.
На охоту выходит Диана —
Дочь таинственных диких лесов.

Расставляет силки и капканы,
Попадают в них разные львы.
Ничего ты не знаешь, Диана,
О моей безнадежной любви.

Диана, Диана,
И я, как ни странно,
Попал в твои сети, Диана.
Не первый, не третий,
Полны твои сети,
И это печально, Диана.
Диана, Диана,
Кровавая рана
В моем бедном сердце сочится.
Диана, Диана,
Ты непостоянна.
Могло же такое случиться.

Взгляд Дианы опасней капкана,
Он стреляет верней, чем ружье.
Ты не знаешь, богиня Диана,
Что поранила сердце мое.

Все твои оголтелые стрелы
У меня застревают в груди.
Но охота — не женское дело,
Ты хоть раз безоружной приди.

А сегодня случилось вдруг что-то,
И сказала Диана, зевнув:
«На охоту идти неохота,
Я, пожалуй, чуть-чуть отдохну».

Телевизор подвинув к дивану
И уткнувшись в букетик цветов,
Ты рыдала, богиня Диана,
Глядя фильм про чужую любовь.
***
В тот городок под солнечным сияньем
Случайно был заброшен я судьбой.
Любовь с медовым именем Любаня,
Мы здесь впервые встретились с тобой.

Ты помнишь, Любаня, ту ночь у причала,
Где был поцелуй горячее огня,
Где лодочку нашу не ветром качало
И где ты потом разлюбила меня.

Не знал я, что так горек вкус измены.
Жил просто, не страдая, не любя.
В душе моей случились перемены,
Когда, Любаня, встретил я тебя.

Ты помнишь, Любаня, ту ночь у причала,
Где был поцелуй горячее огня,
Где лодочку нашу не ветром качало
И где ты потом разлюбила меня.

Я навсегда запомню эти даты,
Запомню эти два недолгих дня.
Один – когда ко мне навек пришла ты,
Другой – когда исчезла от меня.
***
Сегодня у меня на сердце вьюга
А неудачи словно ошалели.
Так встретимся, давай моя подруга
Посплетничать подумать о судьбе.

Давай с тобой поплачемся украдкой
И может быть за рюмкой водки сладкой
Я расскажу тебе свои печали
А ты мне все расскажешь о себе.

Пусть говорят, что дружбы женской не бывает
Пускай болтают, но я то знаю.
Что мы с тобою ни на что не променяем
Сердечной дружбы нам подаренной судьбой.

С тобою женихов мы не делили
По счастью, нас такое миновало
И в горький час любовных неурядиц
Друг друга мы старались поддержать.

Пусть я сестры по крови не имею
Тебя считаю я сестрой своею
Хочу, чтоб знала ты моя подруга
Что можешь ты меня сестрой назвать.

Пусть говорят, что дружбы женской не бывает
Пускай болтают, но я то знаю.
Что мы с тобою ни на что не променяем
Сердечной дружбы нам подаренной судьбой.
***
Кто сказал, что любовь юным только,
Кто сказал, что для них рассвет.
Почему для них много столько?
А для тех, кому за… уж и нет.
Ну и что, что виски побелели,
Ну и пусть морщинки у глаз.
Мы последние песни еще не пропели,
Их еще не сложили для нас.
Ну и пусть золотая осень
И уже отлетела листва,
А любовь прилетит и не спросит,
Как всегда она будет права.
Жжет в груди, как от водки с перцем,
От любви запоздалой большой.
Молодые, те любят сердцем,
Ну, а те, кому за… — душой.
***
Встречаешь меня заплаканным взглядом.
Отчаянных слов глухая ограда.
И ключ на столе, и вещи у двери.
Недоброй молве смогла ты поверить.
А быть могло совсем не так,
Ведь я тебе совсем не враг.
Все быть могло, но не сбылось.
Теперь мы врозь. Теперь мы врозь.
В холодную ночь ушла ты из дома.
Так было не раз. До боли знакомо.
Но ты не учла лишь самую малость —
Ты вещи взяла, а сердце осталось.
А быть могло совсем не так,
Ведь я тебе совсем не враг.
Все быть могло, но не сбылось.
Теперь мы врозь. Теперь мы врозь.
Беда на двоих, и нет виноватых.
За что же, скажи, такая расплата?
А стрелки бегут печально по кругу.
Мы учимся жить уже друг без друга.
***
Не такая она, не такая,
Я скажу, точно зная предмет.
Я у многих в объятиях таял,
Но таких, как она, больше нет.

В нашей жизни, где всё на продажу,
Цены мне по карману вполне.
Сразу я не врублюсь в это даже —
Что же ей не хватает во мне?

Карман загружен,
Прикид утюжен,
И голова идей полна.
Но я ей нужен,
Как хрен на ужин.
Моя любовь ей не нужна.

Предлагаю ей всё, что захочет —
На Багамы, в Париж, в казино,
Подарить мне хоть краешек ночи
Не желает она всё равно.

Я забыл, что такое отказы,
Всё моё — этажи, гаражи.
Но она мне испортила праздник
Под коротким названием — Жизнь!
***
Два брата-акробата под куполом летят.
Тройное сальто кружит внизу их третий брат.
И хлопает в ладоши, за братьев очень рад
До цирка не доросший, четвёртый, младший брат.

Для того, кто в цирке рос,
Сам собой решён вопрос,
Кем ему в дальнейшем стать?
Цирковым, конечно!
Совершенно не боясь,
Крокодилу прямо в пасть
Научиться руку класть,
И притом успешно.
Научить шары летать,
Научить собак считать,
Или зрителей смешить
Клоуном манежным.
Для того, кто в цирке рос,
Сам собой решен вопрос —
Кем ему в дальнейшем стать?
Цирковым, конечно.

Два брата-акробата закончили полёт,
А кто там по канату под музыку идет?
Танцует на канате, качает веера.
С волненьем смотрят братья —
Так это ж их сестра!

Вот в цирке представленье приблизилось к концу
А в публике волненье — все хлопают отцу.
Вошла в коробку мама, отец накинул плед,
И на глазах всех прямо
Оттуда вышел дед!
***
Александр — мужчина просто классный,
Все у нас завидуют ему.
Он однажды с женщиной прекрасной
Скрылся поздней осенью в Крыму.

Там цвели магнолии, ночами
Источая душный аромат.
Чайки утомлённые кричали,
И горел прекрасный чей-то взгляд.

Он был гусар заправский,
Кто б что ни говорил,
Из жизни делал сказки,
И женщинам дарил.
Обласканный судьбою,
Всё в жизни по плечу,
Но… сравнивать с собою
Его я не хочу.

Ресторан приморский переполнен,
Здесь сегодня джаз играет блюз.
Александр с детства джазом болен,
У него вообще отменный вкус.

Шоколадка плавает в шампанском,
Александр умеет стол накрыть.
И блондинка слева строит глазки,
Намекая — выйдем покурить!

Александр парень был не промах,
Он лицом красив, в плечах широк,
И сгорали женщины, как порох,
Но на всех жениться он не мог.

В потолок плывут колечки дыма,
Быстро всё прошло, увы и ах!
Он с прекрасной женщиной из Крыма
Возвращался в разных поездах.
***
Я к тебе дорогу знаю,
Но идти не тороплюсь.
Всё сижу да вычисляю —
Где твой минус, где твой плюс.
Снова вишня расцветает,
Белый май кипит в саду.
Арифметика простая,
Да ответа не найду.

Плюс на минус – будет минус,
Минус к плюсу – будет плюс.
Я б к тебе поторопилась,
Да боюсь, что ошибусь.

Всем суббота с воскресеньем,
У меня одни дела.
В вычитанье и сложенье
Я всё время провела.
В синем небе птичьи стаи,
Ветер кружит вишни цвет.
Арифметика простая,
Да не сходится ответ.

Плюс на минус – будет минус,
Минус к плюсу – будет плюс.
Я б к тебе поторопилась,
Да боюсь, что ошибусь.

Небо тучами покрылось,
Дождь грозит: вот-вот прольюсь.
Ты во мне заметил минус,
Зачеркнув при этом плюс.
Ты ребром вопрос поставил:
Мол, душою не криви.
Арифметика простая
Не годится для любви.
***
Ах, мадам! Вам идёт быть счастливой,
Удивлённой и нежной такой,
Безмятежной, свободной, красивой,
Вам неведомы лень и покой.
Окрылённой прекрасной мечтою,
Позабывшей печали и боль,
Сердцем любящей, словом, душою,
Ну, а слёзы… ведь это лишь соль.
Пресно жить — тоже вроде не в радость,
И не сахар бывают деньки,
Что же нужно — пустяк, капля, малость,
Чтоб горели в глазах огоньки!
Чтобы губы несмело шептали,
Чтоб стучали сердца в унисон,
Даже можно немного печали,
Только чтоб был в печали резон.
Чтоб дожди обходили сторонкой,
Чтоб играли ветра в волосах,
Чтобы нитью хрустальной и тонкой
Вам на плечи ложилась роса.
Вырастали деревья большими,
Утекало немало вод,
И глаза оставались такими,
И высоким был неба свод…
***
Ни дороги, ни пути, ни проехать, ни пройти,
Беспросветный дождь стоит стеной.
Сговорились все вокруг, безнадёги замкнут круг,
А удача ходит стороной.

Ворон, чёрное крыло,
Сделай так, чтоб мне везло,
Наколдуй везенье, напророчь.
От невзгод меня спаси,
Безнадёгу унеси,
Прогони мои печали прочь!

Безнадёга, безнадёга, безнадёга,
От тебя к надежде долгая дорога.
Запрягайте золотую колесницу,
Я поеду в дальний край за синей птицей.

Ворон, чёрное крыло,
Сделай так, чтоб мне везло,
Наколдуй везенье, напророчь.
От невзгод меня спаси,
Безнадёгу унеси,
Прогони мои печали прочь!

Знаю я, как дважды два, безнадёга не права.
Ведь в любой печали есть предел.
Без стеблей цветы срывать, за собой мосты сжигать
Никогда я, в общем, не хотел.

Ворон, чёрное крыло,
Сделай так, чтоб мне везло,
Наколдуй везенье, напророчь.
От невзгод меня спаси,
Безнадёгу унеси,
Прогони мои печали прочь!
***
В обычное время настала весна.
Весна — это время влюблённых.
Росла у дороги простая сосна,
На ней поселились вороны.

Ну что ж тут такого? — сосна, как сосна,
Вороны — обычное дело.
Но в стае обычной ворона одна
Была, представляете, белой!!!

Без белой вороны, скажите мне, кто
Заметил бы серую стаю?
А с неба стремился весенний поток
И снег, представляете, таял.
***
Братцы, я счастливый самый,
У меня случился шок.
Шла по телику реклама
Про стиральный порошок.

Я по жизни парень смелый,
С головой в него нырнул,
И теперь я заяц белый,
Я природу обманул.

Теперь я белый заяц,
В натуре я красавец,
Пушистый на все сто.
И Майкл Джексон тоже
Без операций может
Стать белым так легко.
Поёт он песни складно,
Но в коже шоколадной
Он сам себе не рад.
Дам порошка братишке,
И станет Джексон Мишка,
Как белый шоколад.
***
Над сонным морем ночь развесила светила.
Луна блестела, волна кипела.
А на меня любовь волною накатила,
И ныло тело, а сердце пело.
Вы поднялись к себе на мостик капитанский —
Мой настоящий волк морской
Вы только в море влюблены,
В порывы ветра, в плеск волны,
А мне что делать с моей тоскою?

Ваш белый китель, капитан,
Предмет моих сердечных ран,
Я так страдаю, я пропадаю.
Меня спасите, капитан.

Незваной гостьей поднимусь я к вам на мостик,
И вы за дерзость меня простите.
Не задавайте мне, пожалуйста, вопросов,
Снимите китель и обнимите.
А завтра мы к далёкой пристани причалим,
У нас не будет больше встреч.
Вы, капитан, моя печаль,
Любви и нежности причал,
И я не верю, что время лечит.
***
Вечер синий, одинокий,
Близкая весна.
Путь привычный, недалёкий,
Я иду одна.

А могло всё быть иначе,
Чья же в том вина?
На краю сосульки плачет
Близкая весна.

Я в троллейбусе пустынном
Сяду у окна.
Тонким льдом на лужах стынет
Близкая весна.

В море грусти закипает
Новая волна.
Что ж она не закипает,
Близкая весна?!
***
Наша жизнь — сплетенье крахов и удач.
Как-то раз все деньги проиграл богач.
Всё богатство мигом по ветру пустил.
И своей любимой он сказал: — Прости!

Она ему сказала: — Милый мой, не плачь!
Пока любовь жива, ты всё равно богач.
Сколько на земле ни живи,
Ничего нет выше любви

От её улыбки и от этих слов
Вдруг запели скрипки песню про любовь.
Что не в деньгах счастье понял он тогда,
И таким счастливым не был никогда.

Она ему сказала: — Милый мой, не плачь!
Пока, любовь жива, ты всё равно богач.
Ты всё равно богач,
Сколько на земле ни живи,
Ничего нет выше любви.

Но на этом месте кончилось кино.
Он с любимой вместе едет в казино.
И сказала мило девушка ему:
— Деньги — это сила, риск нам ни к чему.

Она ему сказала: — Ты их зря не трать,
Пока любовь жива, ну а без них — как знать?
Сколько на земле ни живи,
Не мешают деньги любви.
***
Боярин и боярыня под липой пили чай.
А юная боярышня идёт, в глазах печаль.
И рвёт цветы рассеянно
С куста по одному.
Заметно, что рассержена,
Неясно – почему?

Боярышник цветёт,
Ему цвести пора.
И суженого ждёт
Боярышня с утра.
На щеках румяный цвет,
Восемнадцать жарких лет.
Сердито ждёт,
А он всё не идёт.

Коса с годами таяла,
Сад грезил о следах.
Надежда не оставила
Боярышню в годах.
Настало утро вешнее,
Как много лет назад.
Окно не занавешено,
В окне сердитый взгляд.

Боярышник цветёт,
Ему цвести пора.
И суженого ждёт
Боярышня с утра.
Уж давно пора прийти —
Два годка до тридцати.
Сердито ждёт,
А он всё не идёт.

Колючками топорщится
Боярышника куст.
Она сердито морщится,
А сад, как прежде, пуст.
«Не злись, – твердят подружки ей, —
Тогда пройдёт печаль».

Боярышник цветет,
Ему цвести пора.
И суженого ждёт
Боярышня с утра.
На щеках румяный цвет,
Не узнаешь, сколько лет.
С улыбкой ждёт,
И суженый идёт.
***
Дышала ночь магнолией в цвету,
Звезду поймал я в руки на лету,
И протянул, смеясь,
А ты вдруг обожглась
Об эту неземную красоту.

Нас аромат магнолий опьянял,
И я тебя так нежно обнимал,
И, ночью изумлён,
Звучал аккордеон,
Даря нам танго, полное огня.

Безумный аккордеон
Как будто тоже был влюблён,
И танго страсти ,
Нам играл, нам играл до утра.
Был виноват во всём
Безумный аккордеон,
Была, как сон, мой сладкий сон,
Мой сладкий сон
Его игра.

Сводил с ума внезапный звездопад,
Ты говорила что-то невпопад,
Тебя я целовал,
И что-то колдовал
Твой жаркий и опасный карий взгляд.

Казалось мне, что это всё всерьез,
Куда же вдруг исчез весь твой гипноз,
Аккордеон всё пел,
Как будто бы хотел
Продлить мгновенья сладких нежных грёз.
***
Всё в жизни бывает, и всё может быть,
Из нас только пленник в ней каждый.
И главное — просто кого-то любить,
А всё остальное не важно.

Цвет вишен весенних не можем забыть
Когда приближаются зимы.
Но главное – просто кого-то любить,
И быть кем-то тоже любимым.

И кружится жизни незримая нить,
Судьбою её называют.
Быть кем-то любимым, кого-то любить –
Важней ничего не бывает.
***
На оборвавшейся струне
Застыла нота, недопета.
А ты опять пришёл ко мне
В страну погашенного света.
Мой мир жестоких холодов
Ветрами выстужен сурово.
Теперь ты всё забыть готов,
А я всё вспомнить не готова.
И ты не спрашивай меня,
Как согревалась без огня,
Мой бывший друг, бывший враг,
Ты ничего не спрашивай, прошу,
Я ничего не расскажу,
Мой бывший свет, бывший мрак.
Мы оба – прошлого тени.
На недописанной строке
Застыло слово, онемело.
Не отогреть твоей руке
Моей руки заледенелой.
Того, что было, не вернуть,
Не приходи в мой мир остывший.
Прошу, о будущем забудь,
Ты бывший мой, ты только бывший…
***
Город мой заснежен,
Я в нём одинок.
Слышу в снах я грешных
Шёпот волн у ног.
Остров в океане,
Замок из песка,
Ты мне так близка,
Моя поздняя радость.

Тот день был солнцем переполнен,
И разбивались в брызги волны,
В том апельсиновом саду
В растаявшем году.
А мне не верится, что где-то
Прошло, сгорело наше лето,
В том апельсиновом саду
В растаявшем году.

(Но это лето не забылось,
Лишь в уголок души забилось
В том апельсиновом саду
В растаявшем году.)

На часах песочных
Прежних дней отсчет
Серебристой точкой
Тает самолёт.
Унесла наш замок
Времени волна,
Только в зимних снах
Моя поздняя радость.
***
Когда от шума городского
Совсем покоя нет душе,
Полночи поездом до Пскова,
И вы в Михайловском уже.

Там мудрый дуб уединённый
Шумит листвою столько лет.
Там, вдохновленный и влюблённый,
Творил божественный поэт.

В аллее Керн закружит ветер
Балет оранжевой листвы,
И в девятнадцатом столетье
Уже с поэтом рядом вы.

Но не спугните, бога ради,
Летучей музы лёгкий след!
Вот на полях его тетради
Головки чьей-то силуэт.

Слова выводит быстрый почерк,
За мыслями спешит рука,
И волшебство бесценных строчек
Жить остаётся на века.

А где-то слёзы льёт в подушку
Та, с кем вчера он нежен был,
И шепчет, плача: – Саша! Пушкин!
А он её уже забыл.

Уже другой кудрявый гений
Спешит дарить сердечный пыл,
Их след в порывах вдохновенья —
И лёгкий вздох: – Я вас любил…

Любил, спешил, шумел, смеялся,
Сверхчеловек и сверхпоэт,
И здесь, в Михайловском, остался
Прелестный отзвук прежних лет.

При чём же бешеные скорости,
При чём интриги, деньги, власть?
Звучат стихи над спящей Соротью
И не дают душе пропасть.

Я помню чудное мгновенье!
Передо мной явились вы!
Но… надо в поезд, к сожаленью, —
Всего полночи до Москвы.
***
У нас всё будет, как в кино, —
Свеча и свет погашенный.
Качни на донышке вино
И ни о чём не спрашивай.

Испуг твоих коснется глаз,
Поможет хмель отчаяться.
Со всеми это в первый раз
Когда-нибудь случается.

Не так всё страшно, не грусти
И не терзай вопросами.
За смелость рук меня прости,
Прости, что сделал взрослою.

Свет звёзд ночных уже погас,
В окне рассвет качается.
Со всеми это в первый раз
Когда-нибудь случается.

Домой вернешься на заре,
Наврёшь чего-то маме ты
И обведёшь в календаре
Кружком денечек памятный.

В кино закончится сеанс,
Но не к чему печалится —
Со всеми это в первый раз
Когда-нибудь случается.
***
Зачеркнул небо серое дождь —
Значит, осень настала,
Ветер гнал золотую пургу.
Я боялась, что ты не придёшь,
И минуты считала.
Я теперь без тебя не смогу.

Просто в эту ночь у нас
Всё случилось в первый раз.

В первый раз вдвоём
На заброшенной той даче
Мы с тобой замерзли и согрелись
Может быть, потом
Я ещё не раз заплачу,
Вспоминая эту ночь вдвоём.

Плыл по комнате запах травы
Улетевшего лета.
Были все слова так важны.
Я узнала с тобой о любви,
И подружек советы
Больше мне не нужны, не нужны.

Просто в эту ночь у нас
Всё случилось в первый раз.
***
Как прелестны ваших локонов спирали,
Как хорош лица расстроенный овал.
Никогда вы никого не целовали,
Я был из тех, кто вас тогда поцеловал.

В полуденном саду
Жужжание шмеля,
Застыл июль в тоске
В полуденном саду.
Не зная, что приду,
Чертили вензеля
Вы веткой на песке,
Не зная, что приду.

Как испуганные бабочки, вспорхнули
Брови тёмные над парой серых глаз.
Никогда вы никого не обманули,
Я был из тех, кто так потом обманет вас.
***
Колокольчик хрустальный замрёт
И рассыплется звоном хрустальным.
Новый год, Новый год, Новый год
Заискрится шампанским в бокале!

И, как в детском несбыточном сне,
Вдруг прошепчут желание губы.
В тишине, в тишине, в тишине
Грянут ангелов вещие трубы.

Колокольчиков хрустальных миллион —
Диги-дон, диги-дон, диги-дон!
Колокольчиков волшебный перезвон —
Диги-дон, диги-дон, диги-дон!
Этот звон хрустальный, нежный,
Звон удачи, звон надежды,
Нам подарит счастье он.

В небе месяц хрустальный плывёт,
Заблудился в серебряных звёздах.
Новый год, Новый год, Новый год!
Всё сначала начать нам не поздно.

Только нежность в душе сохраним,
Позабудем былые печали.
Так звени же, звени же, звени,
Колокольчик надежды хрустальный!
***
Век свой доживающим трамваем
Покатилась в прошлое любовь.
Кто-то остановки называет,
Нам не разобрать забытых слов.

На один не сходится билетик —
И желаний исполненья нет.
В наш трамвай подсядет кто-то третий
И счастливый оторвёт билет.

Нарисуй на стекле вопросительный знак,
Нарисуй на стекле восклицательный знак.
Пусть колеса стучат сердцу в такт, сердцу в такт —
Вопросительный знак, восклицательный знак.

И подумает кто-то — здесь что-то не так —
Вопросительный знак, восклицательный знак!
Рельсы старым улицам мешали,
Звон трамвайный улицы будил.

Что-то долго мы с тобой решаем —
Кто-то первым должен выходить.
Поворот. Качнулся наш вагончик.
Прошуршала ветка по стеклу.

Круг мы завершили, путь окончен
У вчера и завтра на углу.
***
Летели звёзды и качали ветки сада,
И был полёт их похож на танец.
Пел этой ночью под балконом серенаду
Венецианке венецианец.

Ему прелестница лица не открывала,
Внимая звукам в красивой маске.
И вся Венеция в одеждах карнавала
Была фрагментом волшебной сказки.

Века застыли в очертаниях каналов,
Где гондольеры гондолы гнали.
И кантилена над Венецией звучала,
Венецианки всю ночь не спали.

И как уснуть, когда чарует ночь-колдунья,
А воздух страстью любовной дышит,
И, будоража кровь, горячий ветер дует
Над островерхой старинной крышей.

Пусть серенада не смолкает под балконом
И что-то в сердце девчонки дрогнет,
Она amore в темноте прошепчет сонно
И перестанет быть с милым строгой…
***
Снег весенний, потемневший —
Солнце к снегу прикоснулось.
Всё казалось отболевшим.
Но вернулась боль, вернулась.

Мы с тобой уже не в ссоре,
Нет ни встреч и ни прощаний.
В город маленький у моря
Прилетит воспоминанье.

Не в сезон – в начале марта
Я приду на пляж забытый,
Прошлогодние приметы
Я у моря поищу —
Прошлогодние свиданья,
Прошлогодние надежды,
Прошлогодние печали
Вспоминаю и грущу.

Зимовала, горевала,
Приучила сердце к грусти,
Но не думала, не знала,
Что вернётся, не отпустит.

Здесь, у моря, вспоминаю
Про прошедшее тепло
И с надеждой понимаю,
Что не всё ещё прошло.

Такая карта мне легла,
Я так часто была не права
И не те говорила слова,
Я бывала не там и не тем,
Я запуталась в море проблем.
За свои я платила грехи,
Уходили к другим женихи.
Я ходила к гадалке, она
Мне сказала: «Ты будешь одна».

Такая карта мне легла,
Такая доля выпала,
Я так хотела стать другой,
Да, видно, не могу.
Я по теченью не плыла,
Но всё ж на берег выплыла,
И ты меня, любимый, ждал
На этом берегу.

Я в твоих растворяюсь глазах,
Я боюсь оглянуться назад,
Заметаю я в прошлое след,
Где проснусь – а тебя рядом нет.
Ты не спрашивай, с кем я была,
Я тебя и с другими ждала,
И когда я была не одна,
Я тебе оставалась верна.
***
Мы с тобою на вираже,
Нет назад дороги уже.
Чувства ртуть скатилась к нулю
И ни к чему слово ЛЮБЛЮ.

Но зачем же ветер принес
Запах твоих сонных волос?
Вену рвёт ритмом бешеный пульс,
А на губах губ твоих вкус.

Всё опять начинать
Нам не поздно ли?
Для меня ты объект
Неопознанный.
Разогнал циферблат
Стрелки гончие.
Как любовь началась,
Так и кончилась.

Вышло так, что время – наш враг.
Где ж он был, всевышний наш маг,
Когда холод лютый проник
Под воротник, за воротник?

В сердце снова атомный взрыв,
Мы расстались, не разлюбив.
И теперь на крутом вираже
Нет назад дороги уже.
***
Ночь упала
Тёмной шалью
Долгий день догорел и погас.
Вы играли
На рояле
Я скучала и слушала вас.
Ваша лёгкая рука
Ноты путала слегка.

Мне, поверьте, скушно
Ваш полночный слушать
Аккомпанемент.
Зря не тратьте силы,
Женщины, мой милый,
Сложный инструмент.

Шли минуты.
Почему-то
Я ждала, но вы не подошли.
Ваши гаммы
В сердце дамы
Никакого огня не зажгли.
Было грустно мне до слёз,
Мой несмелый виртуоз!
***
Что за тяга к старинным вещам,
К оборотам ушедших мгновений?
Словно кто-то тебе завещал
Не предать дни былые забвенью.

Погаси электрический свет,
Тёплым воском пусть плавятся свечи.
Поплывём вспять течению лет
В чьи-то страсти, разлуки и встречи.

Во все времена светила луна.
Любовью любовь называлась.
На смену балам плыла тишина
И снова балами взрывалась.

И кто-то в ночи шептал имена.
Так много веков продолжалось.
Во все времена светила луна,
И нам она тоже досталась.

Мы откроем старинный сундук,
Пыль времён отряхнём мы с событий,
И забытый, таинственный звук
Из реки дней ушедших к нам вытек.

И в камине огонь затрещал,
Нам поведали сказки поленья…
Что за тяга к старинным вещам,
К оборотам ушедших мгновений?
***
Третий день за окном
Ветер листья кружит,
А со мною третий день
Девочки не дружат.

Как мне им объяснить,
Что со мной случилось,
Что я первая из них
В мальчика влюбилась?

Сколько раз мне это всё
Снилось.

Возраст любви и Амур-пострел
Тут как тут, рядышком,
Возраст любви и одна из стрел,
В сердце попала вдруг.

Возраст любви, он ко всем придёт,
Разве с ним справишься?
Возраст любви и подруг моих
Не обойдёт.

Если я расскажу,
Что мне ночью снится,
То подруги на меня
Перестанут злиться.

А пока мой секрет
Пусть секретом будет,
А девчонки за спиной
Пусть жужжат, судят,
А девчонки пусть жужжат,
Судят…
***
Бей, цыганка, в звонкий бубен,
Фалды юбки теребя.
Всё, что было,
Всё, что будет –
Всё зависит от тебя.
Что в дороге? На пороге?
В дверь стучится, в дом войдёт?
Ты уже гадала многим,
Что со мной произойдёт?

Ворожи, ворожи,
Всё, что было, расскажи.
Всё, что было, всё, что будет
На ладони покажи.
Ворожи, ворожи,
За меня сама реши –
Разожги любовь звездою,
Иль снежком запороши.

Протянула в горсти вишни –
Не спеши ответа ждать.
Понимаешь, так уж вышло –
Разучилась я гадать.
Сам ударь-ка в звонкий бубен,
Тишину ночи дробя.
Всё, что было, всё, что будет,
Всё зависит от тебя.
***
Видишь, стрелки мчатся к утру,
Значит, мне пора уходить.
Мы с тобой играли в игру,
Но никто не смог победить.

Время очень строгий судья,
На часы с тоской не смотри.
Не смогли ни ты и ни я
Знать всех правил странной игры.

Слышишь, плачет ветер в трубе,
Будто кто обидел его.
Может быть, напрасно тебе
Я не обещал ничего.

Отведи заплаканный взгляд,
Сигаретку дай докурить.
Время не вернётся назад,
Так зачем о нём говорить.

Серым лёгким облаком дым
Уплывает под потолок.
Может быть, мы слишком спешим
Подвести печальный итог.

Может быть, тебе или мне
Кто-нибудь сумеет помочь…
Видишь, тают звёзды в окне,
Завершая долгую ночь.
***
Город ночной гасит огни,
Выключил свет и звук.
Кажется, мы в мире одни,
И никого вокруг.

Стрелки часов в полночь замрут
Лишь на короткий миг.
Взял нас в свой плен нежных минут
Этот подлунный мир.

Настрой на нежность душу,
Закрой глаза и слушай,
И музыка закружит
Для нас с тобой.
Пусть в жизни всё так сложно,
К нам птицей осторожной
Влетит и крылья сложит
Любовь.

Лунная ночь, время любви,
Медленных звёзд полёт.
Новый рассвет не торопи,
Время само пройдёт.

Миг тишины не нарушай,
Разве слова нужны,
Музыку звёзд слышит душа
В мире, где мы одни.
***
Не прячьте за веер раскрытый
Свою потаённую грусть.
А ноток надменно-сердитых
Я в ваших словах не боюсь.
Мне ваше притворство понятно,
Вы верили лживым словам,
И что-то ушло безвозвратно,
Я даже сочувствую вам.

Вы никому давно не верите,
И я, конечно, в их числе.
Колечко вы на пальце вертите,
Дрожит морщинка на челе.
Вы никому давно не верите,
Ошибок хватит вам вполне.
Но то, как вы колечко вертите,
Надежду всё же дарит мне.

Оркестр репетировал вальсы,
И скрипки сбивались слегка.
Вы мне предложили остаться,
При этом взглянув свысока.
Я знал – вы боитесь отказа.
И выдали вас пустяки —
Вы вдруг опрокинули вазу
Неловким движеньем руки.

Вы никому давно не верите,
И я, конечно, в их числе.
Колечко вы на пальце вертите,
Дрожит морщинка на челе.
Вы никому давно не верите,
Ошибок хватит вам вполне.
Но то, как вы колечко вертите,
Надежду всё же дарит мне.

Любовь наша, равная ночи,
Забьётся в раскрытом окне.
«Я буду вас ждать, между прочим», —
Надменно вы скажете мне.
Вы вспомнили всё, что забыто,
И что-то вдруг ожило в вас.
Не прячьте за веер раскрытый
Счастливых, испуганных глаз.
***
Смотришь, а взгляд твой блудлив и отчаян,
Чья-то помада на чашке от чая,
Чья-то расчёска на столике в ванной,
Не замечать то было бы странно.

Можно взорваться тут криком скандальным,
Можно разбить всё, что в доме хрустально,
Можно заплакать, уйти, хлопнуть дверью,
Но я во все оправданья поверю.
Выбираю я боль, выбираю измену,
Я плачу за любовь невозможную цену.
Холодею любя и до пепла сгораю,
Выбираю тебя, я тебя выбираю.

Этих историй я слышала тыщи.
Что ж ты молчишь, оправданья не ищешь?
Надо бы вещи собрать, и расстаться,
Я подбираю слова, чтоб остаться.
Слово скажи, сделай что-нибудь, милый,
Чтоб не расстаться хватило мне силы.
Выброси расческу, и вытри помаду,
Только в грехах сознаваться не надо.
Выбираю я боль, выбираю измену,
Я плачу за любовь невозможную цену.
Холодею любя, и до пепла сгораю,
Выбираю тебя. Я тебя выбираю.
***
Был день как день – один из ста.
Сел в самолёт, журнал листал.
Мне правила полёта все известны.
Я пристегнул щелчком ремень,
Сидящий рядом джентльмен
Нажал на кнопку ВЫЗОВ СТЮАРДЕССЫ.

Она пришла, так хороша,
Что с места сдвинулась душа,
Упало сердце вдруг от перегрузки.
Её глаза – скопленье тайн.
А джентльмен промолвил: – ФАЙН, —
А это значит – вы красавица – по-русски.

Был удивительный полёт,
Судьбы внезапный поворот.
Лицом счастливый случай повернулся.
Ведь я всего на три часа
Хотел попасть на небеса,
Но улетел в её глаза и не вернулся.

Тут джентльмен словарь достал
И три часа его листал,
А стюардесса говорит ему свободно,
С улыбкой, будто невзначай:
– Что, сэр, вам, кофе или чай? —
На всех известных языках поочередно.

Над облаками синева,
А я молчу, забыв слова.
Тут объявили окончанье рейса.
Ей джентльмен сказал: – Сэнк ю.
А я вдруг вспомнил: – Ай лав ю.
И засмеялась, удаляясь, стюардесса.
***
Я расскажу вам небыль,
Совсем, как быль точь-в-точь.
В одном и том же небе
В одну и ту же ночь
Из тучи месяц вышел
Светить на тишину,
А над соседней крышей
Увидел он луну.

Не может быть, не может,
На правду не похоже –
На это кто-то всё же
Мне будет возражать.
Чьей жизни колесница
Без чуда вдаль умчится,
И чудо не приснится,
Того мне, право, жаль.

Под кистью живописца
Картина ожила,
На ветках пели птицы,
И снег зима мела.
Бутоны распустили
Под снегом лепестки,
А люди вдруг простили
Друг другу все долги.

Но не было б у были
Красивого конца,
Когда б не полюбили
Друг друга все сердца.
Водили звёзды в небе
Свой звёздный хоровод.
Случилась быль, как небыль
Как раз под Новый год.
***
Когда насмешницей-судьбой
Я опечален безнадёжно,
Мой нежный ангел голубой,
Явись ко мне в мой сон тревожный.

Явись, крылом меня коснись,
Чтоб сердца струны зазвучали.
Не торопись обратно ввысь,
Не оставляй меня в печали.

Не оставляй меня в тиши,
Согрей меня своим дыханьем,
В пустынный сад моей души
Опять придут воспоминанья.

И, очарован ворожбой,
Я быть хочу твоею тенью.
Мой нежный ангел голубой,
Мое желанное виденье.
***
В жизни я отчаянно
Жаждал перемен,
И попал нечаянно
В тихий город Эн.
Я попал нечаянно
В городок окраинный,
Там глаза печальные
Взяли меня в плен.

Ночь плыла бессонная
В перекатах гроз.
В небогатой комнате
Вышло всё всерьёз.
Эту ночь бессонную
Навсегда запомню я,
Там глаза бездонные
Не скрывали слёз.

Город без названия,
Населённый пункт.
Робкие касания
Нежных губ и рук.
Город без названия,
Встречи-расставания,
Долгий миг прощания,
Слов последних звук.
***
Был вечер к десяти,
И не было такси
И сильная гроза,
И ты, промокшая насквозь.
Спросил я: – Подвезти?
Сказала: – Подвези!
И встретились глаза,
И всё внутри оборвалось.

Откуда ты взялась?
Влетела, ворвалась.
Притронулась рукой,
И сразу стала мне родной.
Меня на помощь звал
И тайну открывал
Негромкий голос твой
И этот разговор ночной.

Куда часы спешат?
Тебе пора бежать,
И лужи отражают уходящую тебя.
Дождь катится с плаща,
Любимая, прощай,
Прощай, моя судьба,
Не исчезай, моя судьба!

Гром небесный, вещий голос,
Знак такой зовут судьбой.
Просто небо раскололось
Надо мною, над тобой.
Гром небесный, вещий голос
Прокатился стороной,
Просто небо раскололось
Над тобой и надо мной.
***
В чёрных лужах листья кружит
Вечер мокрый во дворе.
Вышло так, что все подружки
Вышли замуж в сентябре.

Говорят они при встрече
Слово новое – семья.
Но одна в осенний вечер
Под дождём гуляю я.

Я вижу свет в твоём окне,
Ты руки тянешь не ко мне,
Не для меня зажёг свечу,
А я ведь тоже так хочу.

Хочу, чтоб ты других забыл,
Хочу, чтоб ты меня любил,
Хочу, чтоб мне сказал слова —
Давай поженимся, давай!

У меня на сердце рана
По ночам огнем горит.
В восемнадцать замуж рано —
Так мне мама говорит.

Сохнут слёзы на подушке,
Снова ночь прошла без сна.
Вышли замуж все подружки,
Только я хожу одна…
***
Как долго я была одна…
Жила, забытая судьбою.
Сюжет несбыточного сна —
Вдруг в жизнь мою ворвались двое.

И я хожу от дома к дому,
От одного хожу к другому,
Сжигают сердце два пожара,
Я их никак не потушу.
И я хожу от дома к дому.
От одного хожу к другому.
Я так боюсь небесной кары,
Грешу, и каюсь, и грешу!!!

Всю ночь шёл дождь, к утру затих,
Рассвет подкрался осторожно.
А то, что я люблю двоих,
Понять, наверно, невозможно.

И я хожу от дома к дому,
От одного хожу к другому,
Сжигают сердце два пожара,
Я их никак не потушу.
И я хожу от дома к дому.
От одного хожу к другому.
Я так боюсь небесной кары,
Грешу, и каюсь, и грешу!!!

Две радости, две страшных лжи,
Душа, разбитая на части.
Моя судьба — двойная жизнь,
Двойная боль, двойное счастье.
***
Вот уже который год
Не фартит и не везёт.
Стала жизнь безрадостной и тёмной.
И дожди идут длинней,
И всё меньше тёплых дней.
Хочется на всё махнуть рукой, но вспомни,

Вспомни, как был ты худеньким мальчонкой,
Вспомни, как была ты милою девчонкой.
Санки катились с ледяной горы.
Разве изменились правила игры?

Ты всё такой же худенький мальчонка,
Ты всё такая ж милая девчонка.
И хоть изменились правила игры,
Так же мчатся санки с ледяной горы.

Встанешь ты не с той ноги,
Снова мучают долги,
И ни с места воз проблем огромный.
Вес и возраст позабудь,
Собираясь в дальний путь,
И, как в детстве, улыбнись, и вспомни…
***
Наспех горькие слова камнем брошены.
Ты не знаешь, как они душу ранили.
И ушла я от тебя по-хорошему
В нежный розовый рассвет, в утро раннее.

Зря причины не ищи – не разведаешь,
Зря по дому не броди неприкаянно.
Может, если бы ушла до рассвета я,
Не поранилась бы камнем нечаянно.

Ночь по комнате плывёт краской синею.
Разгорелась в темноте россыпь звёздная.
Что-то важное тебя не спросила я,
А теперь уж не спрошу – время позднее.

Может, встретимся ещё в тесном мире мы,
Улыбнувшись, ты вздохнёшь – дело прошлое.
Только знай – мы никогда не помиримся.
Не уходят от любви по-хорошему.
***
До свиданья, до свиданья,
Всё кончается.
До свиданья, до свиданья,
Мы прощаемся.
Чтоб опять
Встречи ждать,
И сердца любви полны.
Как не хочется прощаться,
Но по кругу стрелки мчатся,
Пусть сегодня вам приснятся
Только радостные сны.

До свиданья, до свиданья,
Новый день придёт.
До свиданья, до свиданья,
Пусть вас радость ждёт.
Пробил час,
Мы сейчас
Разойдёмся по домам.
Нам важней любой награды,
Чтоб теплели ваши взгляды.
Пусть живёт удача рядом
И заглядывает к вам.

До свиданья. До свиданья,
На прощание
До свиданья, до свиданья,
Вам желаем мы
Добрых дней,
И ночей,
И счастливых долгих лет.
Чтобы вы спокойно жили,
Чтобы вас всегда любили,
И чтоб ангелы кружили,
Охраняя вас от бед.
***
Словом «Донор», коротким и важным,
Называют обычных людей,
Тех, кого в «Новостях» не покажут,
Не напишут в газетах статей.

Не для славы и не для награды
В каждодневной людской суете
Донор чувствует сердцем, что надо
Не оставить кого-то в беде.

Донор – очень скромный и обыкновенный,
В общем, неприметный с виду человек.
Но текут по чьим-то незнакомым венам
Капли его крови, продлевая век.

Донор – это не чин и не званье,
Выбор сердца, геройству под стать.
Донор – это судьба и призванье
Выручать, помогать и спасать.

Нитью связаны братья по крови,
Незнакомые между собой,
Благородством, добром и любовью,
Общей жизнью и общей судьбой.
***
Верить не стоит длинным пасьянсам,
Если побита дама валетом.
С Вами проститься этим романсом
Вы мне позвольте, прежде не спетым.

Ангелы дули в вещие трубы
Дни моей жизни вы покидали.
Карты лихие, козыри бубны,
Мы расстаёмся, вы проиграли.

Допущена вами ошибка,
Вы ветрены и сумасбродны.
А, может, судьба предрешила
Расстаться нам с Вами сегодня.

Вы в ожиданье кабриолета
Зябкие плечи кутали в шубу.
Звоном прощальным вздрогнут браслеты
И отзовутся шёпотом губы.

Кофе остынет, розы завянут,
Иней распишет окон пролёты.
Нету возврата, узел затянут.
Клавиши тронут грустные ноты.
***
Я виноват во всём и сам себя ругаю,
Но ничего с собою сделать не могу.
Тебя однажды я увидел, дорогая,
И навсегда остановился на бегу.

Дорогая, дорогая,
Не смотри по сторонам.
Никому я, дорогая,
Тебя в жизни не отдам.
Дорогая, дорогая,
Я сведу тебя с ума,
Так что лучше, дорогая,
Ты сдавайся в плен сама.

Твои глаза меня всё время избегают,
Я взгляд ловлю, он ускользает в тот же миг.
Но неужели не понятно, дорогая,
Я не из тех, кто к поражениям привык.

Жить не могу я, вечно нервы напрягая.
Сама подумай, что ты делаешь со мной.
Ты дорогая, даже слишком дорогая,
Но я любви твоей добьюсь любой ценой.
***
В ту осень не ходила я к подружкам,
Сидела грустно с книжкой у окна.
В ту осень моё сердце занял Пушкин,
Была я, как Татьяна, влюблена.

Но был моим героем не Онегин,
А новый, переехавший сосед.
Он как-то раз толкнул меня с разбега,
И, вместо «извини», сказал: «Привет».

И я писала по ночам,
На строчки капала свеча,
Я даже сердце со стрелой нарисовала.
Я так влюбилась в первый раз,
И слёзы капали из глаз,
И жизнь свою я без него не представляла.

Уже давно слетели листья с клёнов,
Зима настала — только и всего.
Сосед мой, совершенно не влюблённый,
Не знал о муках сердца моего.

И мысль одна меня пронзила током,
И обожгла, оставив в сердце след –
Онегин тоже парнем был жестоким,
И мучил Таню, как меня сосед.
***
Свет звезды проснётся в вышине
Звук рояля вздрогнет в тишине.
Тихо трону клавиши
И душой оттаявшей
Ты, быть может, вспомнишь обо мне.

Я почти забыла голос твой,
Звук твоих шагов на мостовой,
Тихо трону клавиши
И опять ты явишься
Бесконечно близкий и чужой.

Жаль
Разбитый хрусталь.
Осколки мечты
В гулком звоне пустоты.
Жаль
Чужая печаль,
А я на краю
Замерев, одна стою.

Мой рояль, мой нежный. Добрый друг!
Знаешь ты мелодию разлук.
Тихо трону клавиши
И опять ты даришь мне
Тех далёких дней забытый звук.

Память-птица крылья распахнёт,
И свершится музыки полёт.
Тихо трону клавиши,
И тогда узнаешь ты,
Чья душа тебя к себе зовёт.
***
Жёлтых огней горсть
В ночь кем-то брошена.
Я твой ночной гость.
Гость твой непрошеный.
Что ж так грустит твой взгляд?
В голосе трещина.
Про тебя говорят —
Странная женщина.
Странная женщина, странная,
Схожа ты с птицею раненой,
Грустная, крылья сложившая,
Радость полёта забывшая.
Кем для тебя в жизни стану я?
Странная женщина, странная.
Я не прошу простить,
Ты ж промолчишь в ответ.
Я не хочу гостить
И уходить в рассвет.
В грустных глазах ловлю
Искорки радости.
Я так давно люблю
Все твои странности.
***
Где-то на дне моря синего
Ракушка жила с жемчугом.
Принесли её волны сильные
На песчаный пляж вечером.

Луч солнца гаснет на песке,
Жемчужина в твоей руке.
Ладонь бережно хранит её огонь.

Где-то в душе горечь копится.
Вдруг не стану я нужною?
Если любовь наша кончится,
В море брошу я жемчужину.

Где-то в горах солнце спрячется.
Знаешь, ты не зря веришь мне.
Я твоей любви не растратчица,
Я любовь храню бережно.

Луч солнца гаснет на песке.
Жемчужина в твоей руке.
Огонь бережно хранит её ладонь.
***
Женщина в новом идёт плаще.
Нет у неё никого вообще.
Дочка отдельно живет, замужняя,
И мама теперь ей стала ненужною.

Женщина плащ купила дорогой —
Может, посмотрит один-другой?
Ну, молодой к ней вряд ли подойдёт,
Но и немолодой ей тоже подойдёт.

Женщине сорок, но их ей не дать.
Она ещё хочет любить и страдать.
Она ещё, в общем, девчонка в душе,
И дело даже не только в плаще.

Она забыла невесёлое прошлое,
И очень надеется ещё на хорошее.
Вот тут на днях подкатил Мерседес,
Правда, дорогу спросил и исчез.

Но мог ведь спросить у кого-то ещё?
И женщина это связала с плащом.
Женщина смотрится в стекла витрин.
Ну вот, ещё вечер окончен один

И нет никаких вариантов, хоть плачь,
Напрасными были надежды на плащ.
Домой одна возвратится опять,
Чаю попьёт и уляжется спать.

А метеодиктор, смешной человек,
Скажет, что завтра в городе снег,
И температура минусовая,
А кто ж в такую плащи надевает?

И женщина утром наденет пальто.
Оно неплохое. Но всё же не то.
А плащ повесит в шкаф зимовать,
Но будет порой его доставать.

И думать, что снова настанет весна,
И она не будет весь век одна.
И кто-то однажды заметит плащ,
И зазвучит мендельсоновский марш.

Они будут вместе телек смотреть.
Ой, как не хочется ей стареть!
Сходить, что ль, к замужней дочке в гости,
Отдать ей плащ. Молодая, пусть носит…
***
Годы идут, годы движутся,
Челюсть вставлена, трудно дышится.
Гляну в зеркальце — одна кручина,
Шея в складках, лицо в морщинах.
Туфли куплю, в журнале копия,
Носить не могу — плоскостопие,
Вдаль не вижу, вблизи как безрукая,
Не то дальнозоркая, не то близорукая.
И слух стал немного ниже,
Пошлют подальше, иду поближе.
Нам Пушкин пел очень упорно:
Любви все возрасты покорны,
Мол, и в старости на любовь есть сила.
Но я вам скажу, не тут-то было!
Хочу кокетничать глазки в пол,
А лезу в сумочку, где валидол.
К мужчине в объятья хочется броситься
Да мешают очки на переносице.
А память стала низкого качества —
Зачем легла к нему, забыла начисто.
Одно утешение со мной повсюду.
Я хуже, чем была, но лучше, чем буду!
***
Скажи мне да,
Скажи мне нет,
Придумай что-нибудь.
А ты летишь
На красный свет,
Как будто в этом суть.

Это было столько раз —
Свет ночной звезды погас,
За стеклом автомобиля
Взгляд твоих прощальных глаз.
Мы друг друга так любили,
Видно, кто-то сглазил нас.

Только
Жизнь такая штука,
Целая наука,
Я её, как школьница, учу.
Что-то вычитаю,
Что-то прибавляю,
Я дойти до истины хочу.

Ясно мне, как дважды два —
Я во многом не права.
Есть вопросы, нет ответов,
Кто-то нас заколдовал.
Вслед тебе летят по ветру
Непонятные слова.
***
В предчувствии снега сады задремали
Под вялыми листьями.
В предчувствии снега луч солнца прощальный
Блеснул и погас.
А мы с опозданьем с тобой открывали
Забытые истины,
Как будто не знали, что все эти тайны
Открыты до нас.

В предчувствии грусти наш путь через полночь
Туманами выстелен.
В предчувствии грусти все точки расставить
Давно бы пора.
И, может, напрасно зовём мы на помощь
Забытые истины,
Ведь нет у любви ни законов, ни правил,
Любовь не игра.

А может, не стоит нам думать о снеге
За зимами быстрыми.
Горячее солнце вновь землю согреет,
Пройдет без следа.
А может, не стоит нам думать о грусти,
Мы поняли истину.
Чтоб солнца дождаться, нам надо с тобою
Прожить холода.
***
Закатный час настоян на левкоях
И дарит вдох круженье головы.
Как беспощадно долгого покоя
В закатный час меня лишили вы.

Переверну фарфоровую чашку
Судьба стечёт кофейным ручейком
И я скажу: в словах нехитрых ваших
Есть тайный смысл, он спрятан под замком.

К чему гадать? Несчастливы гадалки
Чему бывать, того не миновать
Растаял день ещё один. Как жалко!
Я так хочу ещё поколдовать!

Наворожу вам что-нибудь такое,
Чтоб позабыть не в силах были вы,
Как был закат настоян на левкоях
И вдох дарил круженье головы.

Закатный час – не время для печали,
Чтоб вас слова мои не огорчали,
Я вам скажу, прелестная гадалка:
— Растаял день. Ещё один. Как жалко!!!
***
Великий царь с утра капризно топал ножкой,
И, вся в слезах, махала веером царица.
Медовой браги в кружку царь плеснул немножко
И уж не злится, а с народом веселится.

И катились времена,
И летели времена,
И другие времена наступали.
Пили рюмочку до дна,
Пили чарочку до дна,
А потом ещё вина наливали.
Как бы лихо ни жилось,
Как бы горько ни пилось,
Есть спасенье от тоски и печали:
Выпьем рюмочку до дна,
Выпьем чарочку до дна,
Выпьем так, чтоб дно увидеть в бокале.

Какие были прежде дни, какие ночи!
Переливались струны звонкие гитары.
И, в погребочках откупоривая бочки,
Всю ночь гуляли развесёлые гусары.

И катились времена,
И летели времена,
И другие времена наступали.
Пили рюмочку до дна,
Пили чарочку до дна,
А потом ещё вина наливали.
Как бы лихо ни жилось,
Как бы горько ни пилось,
Есть спасенье от тоски и печали:
Выпьем рюмочку до дна,
Выпьем чарочку до дна,
Выпьем так, чтоб дно увидеть в бокале.

Мы все себя порою чувствуем царями
И по-гусарски улыбаемся безбедно.
Собравшись вечером на кухоньке с друзьями,
По рюмке чаю иногда принять невредно.
Медовой браги в кружку царь плеснул немножко
И уж не злится, а с народом веселится.

И катились времена,
И летели времена,
И другие времена наступали.
Пили рюмочку до дна,
Пили чарочку до дна,
А потом ещё вина наливали.
Как бы лихо ни жилось,
Как бы горько ни пилось,
Есть спасенье от тоски и печали:
Выпьем рюмочку до дна,
Выпьем чарочку до дна,
Выпьем так, чтоб дно увидеть в бокале.

Какие были прежде дни, какие ночи!
Переливались струны звонкие гитары.
И, в погребочках откупоривая бочки,
Всю ночь гуляли развесёлые гусары.

И катились времена,
И летели времена,
И другие времена наступали.
Пили рюмочку до дна,
Пили чарочку до дна,
А потом ещё вина наливали.
Как бы лихо ни жилось,
Как бы горько ни пилось,
Есть спасенье от тоски и печали:
Выпьем рюмочку до дна,
Выпьем чарочку до дна,
Выпьем так, чтоб дно увидеть в бокале.

Мы все себя порою чувствуем царями
И по-гусарски улыбаемся безбедно.
Собравшись вечером на кухоньке с друзьями,
По рюмке чаю иногда принять невредно.
***
Мы сидели друг напротив друга,
Золотилось лёгкое вино.
За окном скулила песни вьюга,
И лазутчик-холод полз в окно.

Это было так странно —
В небе лунное танго
Под мелодию грусти
Танцевала звезда.
Это было так странно,
Это лунное танго
Нас с тобой не отпустит
Никуда, никогда.

Проведи холодною ладонью
По щеке пылающей моей.
Ты была так долго постороннею,
А теперь стала мне всех родней.

Нас вела любовь дорогой длинной,
Ей, казалось, не было конца.
Отогрел холодный вечер зимний
Наши одинокие сердца.
***
Где-то, когда-то, а может быть, даже во сне
В жизнь мою войдёшь негаданно,
И снова, как раньше, притронешься нежно ко мне,
И забуду я все обиды.

А золотая нить запуталась, путалась, вилась,
Та, что связала нас.
Душа привязана, связана с тобой
Нитью золотой.
Томлюсь, как пленница, пенится волна
В море моей любви,
Бьётся в берег моей печали.

Как я боялась порвать эту тонкую нить,
Ты не смог понять, любимый мой.
А я, как и прежде, сумею понять и простить,
Чтобы только мы были вместе.
***
Я всё время вспоминаю
Наши старые дворы,
Где под осень расцветали
Золотые шары.
В палисадниках горели
Жёлтым радостным огнём.
Плыли тихие недели,
Так и жили день за днем.

Золотые шары – это детства дворы,
Золотые шары той далёкой поры.
Золотые шары, отгорели костры,
Золотые костры той далёкой поры.

Возвращались все с работы,
Был не нужен телефон.
Были общие заботы
И один патефон.
Танго старое звучало,
Танцевали, кто как мог.
От двора легло начало
Любви, судьбы, дорог.

Золотые шары – это детства дворы,
Золотые шары той далёкой поры.
Золотые шары, отгорели костры,
Золотые костры той далёкой поры.

Я с утра куплю на рынке
Золотых шаров букет.
Выну старые пластинки,
Словно память тех лет.
Всех, с кем жили по соседству,
Тёплый вечер соберёт,
И опять дорогой детства
Нас память поведёт.
***
А ты живёшь на верхних этажах,
У неба на краю.
А я иду по лезвию ножа,
Иду в судьбу твою.

А мне стоп-кран бы вовремя нажать,
Но я не знаю как.
И я иду по лезвию ножа,
Счастливый, как дурак.

А ты прольёшь горючую слезу
И скажешь, что ждала.
Прости меня, что я живу внизу,
Сложились так дела.

Не будь со мной колючее ежа,
Не будь змеи хитрей.
Ведь я пришёл по лезвию ножа,
Впусти меня скорей.

И пусть нам хором ангелы поют,
И черти пляшут пусть.
А ты живёшь у неба на краю,
И я там поселюсь.

А мой подвал недорого сдадим
С ключом от гаража,
Плевать на всё, что было позади,
До лезвия ножа.

Амур-шалун согнёт дугою лук,
Стрелой своей дразня.
А ты сомкнёшь кольцо горячих рук
На шее у меня.

Открой окно в предутренний туман,
Спугни весёлых птиц.
А жизнь сама напишет наш роман
Из нескольких страниц.

Где ты живёшь на верхних этажах,
У неба на краю,
Где я иду по лезвию ножа,
Иду в судьбу твою.

Ты надо мною госпожа,
А я твой верный паж.
Иду по лезвию ножа
На верхний твой этаж.
***
Солнце жгучим шаром
Нестерпимым жаром
В небе полыхало,
Землю обжигало.
Землю обжигало.
По пескам сыпучим,
Жаждою измучен,
Босиком, в лохмотьях,
Шёл народ к свободе.

Шолом, уставший,
Шолом, страдавший,
Не потерявший лучшее, народ.
Живи спокойно,
Живи достойно
И знай – не может вечным
быть исход.

Кто судьбу пророчит?
Дни сменяли ночи.
К ночи жар остынет,
Нет конца пустыне.
Впереди идущий
Знал сердца и души.
Вёл и вёл народ он
От рабов к свободе.

Шолом, уставший,
Шолом, страдавший,
Не потерявший лучшее, народ.
Живи спокойно,
Живи достойно
И знай – не может вечным
быть исход.

Под звездою жёлтой
Сколько лет прошёл ты?
Мой народ печальный
И многострадальный.
И смывало горе
Мраморное море.
Ты пришёл в желанный
Край обетованный.
***
Нежно трещали цикады,
Бриз гладил море слегка
И от сиянья нежного взгляда
Сердце рвалось в облака.

Как гром, как ненастье
Нагрянуло счастье
Любовь мою грусть догнала
И вздрогнул от страсти
Браслет на запястье,
Когда я тебя обняла.

Ходики такт отбивали
Мне захотелось вдруг спать.
В храме небесном мы побывали
И возвратились опять.

Что ж ты, мой ангел небесный
Так на земле нехорош?
Взял и испортил лучшую песню,
Сам же её не поёшь!
***
Как недавно это было, как давно,
Цвет акаций осыпался, как в кино.
На ветру летели стайкой лепестки,
И ложились в тёплый ковш твоей руки.

А потом ты опрокинул этот ковш,
И над нами прошумел цветущий дождь.
Ты, как маленький, зажмурился смешно,
Как недавно это было, как давно.

Я с тех пор почти забыла голос твой,
Торопливый звук шагов по мостовой,
Всё засыпал облетевший белый цвет,
Не засыпал только память прежних лет.

Лет, когда цветы летели, как в кино,
Лет, когда ты так зажмурился смешно,
И когда ты приходил, и так любил,
И когда ты вдруг ушёл и всё забыл.

Хочешь, я тебя прощу,
Хочешь, снова в жизнь впущу,
Хочешь, сам меня обратно позови.
Дверь, как раньше, затвори ,
Нежных слов наговори
О своей, так и не сбывшейся любви.

Сколько вёсен пролетело с этих пор,
Облетал и снова цвёл наш старый двор,
Где с тобой тогда мы были так близки,
А сейчас к другим слетают лепестки.

Цвет акаций так недолог, ну и пусть,
Я с тобой узнала, что такое грусть,
Поняла с тобою, что такое боль,
И какой бывает горькою любовь.
***
Закрой глаза и уплыви
На старом плотике любви
В тень той черёмухи шальной,
Где ты была нежна со мной.
Где ночь упала чёрной масти,
Где я тебе шептал о счастьи.
Как ты мне верила тогда!
Куда же делось всё, куда?

Как юных дней недолог срок!
Летящий почерк, пара строк,
В твоих запутанных словах
Любовь забытая жива.
Страницы лет переверни и верни былые дни,
И мы останемся одни и свет погасим.
Вокруг черёмуховый цвет,
И нам с тобой по двадцать лет,
Я, как тогда, опять тебе
Шепчу о счастьи.

Не думай, что там впереди,
К гадалкам тоже не ходи.
Пускай трамвайчик нас речной
Прокатит по Москве ночной.
Опять мне что-нибудь наври
И виновато посмотри,
Как в те счастливые года.
Куда же делось всё, куда?!
***
Какое счастье быть с тобою в ссоре.
От всех забот взять отпуск дня на два,
Свободной птицей в голубом просторе
Парить, забыв обидные слова!

Какое счастье, на часы не глядя,
В кафе с подружкой кофе пить, болтать,
И на тебя эмоции не тратить,
И вообще тебя не вспоминать!

Какое счастье, как бывало раньше,
Поймать глазами чей–то взгляд в толпе,
И, замирая, ждать, что будет дальше,
И ничего не объяснять тебе!

Какое счастье, смазать чуть помаду,
И на углу купить себе цветы.
Ревнуй, Отелло, так тебе и надо,
Всё это сам себе устроил ты!

Какое счастье – сесть в троллейбус поздний
И плыть неспешно улицей ночной,
И за окном увидеть в небе звёзды,
И вдруг понять, как плохо быть одной!

Какое счастье поздно возвратиться,
Увидев свет, знать – дома кто–то есть,
И выйдешь ты, и скажешь – хватит злиться,
Я так устал, дай что–нибудь поесть!
***
Капризная ты, ну просто беда,
Чего же ты хочешь, сама и не знаешь.
Поедем туда, не знаю куда –
Ты присказку эту всегда повторяешь.

Там хорошо, где нас с тобой нет,
Там дни длинней, а ночи короче.
Там ярче закат,
Нежнее рассвет,
Приедешь туда, и обратно захочешь.

Характер я твой хочу изучить –
Чего же ты любишь, чего тебе надо.
Не в радость тебе и солнца лучи,
Летящему снегу ты тоже не рада.

Дорогу нам пусть укажет звезда,
Ковёр-самолёт возьмём в пункте проката.
И купим билет, не знаю куда,
Не знаю куда, но туда и обратно.
***
Говорят, что это было
Много лет тому назад.
Клара Карла полюбила
За красивые глаза.
За его негромкий голос,
За его высокий рост.
Но девчонка прокололась,
Парень был не так уж прост.

Ведь Карл у Клары украл кораллы —
Колечко, брошку, кулон, браслет.
Она страдала,
Но не рыдала,
Купила Клара ему кларнет.

Говорят, он удивился,
Поднося к губам предмет.
И волшебный звук полился,
О любви запел кларнет.
Разбудило сердце чувство,
Карл был, в общем, не злодей.
Да, прекрасное искусство
Так влияет на людей.

Вернул Карл Кларе её кораллы —
Колечко, брошку, кулон, браслет.
Она любила,она простила,
С тех пор той пары счастливей нет.

Говорят, родились дети,
Как родители, точь-в-точь —
Сын играет на кларнете,
Вся в кораллах ходит дочь.
И порой они все вместе,
Перепутав весь сюжет,
Распевают хором песню
Про кораллы и кларнет.

Что Карл у Клары украл кораллы —
Колечко, брошку, кулон, браслет.
Она, бедняжка,
Страдала тяжко,
Потом украла его кларнет.
***
Я не думала, что мне ты
Отведёшь такую роль –
Я гадала на валета,
А, выходит, ты – король.

Я не верю картам, милый,
Ни вальту, ни королю
Просто так тебя любила,
Просто так и разлюблю.

Сколько раз мне карты врали,
И дурачили меня.
А король в дороге дальней
С дамой треф мне изменял.

Что ж, любимый, карта бита,
Знай – всему приходит срок.
Та история забыта.
Невезучий я игрок.

Карты-картишки брошены веером
Я тебе слишком, милый мой, верила.
Счастье, как вспышка –
Блеснуло, погасло.
Карты-картишки,
Всё с вами ясно.
***
Говорила мне в юности девочка,
Так задумчиво глядя в окно,
Что моя хулиганская кепочка
Не дает ей покоя давно.

Что она совершенно не учится
И зачёт не сдала до сих пор,
Что её заставляет так мучиться
Легкомысленный этот убор.

Ах, кепочка ты, кепочка,
Да нет тебе цены.
У нас в России в кепочках
Гуляют пацаны.
Ах, кепочка ты, кепочка,
Фасончик высший класс.
Носите, люди, кепочки.
Кто в кепках, тот за нас!

Мне хотелось ответить ей: деточка,
Ты подумай немножко сама.
Ведь моя залихватская кепочка
Уже стольких сводила с ума!

Но на тополе хрустнула веточка,
Белый цвет полетел по двору,
И я снял перед девочкой кепочку
И надел её только к утру.
***
Устав от знойных прерий,
Ковбой вернулся к Мери,
Когда его красотка не ждала.
В окошко постучал он,
И, как бы для начала,
Спросил он у красотки: как дела?

Как раз спускался вечер,
Она прикрыла плечи,
Два солнышка пылали на щеках.
Ковбой, тебе я рада,
Но понял он по взгляду,
Что солнышко потонет в облаках.

У ковбоя не было отбоя,
Не было отбоя от подруг.
Ведь ковбой был так хорош собою,
Что его любили все вокруг.

Сказал ковбой: — О,Мери!
Тебе я слепо верил,
Не вовремя явился, извини.
Прощай, моя красотка,
Забудь мою походку,
И всё, что прежде было, зачеркни!

Он выпил пепси-колы
И голосом весёлым,
Сказал ей: — Нам с тобой не по пути.
С тех пор он где-то скачет,
А Мери ждёт и плачет,
Ведь ей такого парня не найти.
***
Колокольчик детства моего
Я опять услышала его.
Он забытым голосом
Мне опять напомнил всё,
Колокольчик детства моего.

Там остался мой далёкий дом,
Нежный дым сирени за окном.
Где с утра до вечера
Пели птицы певчие,
Там остался мой далёкий дом.

Жаль,
Уносятся вдаль
От взрослой поры
Детства милые дворы.
Жаль,
Но эта печаль
Нежна и легка,
Словно детская рука.

Колокольчик, тайну знаешь ты,
Знаешь, где сбываются мечты.
Где прощают шалости,
Нет обид и жалости,
Колокольчик, тайну знаешь ты.

Колокольчик мой, звучи, звучи,
Быть меня счастливой научи,
Чтоб мне птицей певчею
Петь с утра до вечера,
Колокольчик мой, звучи, звучи.
***
Снова осень сгорела пожаром
На пороге холодной зимы.
Говорят, мы с тобою не пара
И не сможем быть счастливы мы.

Говорить, пожимая плечами,
Может каждый, кто хочет, любой,
Но как сладко нам вместе ночами,
Только мы понимаем с тобой.

Кто сказал, что в любви есть законы
И что правила есть у судьбы,
Тот не знал нашей ночи бессонной,
Тот, как мы, никогда не любил…

Холода наши души не тронут,
Нашей ночи не стать холодней.
Кто сказал, что в любви есть законы,
Ничего тот не знает о ней.

По любви мы крадемся, как воры.
Перед кем мы виновны, скажи?
Наша ночь гасит все разговоры
И звездой на подушке лежит.

Ты вздохнешь легким облачком пара
На замерзшее к ночи окно.
Мы и правда с тобою не пара,
Нас любовь превратила в одно.
***
Там, в кипарисовой аллее,
Закат украсил летний зной.
Вы, о любви слова жалея,
Молчите пристально со мной.

Во взгляде вашем знак вопроса,
Шаги по гравию шуршат.
И прилетают альбатросы
Молчанье наше нарушать.

Сидеть в тени за чашкой кофе
Хоть вечность с вами я хочу.
У вас такой прекрасный профиль,
А про анфас я промолчу.

Страницы наших биографий
Зальёт недолгий солнца свет.
Пейзаж курортных фотографий
С годами так теряет цвет…

И, может, я пишу напрасно
На оборотной стороне —
Я – третий справа в майке красной.
Не забывайте обо мне!
***
Я развлекалась на балу,
Ждала карета на углу,
Весёлый кучер был высок и синеглаз.
Была я пьяною слегка,
Его могучая рука
Была такой горячей, помню, как сейчас.

А кони воздух
Взбивали гривами,
И разлетались
На небе тучи.
Миг канул в вечность,
Где я счастливая,
Где этот вечер,
И этот кучер.

Чтоб дамой знатной в свете слыть,
Не дело кучера любить.
Такие правила, поверьте, не верны.
Ах, лучше б мне его не знать!
Я позабыла, что я знать.
В делах любовных принцы с нищими равны.

Был кучер так собой хорош,
Как вспомню, так по делу дрожь.
Меня штормило, волны были – высший балл.
Ах, кучер мой, гони коня,
И прокати ещё меня,
Я влюблена, будь он неладен, этот бал!!!
***
Под самую ночку сгустился туман
Летучая почта, летучий роман.
Ваш взгляд мимолётный, пленительный бал,
От жизни походной гусар так устал.

Ах, пол-листочка,
Пылкая строчка.
Короткая ночка,
Летучая почта.

Ах, шелест муара, и запах духов,
На память вам пару в альбомчик стихов.
Любовь? Ну конечно, куда ж без любви?
Гусарская нежность с шампанским в крови.

Качнёт занавеску впорхнувший рассвет.
Не время, не место для пылких бесед.
В дорогу из ночи позвал барабан…
Летучая почта, летучий обман.
***
Жизнь мне вечные сюрпризы
Нет-да-нет преподнесёт.
У моей подруги Лизы
Ой, характер! Ой, не мёд!

Мне казалось, счастье близко,
Но никак не добегу.
Без прописки в сердце Лизки
Поселиться не могу.

Лиза, Лиза, Лиза!
Ты брось свои капризы.
Сама не понимаешь,
Что ты с огнём играешь.
Слышишь, Лизавета,
Поторопись с ответом,
Иначе будет поздно,
Я говорю серьёзно.

Я тону в твоём коварстве,
Как в стремительной реке.
Ты – другое государство,
Где граница на замке.

Мне судьба бросает вызов,
Сто препятствий на пути.
Мне без визы в сердце Лизы
Не проехать, не пройти.
***
Нити лунного затменья
Тени спутали, и он
Измучен в поисках решенья.
Странный мой учитель томный.
Оступиться я боюсь,
Крадусь наощупь ночью тёмной.
Мне лунное затменье спутало движенья.

Жёлтый лунный кружок,
Мой защитник-дружок.
Не пойму, куда идти,
Появись, посвети.
На запутанный след
Урони жёлтый свет.
Сделай самой нежной
Ученицей грешной.
Жёлтый, лунный кружок,
Прогони дрожь и шок.
Перекинь свой тонкий мост
В многоточие звёзд.
Разбуди сознанье
Томного созданья.

По неведомым дорожкам
Лабиринт весь обойти
Не оступившись очень сложно.
Ничего вокруг не слыша,
Я ступаю наугад,
А мой учитель рядом дышит.
От лунного затменья
Сбой сердцебиенья.
***
В партитурах нотных сложных
Вечно путались кларнеты,
Всевозможные вельможи
Замирали в менуэтах.
Кринолины дам роскошно
В такт качали силуэты,
И как сабли в тонких ножнах,
Они прятались в корсетах.

В канделябрах меркли свечи,
Лили звуки клавесины.
В старом замке каждый вечер
Свечи грустные носили.
Засыпая, кавалеры
Там о женщинах вздыхали,
Чьи прелестные манеры
Ночью тоже отдыхали.

Золотистым сердоликом
Солнце на небо всходило
И светило всем великим,
Не великим всем светило.
Парики вельмож дремали,
Пудра вяло осыпалась.
И величье их регалий
В днях былых навек осталось.
***
Мне приснился ласковый мужик —
Невысокий, а глаза, как блюдца.
И за ночь он так ко мне привык,
Что я утром не могла проснуться.
Он всю ночь меня не отпускал.
Обнимал до пупрышек на коже.
Ну никто меня так не ласкал
Ни до мужика, ни после тоже.
Такой был ласковый мужик,
Мне с ним всю ночь так сладко было.
Исчез он так же, как возник,
И, как зовут, спросить забыла.
Я ему шептала: — Уходи,
А сама боялась, что заплачу.
И остался на моей груди
Отпечаток губ его горячих.
Это сон был, только и всего,
Но с тех пор я в нём души не чаю.
Вдруг во сне вы встретите его,
Передайте — я о нём скучаю…
***
Мне тридцать лет, а я не замужем.
Как говорят, не первой свежести.
А в сердце чувств такие залежи,
Такой запас любви и нежности!

Моим богатством нерастраченным
Так поделиться с кем-то хочется.
«Да на тебе венец безбрачия», —
Сказала мне соседка-склочница.

Молчала б лучше, грымза старая,
Да помогла б мне с этим справиться.
Все говорят, я девка статная,
И не дурна, хоть не красавица.

Как вкусно я варю варение,
Как жарю кур с румяной корочкой!
И кто б мне сделал предложение,
Не пожалел бы ну нисколечко!

Тут заходил один подвыпивший.
Жену с детьми отправил к матери.
Час посидел, мне душу выливши,
Потом ушёл. Дорога скатертью.

А скоро праздники подкатятся.
Пойду к подружкам на девичник я.
Вчера себе купила платьице.
Не дорогое, но приличное.

Надену лаковые лодочки,
Войду в метро, как манекенщица.
Потом с девчонками, под водочку,
Нам, может, счастье померещится.

На платье ворот в белых кружевах,
И в нем такая я красавица!
Подружки обе, хоть замужние,
Но, в общем, тоже несчастливые.

Мужья их в доме гости редкие.
Один – моряк. Все где-то плавает.
Другой встречается с соседкою.
Но дети есть, а это – главное.
***
А я уже на финишной прямой,
И расстоянье с каждым днём короче.
А ты всё тянешь время, милый мой,
И замуж брать меня никак не хочешь.

Сижу у телефона до утра
И от звонков в парадном замираю.
Пусть кто-то говорит: любовь – игра!
Но я в такие игры не играю.

Я с тобой теряю время,
Все об этом говорят.
Я с тобой теряю время,
Я теряю время зря.

Да, согласна я со всеми,
Но тебе одно скажу:
Я, с тобой теряя время,
Что то в этом нахожу.

А я смотрюсь всё реже в зеркала.
Причины нет, но так, на всякий случай.
Я бросила б тебя, но поняла,
С тобой не сладко, без тебя не лучше.

Я слышу разговоры за спиной,
Но что же делать? Время вспять не сдвинешь.
И я бегу по финишной прямой,
Но точно знаю – ты и есть мой финиш.
***
Ночь яркие созвездия
Монистами развесила
Кострами разукрасила
Цыганское житьё.
А скрипки растревожено
Поют в ночи восторженной,
Взлетает буйным праздником
Лоскутное шитьё.

Монисты, монисты,
Звенят, звенят, звенят.
Монисты, монисты,
Цыган манят.

Напевы кони слушают,
Но гаснет в небе кружево,
Заходит серп за облако,
Светлеет край небес.
Ах, как кружит неистово
Цыганка голосистая,
И как звенит монистами
В неё вселённый бес!
Монисты, монисты,
Звенят, звенят, звенят.
Монисты, монисты,
Цыган манят.

К утру костром погашенным
И в платьях не поглаженных
Цыганки шумным табором по городу пройдут
Никто не догадается,
Что ночи дожидаются,
Когда над спящим табором
Монисты звёзд взойдут.

Монисты, монисты,
Звенят, звенят, звенят.
Монисты, монисты
Цыган манят.
***
Море волновалось, море бушевало,
Море будто злилось на тебя.
Ты со мной осталась, нежно целовала,
Но уже как прежде не любя.

В розовых закатах, в розовых рассветах
Солнце раскалялось в вышине.
Ни в твоих вопросах, ни в твоих ответах
Интереса не было ко мне.

Брызнув алым соком спелого граната,
Ты его делила пополам.
А глаза смотрели как-то виновато,
Я бы всё отдал таким глазам.

Море волновалось, море бушевало,
Море било пеной в берега.
В жизни всё проходит, будто не бывало,
Только ты мне вечно дорога.
***
А я приду на дискотеку в платье розовом,
Я новым феном круто кудри накручу.
Я так мечтаю выйти замуж за Морозова,
Я так носить его фамилию хочу.

А он такой холодный, как его фамилия,
Он ни когда не говорит мне тёплых слов.
Ах, красота моя, выходит, ты бессильная –
Не можешь ты разжечь в душе его любовь.

А он давно сидит в душе моей занозою.
Её не вытащить, к чему ходить к врачу?
Я так мечтаю выйти замуж за Морозова,
Я так носить его фамилию хочу.

А он всегда один сидит в углу с гитарою,
О чем звенит его печальная струна?
Идут девчонки с дискотеки вечно парами,
А я который вечер топаю одна.

Окно открою в ночь печальную и звёздную,
Магнитофон с любимой музыкой включу.
Я так мечтаю выйти замуж за Морозова,
Я так носить его фамилию хочу.

И как обычно до утра одна проплачу я,
Перегорит когда-нибудь во мне накал,
Я разозлюсь и выйду замуж за Горячева.
Он, между прочим, мне об этом намекал!

Ой, Морозов, ты слышишь, Морозов,
Отогрей своё сердце, оттай.
Ой, Морозов, ты слышишь, Морозов,
За меня себя замуж отдай!!!
***
Вечер был безоблачный и звёздный,
От луны рассеивалась мгла.
Помнишь, ты пришла в мой дом с мороза
И такой растерянной была.

От вина оттаивали губки,
Мы вели негромкий разговор.
Я тебя весь вечер называл голубкой,
Сколько дней промчалось с этих пор!

Моя голубка, моя голубка,
Согрелась ты в моих руках.
Моя голубка, моя голубка,
И снова скрылась в облаках.
Моя голубка, моя голубка,
С тобой я словно во хмелю.
***
Моя душа настроена на осень,
Гостит печаль на сердце у меня.
Опять часы показывают восемь —
Короткий миг сгорающего дня.
В тот день в саду проснулись хризантемы
И были так беспомощно-нежны…
Когда вы вдруг коснулись вечной темы,
Я поняла, что вы мне не нужны.
Открыт мой белый веер
Сегодня не для вас.
Я укорять не смею
Прохладу ваших глаз.
Быть нежной вам в угоду
Я больше не могу.
Вы цените свободу?
Что ж, я вам помогу.
Я тороплю мгновенья к листопаду,
К холодным дням мгновенья тороплю.
Я вас прошу, тревожиться не надо.
Мне хорошо, но я вас не люблю.
Хрустальный дождь рассыпан по аллеям,
Вздохнете вы – погода так скверна!
А я, мой друг, нисколько не жалею,
Что прошлым летом вам была верна.
***
Обидели муху, обидели.
В ней просто букашку увидели.
Подумаешь, муха!
Накрыли ладонью —
Ни слуха, ни духа.

Расстроена муха, расстроена,
Жужжит она с силой утроенной.
Заметили муху.
Отметили муху.
Летит она ввысь,
Ни пера ей, ни пуха.

Везучая муха, везучая,
В слона превратилась могучего.
Подумаешь, муха!
Обычная муха!
В слона превратилась не только по слухам.

Обидчики муху обидели,
Что станет слоном – не предвидели.
Подумаешь, муха!
Обычная муха!
Накрыла их лапой – ни слуха, ни духа!!!
***
Мы с тобой на сеновале
В небе звёздочки считали,
И летели с неба звёзды,
Сеновал поджечь грозя.
Мы с тобой на сеновале
Два желанья загадали
И узнали слишком поздно,
Что загадывать нельзя.

Стороной пролетели тучи,
Стороной прошумели ливни,
Стороной прогремели грозы,
Нам дождиночки ни одной.
Может, всё бы сложилось лучше,
Может, были бы мы счастливей,
Если б в небе июльском звёзды
Не летели бы стороной.

Мы с тобой на сеновале
Вспоминали, горевали
И слова к хорошей песне
Всё придумать не могли.
Мы с тобой на сеновале
Даже не подозревали,
Что о пламя звёзд летящих
Мы сердца не подожгли.
***
Пылал закат сгорающего лета,
Её прибила пенная волна.
Была в глазах пронзительного цвета
Вся синь небес и моря глубина.

Движенье рук её неосторожных
Вдруг разожгло огонь в моей крови.
Случилось то, что было невозможно,
И стал я снова пленником любви.

А мне казалось, мне казалось,
Что ничего мне в жизни не осталось.
Что всё в былом – победы, пораженья,
И чьих-то рук случайные движенья.

Она была посланником небесным
И преисподней огненным гонцом.
И в ней грешил и тихо слушал мессу
Коварный демон с ангельским лицом.

Но пробужденье было неизбежным.
И наважденью наступил конец.
Вмиг растворился мой посланник нежный,
А вслед за ним и огненный гонец.
***
Плесните колдовства в хрустальный мрак бокала.
В расплавленных свечах мерцают зеркала,
Напрасные слова — я выдохну устало.
Уже погас очаг, ты новый не зажгла.

Напрасные слова — виньетка ложной сути.
Напрасные слова нетрудно говорю.
Напрасные слова — уж вы не обессудьте.
Напрасные слова. Я скоро догорю.

У вашего крыльца не вздрогнет колокольчик,
Не спутает следов мой торопливый шаг.
Вы первый миг конца понять мне не позвольте,
Судьбу напрасных слов не торопясь решать.

Придумайте сюжет о нежности и лете,
Где смятая трава и пламя васильков.
Рассыпанным драже закатятся в столетье
Напрасные слова, напрасная любовь.
***
Целый день над крыльцом кружились осы,
Как умела, отбивалась я от ос.
Говорят, что ты меня, любимый, бросил,
Но никто ещё моих не видел слёз.

Лебедой заросла к тебе дорожка,
Не помнётся под ногами лебеда.
Пусть с тобой счастья было лишь немножко,
Но за то разлука тоже не беда.

Ты не рви на груди своей рубашку,
Изменил, так душою не криви.
Уходи и люби свою Наташку,
Обойдусь я как-нибудь без твоей любви.

На душе притаился камень тяжкий,
Не даёт на других смотреть парней.
Вот возьму я и покрашусь, как Наташка,
Вот тогда и разберёмся, кто главней.

Ты же сам закатил мне в душу камень,
Так зачем, как раньше, смотришь мне в глаза?
Я хочу, чтоб за все мои страданья
Побольней тебя ужалила оса!
***
Я как-то отдыхала
В объятиях нахала.
Он мне словами голову кружил.
Балдела я от счастья,
Душа рвалась на части,
А он шептал: «Ну что ты так дрожишь?»

И были так желанны
Горячих глаз каштаны.
Я жизнь свою поставила на кон.
Но был недолгим праздник,
Цветы завяли в вазе,
И оборвался мой недолгий сон.

Оборванным сюжетом,
Куплетом недопетым
Досталась мне на память эта ночь.
Я отравилась ядом
Каштанового взгляда,
И никаким лекарством не помочь.

Но я не стала злее
И вовсе не жалею,
Что жизнь свою сломала об него.
А то, что я вздыхала
В объятиях нахала —
Так то любовь. И больше ничего.
***
Не закажешь судьбу, не закажешь,
Что должно было сбыться, сбылось.
И словами всего не расскажешь,
Что мне в жизни прожить довелось.
Что мне в юности снилось ночами,
Что ночами мне снится сейчас,
Отчего весел я и печален, —
Это грустный и долгий рассказ.
Я листаю былого страницы,
Всё там — дружба, потери, любовь.
Не остаться тем дням, не забыться,
Не вернуться прошедшему вновь.
Пусть мне ветер волос не взъерошит,
И серьезён за здравье мой тост,
Жизнь до срока мне крылья не сложит,
А до срока ещё, как до звёзд.
А жизнь прожить, а жизнь прожить —
Не поле перейти.
Судьба шептала мне: — Держись!
Кричала: — Отойди!
Судьба меня бросала вверх
И сбрасывала вниз,
Но жить, боясь всего и всех, —
Какая ж это жизнь!!!
***
И сегодня, и вчера, и в другие вечера
До утра сижу одна и яркий свет не зажигаю.
В чёрном небе круг луны,
О тебе я вижу сны,
Но тебе я не нужна,
У тебя теперь другая.

Но я вернуть тебя хочу,
Как заклинание шепчу:
Не оставляй меня одну,
Я ненавижу тишину,
Ревнуй, а хочешь, изменяй,
И лишь одну не оставляй.

Вот на фото ты и я,
И заморские края,
Слышно, как шумит прибой
И в волны в пене набегают.
Не вернуть, и не забыть,
Без тебя учиться жить,
Знать, что больше ты не мой,
У тебя теперь другая.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.