Стихи Леонида Захарова для детей

Стихи

Стихи для детей всегда должны быть интересными, веселыми и складными, чтобы читать и учить их было просто и приятно. В данной подборке представлены стихи Леонида Захарова для детей. Эти стихи с очень занимательным сюжетом и просты для восприятия.

Шел бедняк
Однажды к рынку,
Нёс он с курицей
Корзинку
И мечтал:
«Продам несушку
И куплю себе индюшку.
Откормить индюшку просто –
Станет мне по пояс ростом,
На базар её свезу,
Обменяю на козу.
Будет козочка давать
Молока ковшей по пять,
Каждый ковшик – по рублю,
Кучу денег накоплю
И куплю
Тогда я тёлку:
В тёлке
Все же больше толку –
Станет тёлочка коровой,
Будет крепкой и здоровой,
От коровы молока
Потечёт ко мне река,
Ну а мне того и надо,
И смогу купить я стадо.
Это стадо через год
Принесёт большой доход,
Стану важным богатеем,
На горе построю терем,
Буду нищим подавать,
Заведу себе
Кровать,
Спать я буду до обеда,
Жить я в город перееду,
Буду толст, как самовар…»

Вот пришел он на базар,
Встал у запертых ворот
И несушку продаёт.
Час стоит,
Другой стоит,
Вдруг прохожий говорит:
– Ты чего стоишь,
Бездельник?
Ведь сегодня понедельник.
Видишь, заперты ворота:
Здесь торговля по субботам.
До субботы нипочём
Ты не станешь
Богачом.

Вот бедняк вернулся с рынка,
Глядь –
Яйцо на дне корзинки.

Поразмыслил он немножко,
Положил яйцо в лукошко,
Понял: надо подождать
И несушке время дать –
Нанесёт десятков пять,
Можно с выгодой продать
И тогда козу купить,
Чтобы денег накопить.

Он прикрыл в курятник двери,
А когда пошёл проверить,
Всё ль у курицы в порядке,
Посмотрел –
Под ней цыплятки:
Три пушистеньких комочка
Прикрывает телом квочка.

«Для продажи это мало,
Откормлю я их сначала».

Задал корма он цыплятам…
Подросли они – куда там:
Кукарекают чуть свет,
Никакого сладу нет!

Надо, кстати, вам сказать,
Что бедняк любил поспать,
А теперь встаёт с рассветом:
Он и рад поспать,
Да где там!
Ведь петух – шальная птица,
По утрам ему не спится,
А когда втроём горланят,
То и мёртвый сразу встанет.

Раньше стал бедняк вставать –
Больше стал он успевать.
Хорошо пошли дела:
Есть корова,
Два вола,
Три свиньи,
Четвёртый – хряк,
Больше он уж не бедняк,
А зажиточный мужик.
К петухам своим привык,
Кормит просом и пшеницей
И не может нахвалиться.
В дружбе с ними он живёт,
Никому не продаёт.
***
Жили некогда два брата:
Бедный брат и брат богатый.
Звали бедного Иваном,
А богатого – Богданом.
Не был бедный брат лентяем,
Но ни разу урожаем
Он похвастаться не мог:
Что ни сеет – всё не впрок.
То картошки недород,
То помёрзнет огород,
А когда лошадка пала,
То и вовсе туго стало.
Не осталось в доме пищи,
Стал Иван последним нищим.

Но известно: на Руси
Хочешь кушать – попроси.
Кто не пашет и не косит –
Каждый милостыню просит.

Но Иван был не такой,
Чтоб с протянутой рукой
Побираться по домам:
«Я с нуждою справлюсь сам.
Мне б лошадку на денёк,
Чтоб вспахать я поле смог».

Вот Иван приходит к брату,
Землю пашет брат богатый,
Только пашет не один –
С ним какой-то господин:
Лихо он пахать умеет:
Сразу пашет, тут же сеет.
Сам во всём похож на брата –
Толстый, сытый и усатый.

Ваня к брату: – Здравствуй, брат!
Вот откуда ты богат –
Видно, чёрт идёт за плугом.
Как же он тебе стал другом?

– Здравствуй, брат! Побойся Бога,
Чёрта я не звал в подмогу,
И не знал такой напасти,
А за плугом ходит Счастье.
Кто живёт со счастьем дружно,
Тем и чёрта звать не нужно.

Был совсем бедняк не весел,
Так и вовсе нос повесил,
Будто кто его обидел.
Он впервые счастье видел,
Только это Счастье брата.
– Ну а я в чём виноват-то?
Брат родной, скажи на милость:
Где ж моё-то заблудилось?

Подошло к ним Счастье брата,
То, что сыто и усато:
– Здравствуй, парень невезучий,
Что стоишь мрачнее тучи?
Ты, я знаю, парень ловкий,
Из терпенья свей верёвки,
Вдруг удачу и поймаешь.
Но тогда не отпускай уж!

Взялся бедный брат за дело –
Быстро время полетело.
Много дней без остановки
Из терпенья вил веревки,
Был привычен он терпеть –
Из верёвок сделал сеть.

Вот закончил он работу,
Смотрит – птица на воротах:
Гребешок и две серёжки,
А сама не больше кошки.
Вроде курица! Откуда
Бедняку такое чудо?

Угостить бы надо птицу.
Дал он курице водицы,
Развязал мешок заветный,
Где припрятан грошик медный.
Глядь – в мешочке горсть пшеницы!
Всё скормил бедняга птице,
Ни зерна не пожалел,
Хоть и сам три дня не ел.
И ему тот час же птичка
На ладонь снесла яичко.
Пусть яйцо не золотое,
А обычное, простое.
Понял Ваня: не иначе,
Эта курица – Удача.
Захотела прилететь –
Не понадобилась сеть.

Зря в народе говорится,
Будто курица – не птица.
Хоть живёт она в сарае,
В жилах птичья кровь играет,
Пусть неброское обличье –
Гордо бьётся сердце птичье.
А Удача на глаза нам
Не павлином иль фазаном,
А простой и скромной птицей
Может вдруг оборотиться.
Лишь одно определённо –
Что Удача – не ворона,
И того, кто зол, сердит,
Никогда не посетит.

Вдруг у птицы –
Дыбом перья!
Смотрит Ваня, а из двери,
Бормоча и приседая,
Вышла бабушка седая
И плюгавый старичок,
Весь как скрюченный сучок.
Оба к Ване, горько плача:
– У тебя теперь Удача.
Отпусти ты нас на волю.
Мы твои Нужда и Горе.

– Не пущу вас никуда,
Стойте, Горе и Нужда!
Отпусти вас, вы к другому
От меня пойдёте дому.

Чтобы людям не мешали,
Запер Ваня их в подвале
На засов и на запор.

Хорошо живёт с тех пор.
***
Безрогой бодливой корове рога
Кузнец отковал из металла.
И что же — она забодала врага,
Телячьей защитницей стала?

Отнюдь. Незабоданный враг жив-здоров,
Бодливость считает он басней:
Он знает, что стадо рогатых коров
Отары овец не опасней.

Корова как прежде сильна и строга,
Но вот парадокс: отчего-то
Как только корове достались рога,
Бодаться пропала охота.
***
Ворона – весьма музыкальная птица.
(Вот только ехидно смеяться не надо).
Конечно, в певицы
она не годится,
Зато инструменту хорошему рада.

Варваре совсем не по вкусу гитара
И арфа весьма неудобна для птицы:
Играла б когтями на струнах Варвара,
Но как ей за арфу при этом садиться?

Варвара могла бы играть на рояле
И даже могла бы на фортепиано,
Но клавиши сделать поуже нельзя ли,
Ведь бегать вдоль клавиш – противно и странно!

А разные флейты, кларнеты и трубы –
Ворона на них отродясь не играла:
Ведь клюв – это вам не мясистые губы,
И клювом дудеть удовольствия мало.

Вот звуки ударных Варвара любила:
Ударнику-мастеру клюв – не помеха.
Во всё, что гремит, она мастерски била,
При этом всегда добиваясь успеха.

Прекрасно грохочет в трубе водосточной,
Когда в неё камень бросаешь обычный,
Но дом выбирать надо не крупноблочный,
А новой постройки – высотный, кирпичный.

Консервная банка звучит, как фанфара,
И банка пивная – конечно, пустая.
Так громко на банках играла Варвара,
Как будто Варвар этих – целая стая!

И всё же бывают такие уроды,
Которые варварским звукам не рады.
Ну что ж, если слуха лишён от природы,
Не любишь искусства – не слушай, не надо.
***
Жил на свете
Васька кот…
Он и до сих пор живёт –
Как и в прошлой нашей сказке
Дом отличный
Есть у Васьки.
Возле дома в огороде
Васька целый день проводит,
Что-то сеет там,
Сажает,
Собирает урожаи.
Но всегда боится кот:
Вдруг опять
НЕ ТО
Взойдёт!
Васька
Крокус посадил.
Вырос Гена
Крокодил.

Согласитесь:
Очень мило
Стать владельцем
Крокодила.
Рыбу
Раньше кот удил,
Вдруг – извольте! –
Крокодил.
Вырос в шляпе
И с гармошкой
И у Васьки под окошком
Каждый вечер начал он
Петь про голубой вагон.
И при этом
Рос все выше
И дорос
Почти до крыши.
Чтоб его полить
Из лейки,
Кот вставал на две скамейки.

Но не зря старался кот,
Поливал свой огород:
Крокодилову гармошку
Приходили
Слушать кошки,
И теперь по всей округе
У кота
Живут подруги.

Май прошёл,
Июнь настал,
Колоситься Гена стал.
Стал
Как ёлочка
Пушист
Наш заслуженный артист,
Хоть в гирлянды наряжай.
Поспевает урожай.

Четверть пуда колосков
Кот
От шляпы
До носков
С крокодила накосил.
Как хватило только сил?

Васька был
Большой чудила –
Мало Ваське крокодила!
Он вспахал большое поле.

– Вася,
Сеять хочешь, что ли? –
Это Гена, крокодил.
Он кота предупредил:
– Ты посеял бы для пробы,
Посмотреть на всходы чтобы.
Ну, зерна хоть два
Иль три – посади
И посмотри

Где там!
Всё посеял кот.
У окошка сел и ждёт.

А пока котяра ждёт,
Догадайтесь,
Что взойдёт?

Крокодилы?
Вовсе нет.
Все такой дают ответ.
Васька тоже думал так,
Только он
Пропал впросак.

А взошли бы крокодилы –
Это б тоже
Славно было!
Это ж целый батальон
Спел бы песню
Про вагон!
Сразу тысяча гармошек –
Что осталось бы
От кошек?
Что взошло?
Читай по буквам:
Черепахи?
Ели?
Брюква?
Ульи?
Ракушки?
Арбузы?
Шоколадки?
Карапузы?
Игры – прятки и пятнашки?

Догадался? –
Ч Е Б У Р А Ш К И !

Разом
Вылезла
Орава –
Сверху, снизу,
Слева, справа.
Прут и прут
Без остановки
Мохноухие головки.
Возле Гены,
Как опята –
Чебурашки,
Чебурята!
Добрый Гена
Рад им всем –
Чебурахнулся совсем.

Прочь помчался бедный кот,
Диким голосом орёт.
Добежал до телефона:
– Присылайте три вагона,
И солдат пришлите
Взвод –
Пусть оцепят огород.
Присылайте самосвал,
Чебурашек чтоб забрал.
Или, может,
Самолёт
Чебурашек соберёт?

Посмотрел на небо кот:
Там летит не самолёт –
Чебурашки плотной стаей
К телефону подлетают.

Кот – вприпрыжку,
Вдруг споткнулся,
Потянулся и…
Проснулся.

Посмотрел на огород –
Все спокойно, дождь идёт.
А на Гене –
Ни росточка,
Ни цветка, ни колосочка.
Словно лист весенний
Чист
Огородный гармонист.
Он играет на гармошке,
Под зонтом стоят
Две кошки.

– Это ж надо! –
Молвил кот, –
Что во сне на ум придёт!
Крокодил ведь не пшеница,
Он не может
Колоситься.

Это знают все на свете,
Знают взрослые и дети:
Размножается он просто –
К р о к о д и л
Д а ё т
О т р о с т о к !

Леонид Захаров
***
Жил на свете
Васька кот,
Дом имел
И огород.
Просто чудо-огород:
Что посадишь –
Не растёт.
Лучше вовсе не сажай –
Вмиг получишь урожай.
По весне,
Как снег растает,
Чепуха произрастает
И в любой погожий день
Прёт из грядок
Дребедень.
Черт-те-что-не-знамо-как
Вдоль дорожек как сорняк,
Это-что-ещё-за-диво
Плодоносит без полива,
Чушь цветёт
Зеленым цветом,
Вот-те-раз,
К-чему-бы-это,
Ну-и-ну,
Вот-это-да
И другая ерунда
Заполняет огород…

Час посеешь –
День взойдёт,
А из дня созреет год,
Никогда – наоборот.

Если утром
Сеешь среду,
Прорастёт четверг
К обеду.
А вот с пятницей всегда
Настоящая беда:
Если тёплая погода,
Очень густо лезут всходы –
Прорастают слишком дружно,
Их полоть всё время нужно.
И бывает
В самом деле
Восемь пятниц на неделе.
Проворонишь –
И привет –
Восемь дней субботы нет.

А ещё бывает –
Крот
Воскресенье прогрызёт.
Это тоже плохо очень:
Станет день короче ночи –
Только выйдешь погулять,
Спать пора,
Ложись в кровать.

Крот-то ладно,
А червяк –
В огороде первый враг.
С червяком полно хлопот:
Он охотник
До суббот.
Жить в червивую субботу
Никому ведь неохота –
Тут уж нужен
Глаз да глаз.

А вот было как-то раз –
Вдруг нашла
На Ваську блажь:
Весь в поту проснулся аж!
Прибежал с большой лопатой:
«Буду я теперь богатый».
Посадил копейку он,
Но взошел не миллион –
Поначалу ничего
Не всходило у него.
Размечтался о деньгах,
Посмотрел –
Увы и ах! –
Вместо денег из земли
Жадность с завистью
Взошли.

Кот тогда
Решил схитрить –
Книжку в грядку посадить.
Вдруг из каждой из страницы
Ум для Васьки уродится –
Будет он Учёный кот!

Вот из дома в огород
Притащил огромный том
В переплёте золотом:
Книга в тысячу страниц
«ПРО МЫШЕЙ И МЕЛКИХ ПТИЦ».

Вскоре выросли кусты:
Вместо листьев –
Книг листы,
Есть картинки,
Всё честь честью.
Кот собрал страницы вместе,
Переплёл в красивый том.
Что прочёл он в томе том?
«КАК БЕРЕЧЬСЯ ОТ КОТОВ»
(Сборник мышкиных трудов).

«Нет уж, – думает, – шалишь!»
Посадил на грядку
Мышь
И накрыл посадку тазом.
Поутру
Хозяйским глазом
Заглянуть решил под таз…

«Где же всходы?
Вот те раз!»
Мышки нет,
А таз в порядке
И письмо лежит на грядке:

«Милый Вася, я ушла.
Ждут меня ещё дела.
Обо мне горюй не слишком.
Не скучай.
Целую.
Мышка.»

Ночь не спал.
Василий кот.
Что б ещё придумать?
Вот
По кошачьему совету
Закопал он…
Сказку эту.
Догадался молодец!!!
Слово выросло –
КОНЕЦ.
***
Вы помните, что было в городе летом?
Жара – и ни капли осадков при этом.
Варвара страдала от жажды.
Как странно –
На свете бывают пустынные страны,
Где много барханов, но мало колодцев,
Где просто из кранов водица не льётся:
От жажды страдают там бедные люди.
Но мы-то не ездим верхом на верблюде:
Есть в городе реки, озёра, каналы,
Фонтаны, пруды – разве этого мало?
Есть Мойка, есть Крюков канал,
есть Обводный –
Пускай не прозрачный, зато
полноводный.
И в лужах в избытке бывает водица –
Вполне бы хватило вороне напиться.
Так что же случилось?
Варвара узнала,
Что много микробов в воде из канала.
Да что там в канале!
Живут они даже
В канавке, текущей у стен Эрмитажа!
Всемирно известный музей, но, однако,
У стен его всякая
водится бяка!
Представьте: вода из Фонтанки и Мойки
Не чище, чем пища из банки в помойке.
О боже! Экологи сделали пробы.
И что же?
В Неве проживают микробы!
Прискорбно, что в городе трёх
революций
Потоками воды заразные льются,
И в пробах воды у Литейного моста
Микробы, амёбы… Не верится просто.
А Троицкий мост! Вы подумайте только:
И там обстановка не лучше нисколько!
В воде из Невы за Ростральной колонной
Бациллы – как в сточной канаве
зловонной.
О ужас!
Варвара узнала к тому же,
Что может микроб размножаться и в
луже:
Кто лужной хоть раз похлебает водицы,
Тот сразу заразою и заразится.
Узнала об этом Варвара, и что же?
С тех пор она пить из канала не может
И, как подобает вороне учёной,
Всю воду теперь она пьёт кипячёной:
И чай, и какао, и кофе, и соки.
Хоть с чаем бывает немало мороки,
Но лучше чуть-чуть пострадать ей
от жажды,
Чтоб не очутиться в больнице однажды.

Ворона – простая и серая птица.
А мы – за больницей возводим больницу,
Притом, что они никогда не пустуют…
А может, послушаем птицу простую?
Готов повторить ещё раз за вороной:
«Микроб не опасен, когда он
в а р о н ы й».

Но всё-таки жаль, что ворона не знала:
Очистка воды – дело Водоканала.
А если бы знала, проверила б лично:
Он делает дело своё на «отлично»,
И в Питере в водопроводе всегда
Отменного вкуса бывает вода,
И прямо на кухне из крана струится
Чистейшая невская чудо-водица –
Вкусней пепси-колы, свежей лимонада,
И нет в ней микробов –
бояться не надо!
***
Текла канава
У села,
Лягушка Клава
Там жила.
Её подружку
Звали Кваша.
О них и будет сказка наша.

Пошли они гулять однажды,
Совсем измучились от жажды.
Хороший пруд им был бы нужен
А рядом нету даже лужи.

Вдруг видят –
У дороги хата,
Ушли хозяева куда-то.
Решили меж собой подружки
Водицы поискать в избушке:
– Должна же в хате быть водица,
Ужасно хочется напиться!

Зашли.
Стоит горшок в избушке.
В него и прыгнули лягушки.
И в самом деле:
Иногда
В горшках бывает и вода.
Лягушки –
Это вам не рыбы,
Они б напились и ушли бы,
И был бы кончен наш рассказ.
Ну будь в горшке хотя бы квас!
Да если даже молоко –
Они бы вылезли легко.

Но вас обманывать не стану:
В горшке была –
Увы! – сметана.
– А в чём, – вы спросите, – беда?
Ну да,
Сметана – не вода,
Но это и не суп горячий,
Так, отчего лягушки плачут?

– А оттого, – отвечу я, –
Что слишком скользкие края.
Горшок не полный как назло.
Вот так уж им не повезло.
И влезть по стенке нету мочи:
В сметане лапки,
Скользко очень!

– Ой, мама, – закричала Кваша, –
Пришла, ква-ква,
Погибель наша.
Во всём, конечно, виноваты
Жильцы проклятой этой хаты.
Спасибо, люди, удружили,
В горшок сметаны положили.
Налили лучше бы воды,
Тогда бы не было беды.
Что толку мучиться напрасно,
Не стоит силы зря терять,
Мы здесь погибнем,
Это ясно,
Помрём –
Век воли не видать!
И остаётся нам одно… –
Сказала
И пошла на дно.

«А я, – решила молча Клава, –
Пока не сдохну,
Буду плавать.
Сметана – это не вода,
Но раз попали мы сюда,
Покуда дёргаются ноги,
Я побарахтаюсь немного.
Что будет дальше,
Я не знаю,
Но я пока ещё живая,
Не скоро
Лягушачья смерть
Меня сумеет одолеть.
Совсем не хочется тонуть –
Ещё подрыгаюсь чуть-чуть».

Проходит час,
За ним другой,
Вдруг – чудо! –
Масло под ногой.
Недаром Клава жить любила –
Она сметану в масло сбила,
В огромный масляный кусок.
Она в него упёрлась – скок!

Могла б домой
Пойти лягушка,
Но там на дне
Лежит подружка.
Пошла во двор, пришла с верёвкой,
А дальше дело за сноровкой –
Достала Квашу из горшка.
– Жива?
– Жива ещё пока.
– Ну что, Квакуша, будешь знать,
Как раньше смерти
Умирать.
***
В горшке цветочном рос дубок.
Он много лет был слаб и мал:
И сильным вырасти не мог,
И желудей он не давал.
А рядом куст герани рос,
Герань была дубка крупней,
Цвела – богаче многих роз,
Хозяин был доволен ей.
И предсказуемый итог —
Герань хозяин рассадил,
Во двор был выброшен дубок:
Не обессудь, мол, слишком хил…

Ан нет, простите, не итог —
Дуб во дворе прижиться смог,
Теперь не скажешь, что он хил:
Огромен он и полон сил.
А где же та герань, жива?
Увы, трава и есть трава.
Деревья судят по плодам?
Совет садовнику я дам:
Попробуй, прежде чем судить,
Удобрить и пересадить.
***
К быку на рог
взлетел навозный жук,
Чтоб осмотреться с высоты вокруг,
И закружилась голова слегка
От страха и восторга
у жука.

Животные, кто был с быком знаком,
Здоровались почтительно
с быком:
Бараны, кони, козы на лугу
Кивали уважительно
быку.
Быку коровы говорили «му-у»,
А жук на роге думал,
что ему.

Но бык тряхнул случайно головой,
И жук упал…
Спасибо, что живой.

Функционер, чья должность высока,
Напоминает мне
того жука.
***
Жил журавль у болота.
Хоть и вольная он птица,
Почему-то, отчего-то
Вдруг задумал он
Жениться.

А ему поведал кто-то,
Что в другом конце болота
Проживает цапля-птица –
Раскрасавица-девица.

Вот журавль
Начистил перья
И стучится к цапле в двери:
– Здравствуй, Цыпа!
Муж не нужен?
Буду я отличным мужем.

– Здравствуй, Жора!
Я бы рада,
Да подумать прежде надо.
Что же, раз – и сразу свадьба?
Годик надо подождать бы.

Улетел журавль сердитый.
«Вот ведь, – думает, – поди ты!
Ну и цапля, вот так цаца,
Год велела дожидаться!»

Цапля думает:
«А замуж
Мне, пожалуй что, пора уж.
Зря ему я отказала,
Женихов в болоте мало.
Год – ведь это долго очень,
Вдруг журавль не захочет
Через год мне мужем стать?
Надо мне к нему слетать».

Прилетела к журавлю:
– Жора, я тебя люблю.

– Вот те раз!
Скажи на милость,
Это что ж с тобой случилось?
Нет, красавица, пожалуй,
Через год ко мне пожалуй.

Только цапля улетела,
Журавля тоска заела:
«Вдруг и впрямь
Любовь у птицы?
Я бы с цаплей мог ужиться:
На мою похожа мать.
Надо мне её догнать».

Вот он к цапле.
Та в обиде
И его не хочет видеть.
Прилетает он домой –
Следом цапля:
– Милый мой,
Мне уж замуж невтерпёж.
Может, ты меня возьмёшь?

Целый месяц так летали,
Только вместе жить не стали.

Вам их жаль?
А мне – ни капли.
Не любил журавль цапли.
Через месяц с журавлихой
Справил свадьбу очень лихо.

Ну а цапля, говорят,
С цаплем
Вывела цаплят.
К журавлям летает в гости.
Просто так.
По дружбе просто.

У папаши журавля-то
Подрастают журавлята,
Сразу три растут сыночка,
А у цапли –
Сын да дочка.
Дочке нужен ведь жених,
Вот и выберет из них.
***
Сидели на ветке жучонок и жук.
Был жук кандидатом жучиных наук.
Жучок несмышлёный спросил у жука:
«Я с ветки ещё не спускался пока,
Но если я с дерева вниз упаду,
То где окажусь я, куда попаду?

Учёный жучина, подумав, изрёк:
«Окажешься ты на земле, мой дружок». —
«А если я вверх полететь захочу,
Куда попаду я, куда прилечу?»

Жучара на небо уставил глаза,
Подумал и честно жучишке сказал:
«Хоть вниз полетишь ты, хоть вверх полетишь,
Окажешься ты на земле, мой малыш».
***
Жил заяц в хате деревянной –
С верандой, печкой, кухней, ванной.
А у лисы – из снега дом,
Покрыта крыша чистым льдом,
Лёд в окнах, ледяные двери.
Лисе завидовали звери.

Прошла зима, весна настала,
И дома у лисы не стало:
Дом превратился в ручеёк
И к речке от лисы утёк.
Ну, делать нечего лисице –
Пошла к зайчишке
Жить проситься.
Пустил, конечно, тот лису –
Без дома плохо жить в лесу.
Лисица переночевала
И говорит: «Тут места мало.
Избёнка для двоих мала».
И в лес зайчонка прогнала.
Совсем повесил заяц нос,
Но вот к нему подходит пёс:
«Что загрустил? Твою беду
Легко я лапой отведу».
Стал пёс облаивать лисицу,
Мол, поступать так не годится.
Да только хитрая лиса
Не пожелала слушать пса.
Пёс – в лес,
А бедный заяц – в слёзы:
«Мне у поваленной берёзы
Придётся прятаться».
Но вот
Медведь к избе его идёт:
«Привет. Я слышал, ты, косой,
Не поделил жильё с лисой?
Но это горе – не беда.
А ну, подать лису сюда!»

Все б хорошо. Вот только жалко:
Не вышла рыжая нахалка.
Что ж делать, раз не захотела
Она иметь с медведем дела?
Совсем расстроился зайчишка.
Вдруг видит: прибежала мышка.
И запищала мышь лесная:
«Я о твоём несчастье знаю
И знаю, как тебе помочь».
Ей заяц: «Шла б ты, мышка, прочь –
Ты слишком маленький зверёк.
Пёс не помог,
Медведь не смог.
Лисица – самый сильный зверь».
«Я помогу тебе, поверь.
Лисицу нам не одолеть.
Я знаю – даже сам медведь
Её не смог призвать к порядку…
Мы новую построим хатку».

Сказала мышка – и за дело,
И вмиг работа закипела,
И из поваленной берёзки
Зубами стала делать доски.
И заяц стал ей помогать
Зубами дерево строгать.
Сороки целою артелью
На эту стройку прилетели.
Приковылял колючий ёж,
Принёс строительный чертёж.
А добрый Гена крокодил
С собой гармошку прихватил.

Рогатый лось
Бревно принёс,
Пришел бобёр –
Чурбан припёр.
Пошла работа хорошо,
Медведь пришёл,
И пёс пришёл.
И умный пёс
Топор принёс,
А глупый сыч
Принёс кирпич.
Услышав шум,
Пришёл кабан,
И притащил ещё чурбан.
За кабаном пришёл баран
И прикатил подъёмный кран.
Медведь барана похвалил,
Так тот бульдозер прикатил.
А полосатый бурундук
Принёс отличный молоток.
(Хотя не очень складно, но
От всей души принесено).
Кто щели в стенах конопатил?
Как кто – конечно мастер-дятел.
А возле дома огород
Вскопал, конечно, мастер-крот.
А кто поставил в доме ванну?
ЛИСА!.. Хоть это очень странно.
А кто стропила возводил?!
Ведь ясно, что не крокодил.
ЛИСА! Она и крышу крыла,
Она и ставила стропила.

Но как же это получилось?
Пришла лиса – и повинилась.
Не могут зайцы долго злиться –
Простил он сразу же лисицу.
И молодец.
С тех пор она
В зайчишку просто влюблена,
И потому во всей округе
Нет зайцу преданней подруги.

Я был у них на новоселье –
На славу выдалось веселье!
А кто работников кормил,
Кто кашу вкусную варил?
Ну, это знают даже дети,
Хоть птицы этакой на свете
И не бывало никогда –
С о р о к и н а В о р о н а!
Да-а.

Кастрюля у неё мала,
Но каши
Всем она дала.
***
Ёж с базара
Шёл домой,
Волк навстречу:
– Милый мой!
У тебя в мешке еда.
Ты откуда и куда?

– Вот, купил себе съестного,
Это съем,
Отправлюсь снова –
На базар опять пойду
Покупать себе еду.

– Мяса можно там добыть?

– Есть и мясо,
Как не быть,
Но бесплатною еда
Не бывает никогда.

Не дослушал волк ежа,
На базар
Он побежал,
Прибежал в охотный ряд,
Пасть раскрыл,
Глаза горят.

Зря ежа он не дослушал:
Ухватил мясную тушу,
Потащил с прилавка –
Хлоп! –
Вместо мяса
Палкой в лоб
Да по шее тумака
Дал мясник ему слегка.

Возвратился серый в лес,
Под упавший ствол залез,
Трое суток пролежал,
А потом нашёл ежа
И кричит:
– Несчастный ёж,
От меня ты не уйдешь!
Мне урок:
Ежей не слушай!
Сам едва не стал я тушей,
Еле голову унёс,
Словно я не волк, а пёс.
Как пришел на рынок –
Хлоп! –
Чуть не треснул
Волчий лоб.

– Нет, – ответил ёжик смело, –
По-другому было дело.
И не надо, серый, врать:
Ты сперва чужое –
Хвать,
А потом тебе уж –
Хлоп –
Засветили палкой в лоб.
Деньги ты отдать забыл.

– Значит, ты там тоже был? –
Удивился волк, –
Так что ж,
Ты всё видел,
Хитрый ёж?!

– Нет, – ответил ёж ему, –
Мне и видеть ни к чему.
Просто знаю вас, волков.
Ну, прощай!

И был таков.
***
Всего в трёх минутах
Ходьбы от базара
Жила-поживала
Ворона Варвара.

Об этой Варваре
Молва говорила:
«Сорока-ворона
Перловку варила».

– Во-первых, –
Кричала в обиде ворона, –
Я предпочитаю
Варить макароны,
Я вам не ворона
Из басни Крылова
И сыр без гарнира
Я есть не готова.
А в третьих, –
Кричала она возмущённо, –
При чем здесь сорока,
Когда я ворона?
Пора, наконец,
Различать научиться:
Сорока с вороной –
Две разные птицы!
В четвёртых…
Ну где эта ваша перловка?
Я кашу варю
Поразительно ловко!
Привычку тут надо иметь
И сноровку
И нужно
Сардельку
Прибавить в перловку.
Грамм триста–четыреста
Твёрдой колбаски,
И каша
Перловая
Будет как в сказке.
Грибков в маринаде,
И рыбки отборной,
И красной икорки…
А можно и чёрной.
Ещё притащите
Мне сыра головку –
Тогда я обратно
Верну вам
Перловку.
Зачем мне
Пр-р-ротивная ваша перловка,
Когда есть сарделька
И сыра головка?!
***
Вороне Варваре по случаю где-то
Досталась большая цветная газета.
Варвара за час её всю прочитала
И сразу
Вороной начитанной стала.

Узнала ворона, читая газету:
Кто хочет худеть,
Должен сесть на диету.
И также узнала,
Что нынче в народе
Худые фигуры особенно в моде.

Худеть, но при этом чтоб не было худо –
Такое диетой обещано чудо.
Хорошего много обещано этой
В газете описанной чудо-диетой,
Плохого, напротив, нисколечко нету.
Варвара и села на эту… газету.

Вот раньше, бывало:
Летит на прогулку,
То корку найдёт, то засохшую булку.
Теперь же до корок
Не стало ей дела:
Она день и ночь
На газете сидела.

Вороны и галки,
Друзья и подруги
Слетались к Варваре
С ближайшей округи.
Тащили вороне – кто сыру,
Кто сала,
Чтоб та на диете не очень страдала.
Корейки, грудинки –
Всего понемножку,
От уточки – грудку,
От курочки – ножку.
Кто тащит икорки,
Кто тащит севрюжки –
Жалеют ворону Варвару подружки.
А вот пирожки –
Из печёнки начинка,
Ветчинка в нарезке,
Кусочком ветчинка.
Всего по чуть-чуть, просто для развлеченья:
Конфетка, халва,
С мармеладом печенье.
А как без пивка?
Нет, без пива не дело…

Почти три недели ворона худела.

Написано было в той самой газете:
Все те,
Кто сидел на чудесной диете,
Всего лишь за две с половиной недели
На пять килограммов
Легко похудели.
Взгляните теперь на Варварино тело:
Она, как опара в печи,
Растолстела,
Хотя и сидела, и не улетала…

С тех пор
Она больше газет не читала.
С тех пор на диету она не садится,
А ест всё подряд,
Как положено птице.
***
Жил да был
На белом свете
Петушок по кличке Петя.
Жил в просторной хате русской
Вместе с курицей Маруськой.

Как-то Петя в куче рылся,
Боб склевал
И подавился.
Лёг болезный возле кучи,
Полежал – не стало лучше,
Белый свет в глазах потух –
Еле дышит наш петух.

Говорит Марусе Петя:
— Так могу и помереть я.
Постучи-ка по спине –
Может, будет легче мне.

Пять минут она стучала,
Только видит:
Толку мало.
Бедный Петя – ах да ох,
Как бы вправду не издох!

Вдруг из леса –
Стук да стук –
Это Дятел долбит сук.

Побежала кура в лес.
Старый Дятел с ёлки слез:
— Рад стараться, что опять
Будем строить-починять?
Петушка лечить? Согласен!
Боб застрял? – Диагноз ясен.
Надо стукнуть?
Чем могу,
Непременно помогу.

Долетел он до больного,
Стукнул раз,
Добавил снова.

Крякнул Петя:
— Глупый Дятел!
Я ж не чурка – что ты, спятил?!
Стану я с тобой калекой –
Ты же плотник,
А не лекарь.

Дятел молвил:
— Ладно, брат,
Я совсем не виноват
В том, что ты больной и хилый.
Это ж я стучал
Вполсилы.
Может, лучше я Сову
К вам на помощь позову?

Прилетела к ним Сова:
— Где больной?
Скажите «а-а-а»
Или, лучше, спойте «у-у-у».
Где больной, я не пойму?
Эй, больной, скажите «о-о-о»,
Я ж не вижу ничего:
Я ведь днём обычно сплю,
Днём лечить я не люблю.
Врачеваться лучше ночью –
Ночью вам смогу помочь я.
А пока я сплю, быть может,
Хворобей тебе поможет?
Надо вам послать Ворону
Позвонить по телефону.
Номер сложный:
Ноль и три.
Не запутайся, смотри.

Прилетел из-за морей
Врач заморский
Хворобей
И поведал, что хвороба
Происходит от микроба:
– Я б его легко поймал,
Только он ужасно мал.
Чтоб увидеть, где микроб,
Нужен сильный микроскоп.
Вот за ним и полечу,
Ну, а ты ступай к Грачу.

Говорит Маруське Грач:
– Ты о Петьке-то не плачь.
Твой больной помрёт едва ли:
Не такие выживали.
Я не прочь
Помочь
Знакомым,
Но я врач по насекомым.
Я отлично их лечу:
Позовут, и я лечу.
Прилечу и поклюю –
Насекомых я люблю.
Полечу немного их,
Вот и нет моих больных,
И здоровых тоже нет…
Так что мой тебе совет:
Сбегай к Цапле.
Ну, а впредь
Лучше вовсе не болеть.

Кура к Цапле прилетела:
— Так и так, такое дело:
Полетели, мол, до хаты,
Полечи, мол, петуха ты.

Собиралась долго Цапля,
Прихватила мази, капли,
Книгу «Коклюш у пингвинов»,
Десять пачек витаминов,
Клизму, бинт, горчичник, вату…
Еле-еле влезла в хату.

— Что случилось?
В горле хрип?
У больного жуткий грипп.
Я могу идти на спор:
Вы клевали мухомор –
Это очень страшный гриб,
Как бы Петька не погиб!
Я помочь больному рада:
Перья йодом мазать надо,
Пластырь на спину перцовый,
Внутрь – настойки огурцовой.
Если есть температура –
Вот за три рубля микстура
Для поправки организма.
Чтоб не кашлял – на ночь клизма.
Утром сходите в аптеку,
До утра – ни кукареку!
Завтра ставим вам пиявку –
Вмиг пойдёте на поправку.
Хвост совсем обстричь придётся…
Вдруг петух как засмеётся,
Тут и выскочил бобок –
Сам себе петух помог.

Ай да Петя! Будь здоров!
Век живи без докторов.
***
Жили-были
Баба с дедом.
Как-то раз перед обедом
Говорит старухе дед:
— Баба, в доме хлеба нет.
Испекла бы ты ватрушку.
— Что ты, дед, —
Ворчит старушка, —
Мы ещё на той неделе
Всю муку с тобою съели,
Да и масла тоже мало –
Я ж тебе вчера сказала.

— Нет, так нет, —
Ответил дед, —
Сухарей поем в обед.

Заглянула баба в шкаф,
И на полках поискав,
Всё ж нашла муки немножко.
Замесила не лепёшку,
Не калач
И не ватрушку,
И не бублик,
И не сушку,
И не плюшку,
И не пряник,
Не кулич
И не рогалик,
И не кекс,
И не пирог,
А скатала
К о л о б о к.

Хорошенько посолила,
Рот и нос ему слепила,
В серединку,
Как начинку,
Положила чесночинку,
Вместо глазок –
Черносливы:
Вид смешной,
Зато счастливый.
Точно дедушкин портрет –
Вот обрадуется дед!

Испекла в горячей печке
И на блюдце
На крылечке
Положила остывать.

Колобок не стал зевать –
Покатился Колобок,
Подкатился под дубок,
Закатился за горушку
И запел свою частушку:

— Я не булка, не пирог,
Я на блюдечке продрог,
В жаркой печке
Я лежал,
А с крылечка
Убежал.

Не закончил он частушки –
За кустом
Мелькнули ушки:
Это заяц уши прячет –
Хочет скушать,
Не иначе.

Колобок ему:
— Послушай,
Ты меня пока не кушай.
Ты косой,
Но всё же зрячий –
Видишь,
Я какой горячий!
Я же только что из печки.
Побежали лучше к речке.
Там холодная вода:
Я остыну,
И тогда
На здоровье кушай, Зайка.
Ну, скорее
Догоняй-ка!

Вместе скачут по дорожке,
Колобок отстал
Немножко,
Под сосной зарылся в шишки –
Не найти его зайчишке.

И запел тут Колобок:
— У меня румяный бок,
Круглый я, как шар земной,
Не угнаться вам за мной.
Я сготовлен на обед,
Но ни с чем остался дед.
У зайчишки-глупыша
На ушах теперь лапша.
Дальше катится румяный.
Докатился до поляны,
Посреди поляны –
Ёлка,
А под ней он видит
Волка.

Подошёл голодный волк
И зубами сразу – щёлк!
Говорит он:
— Что за ёжик?
Нет ни мордочки, ни ножек.

Колобок ему:
— Волчище!
Разве нет еды почище?
Я катился между ёлок,
На земле полно иголок –
Стал я пыльный и колючий.
На меня
Подуй-ка лучше.

Дунул волк, что было мочи.
Колобок был лёгкий очень,
Полетел он,
Словно мячик,
Между ёлок так и скачет.
Зацепился за сучок,
Притаился –
И молчок.

Закрутился волк
Волчком,
Пробежал под тем сучком
И ни с чем умчался в лес.

Колобок на землю слез
И такую песню спел:

— Много в жизни я успел:
Я и в печке полежал
И с крылечка убежал.
У меня ни рук, ни ног,
Но зато внутри чеснок.
Я не бабин и не дедин,
И зайчишкой я не съеден.
Волк помчался,
Как чумной,
Не полакомился мной.

Только он закончил петь –
На тропе стоит
Медведь.
Рявкнул мишка:
— Эй, дружок,
Плюшка ты иль пирожок,
Пончик
Или же калачик?
Что ты катишься, как мячик?
Ты сейчас отлично пел,
Только я с утра
Не ел.

Колобок ответил:
— Мишка!
Я тебя боюсь не слишком.
Я качусь своей дорогой,
Лучше ты
Меня не трогай.
Я прохожий,
Ты прохожий,
Повстречались –
Ну, так что же?
Ведь тебе нельзя мучного,
Захотел в больницу снова?
Ты вчера объелся мёду –
Пей теперь речную воду.

Приуныл тут косолапый.
Колобок же тихой сапой
Между кочек –
Прыг да скок –
Укатился Колобок.
И запел такую песню:

— Жизнь прекрасна и чудесна!
Я весёлый Колобок,
У меня не только бок –
Я и сам румяный весь –
Каждый встречный
Хочет съесть.
Никому я, Колобок,
Не попался на зубок.
Пусть я вылеплен из теста,
Но в желудке мне не место.
Я с крылечка сиганул
И зайчишку обманул.
Я катался по иголкам,
Прикололся я над волком,
Не поймал меня медведь,
Я умею песни петь.

Начал дальше он катиться –
Перед ним стоит
Лисица.
Говорит ему:
— Привет!
Я ждала тебя, мой свет.
Ты – как полная луна,
Но куда пышней блина,
Ты румяный,
Мягкотелый,
Я тебя давно хотела.
Сядь, красивый паренёк,
На осиновый пенёк.
Спой мне песенку свою,
После –
Я тебе спою.

Села рядышком и ждёт,
А сама раскрыла рот.

Говорит ей наш герой:
— Пасть, красавица, закрой!
На меня ты зря, лисица,
Размечталась покуситься:
Хоть и вкусен я на вид,
Для лисиц я
Ядовит!
Кто моим закусит тестом,
Сразу станет очень честным,
Кто понюхает – и тот
В жизни больше не соврёт.

Колобок был в лисьих лапах,
Вот она и чует запах:
Этот запах ей знаком…
Точно! Пахнет ч е с н о к о м !

Кто ж захочет честным быть?!!

Тут лисица во всю прыть,
Наутёк, как от пожара,
Припустила,
Побежала,
Вскачь,
стремглав,
во весь опор,
Понеслась, как метеор,
Будто серна,
словно заяц,
Лишь едва земли касаясь,
Под собой не чуя ног…

Ну, а что же Колобок?

Покатился он до дома
Быстро, тропкою знакомой,
Ненадкушенный, здоровый.
Вдруг навстречу –
Дима с Вовой.
Встали прямо на пути –
На кривой не обойти.
Смотрят, как солдат на вошь.
Этих песней не проймёшь
И побасенкой не купишь.
В лес сбежать?
Так вот те кукиш!
Ни привета, ни вопроса:
Хмуры, словно два утёса.
Оба маленького роста,
Но зубасты –
Ужас просто!
Пусть не очень шустры сами,
Но охрана за кустами
И с оптическим прицелом
За берёзой кто-то в белом,
Из-за каждого пенёчка
Огневая светит точка,
А из ближнего болотца
Шум подлодки раздаётся
И с космическим радаром
Крейсер там стоит недаром,
Самоходная ракета
Целит лазер в место это,
Где, подавлена металлом,
Жизнь в кусочке теста малом.
Бомбы с ядерной начинкой
Против маленькой песчинки…
Вову с Димой не подвинешь.
Понял круглый:
Сказке финиш.

Но ведь я же не злодей,
Сочиняю для людей
И печальную развязку
Я вставлять не стану в сказку.
В жизни было б всё иначе,
В жизни часто горько плачут.
Кто съедобен, без иголок,
Век таких не слишком долог.
Ну а в сказке,
На бумаге
Мы волшебники и маги.

Так что… сыты парни были,
Бедолагу пощадили.
Ведь у них что день, то саммит –
Президентов кормят сами.
Расступились Вова с Димой,
Мол, катись домой, родимый.

После этой передряги
Что овраги да коряги!
Мимо ёлок,
Мимо речки –
Докатился до крылечка,
Закатился на крыльцо,
Сделал умное лицо
И кричит:
А вот и я!
Не забыли про меня?

Дед обрадовался очень:
— Будет нам теперь сыночек,
Звать его мы будем Колей,
Подрастёт – учиться в школе
Будет Коля Колобок.
Ты устал?
Поспи, сынок.

С той поры прошёл уж год.
Колобок в избе живёт,
Утром рано он встаёт,
Деду песенки поёт.

В доме много есть муки,
Всем довольны старики,
Любят, холят Колобка,
Как родимого сынка.

Чтоб ему не скучно было,
Баба масла раздобыла,
Испекла ему подружку –
Очень сдобную
В а т р у ш к у.
***
Жил на свете
Дед Пахом.
Жил он с Петей,
Петухом
И с котом по кличке Васька.
Вот о них
И будет сказка.

Васька в лес пошел с Пахомом,
Петуху следить за домом
Поручили кот и дед.
Не успел простыть их след,
Как пришла лиса к окошку:
– Петя, дам тебе горошку.

Петушок лисе поверил
И открыл плутовке двери.
Петуха лисица – цап! –
Не уйдешь из лисьих лап.

У кота отличный слух,
Он услышал, как петух
Их на помощь с дедом звал,
И разбойницу догнал.
Петуху успел помочь
И прогнал лисицу прочь.

Вот на следующий раз
Петуху дают наказ:
Ты доверчивая птица,
Но как явится лисица,
Ты закрой плотнее уши
И обманщицу не слушай.

Кот с Пахомом
В лес идут,
А лисица тут как тут:

– Здравствуй, Петя-петушок,
У тебя павлиньи перья,
Ярче солнца гребешок.
Открывай скорее двери,
Не скрывай свою красу.

Петушок впустил лису.
А она – не будь плоха –
Утащила петуха.

Но опять услышал кот,
Как петух в лесу орёт.
Снова он догнал лисицу,
Смог за Петьку заступиться.

Вот уходят в третий раз.
Строго-настрого наказ
Петуху дают теперь:
Чтоб плутовке рыжей дверь
Ни за что не отворять.

Только скрылись, та опять
Под окошко к Пете села
И как курица запела:

– Ко-ко-ко, я не лисичка,
А отличная несушка,
Я хочу снести яичко.
Где тут Петина избушка?

Глянул глупый петушок,
А она его – в мешок,
Чтоб теперь не слышал кот,
Как петух его зовёт.

Вот вернулись
Кот и дед,
Глядь – а Петьки-то и нет!

У кота отличный нос,
Взял он след,
Как добрый пёс,
Поскакал, как кенгуру.
В пять минут нашли нору.

Тут Василий,
Хитрый кот,
Сел у норки и поёт:

– Где красавица-лисица?
Я богат, на мне меха,
Я на ней хочу жениться,
Лучше нету жениха.

Хоть хитра была лисица,
Не сумела утаиться:
Усидишь в норе едва ли,
Раз красавицей назвали!
Интересно ведь послушать,
Вот и высунула уши.

Дед схватил за шкирку ловко
Да и вытащил плутовку.
Следом Петя невредим
Из норы выходит к ним.

Если вдруг какой чудак
Скажет: быть не может так,
Чтоб голодная лисица
Да в норе не съела птицу,
Я отвечу:
– Кто не верит,
Пусть поедет и проверит,
Пусть избушку ту найдёт,
Где живут
Петух и кот.

И скажу я по секрету,
Хоть секрета
Тут и нету:
На лисе женился кот
И она в избе живёт.
В ней Пахом души не чает,
Лисаветой величает.

Лисавета рыбу ловит
И на всех уху готовит.
Первым делом петуху
Наливает дед уху,
Васька-кот в один присест
Целый ковшик рыбы ест.

Растолстел от рыбы кот.
Вот ведь…
Да уж…
Так-то вот!
***
В избушке
У деда и бабы
На теплой веранде жила
Пеструшка
По имени Ряба,
Яички в лукошко несла.

Вставала она очень рано,
Сама застилала кровать,
Студёной водой
Из-под крана
Любила лицо умывать.

Еще очень нравилось Рябе
Полоть и рыхлить огород.
Когда нездоровится бабе,
То Ряба
В избе приберёт.

И в город слетает в аптеку,
Успев на обратном пути
Зайти за водою на реку
И в клюве её принести.

По осени Ряба мечтала
Слетать с журавлями на юг,
Да так до сих пор не слетала –
То некогда, то недосуг.

Любила смотреть телевизор.
Раз в месяц,
Восьмого числа
Внучатам
По киндерсюрпризу
В подарок пеструшка несла.

Для этого надо игрушку,
А после – конфетку склевать.
А впрочем, любая несушка
Не может об этом не знать.

А свежие яйца к обеду
Пеструшка несла много лет –
Яичницу делала деду,
Готовила бабе
Омлет.

Сама она пищу простую
Любила чайком запивать,
И только фольгу
Золотую
Совсем не хотела клевать.

И денег
Она не клевала,
Хотя с каждой пенсии ей
Старушка немало давала
Копеек
И даже рублей.

Предвидела умная птичка,
Что если монетки склюёт,
Снесёт золотое яичко,
А мышка
Его разобьёт.

И плакать тогда будет баба,
И дед побросает дела…
Поэтому
Курочка Ряба
Простые
Яички
Несла.
***
Лисица убежала от собак.
Вдруг видит:
У реки расселся Рак.
Тот самый Рак,
Кусивший палец Греку
Во время переправы через реку.

Вот стала Раку хвастаться лисица:
Мол, не люблю
Я попусту хвалиться,
Но мне раз плюнуть –
Ветер обогнать…

Рак-грубиян отрезал:
– Хватит врать!
Чего ты тут
Про ветер пустозвонишь?
Ты и меня-то
Вряд ли перегонишь.

Лиса, конечно, высмеяла Рака:
– Ты, клешненогий,
Проиграешь всяко.

Тут указал лисе
На гору Рак.
Бежать на гору?!
Рак был не дурак,
Но там у рака
Было много дел –
Он на горе по вечерам свистел.

Поспорили,
Побились об заклад.
Лисица,
Думая, что всё идёт на лад,
Рванула с места,
Высунув язык.
Но Рак-то с детства
Бегать не привык.
Клешнёй – за хвост,
И на лисе повис.
(И раки могут быть
Хитрее лис).

Путь до горы, однако,
Был не близкий –
Едва до места добежала лиска.

– Ну, – думает, –
Отстал, конечно, Рак.
Да где же он? –
Хвостом взмахнула…
Бряк!!! –
Рак отцепился,
На вершину встал:
– Ну, рыжая,
Я ждать тебя устал.
Напрасно хвастала,
Ты проиграла спор.

Скромней лисица стала
С этих пор.
***
Вот какое
Было дело:
Есть лисица захотела.

По весне зайчишек мало,
Мышку тоже не поймала.
Видит:
Тетерев на ёлке
Ест зелёные иголки.

– Здравствуй, тетерев, мой свет!
От зверей тебе привет.
Я тебя нашла насилу,
Целый день
Привет носила.

– Ну здорово, коль не шутишь.
Что хвостом, лисица, крутишь?
Ты бросай
Привет на ветку.

– Не могу я кинуть метко,
И боюсь,
Что не доброшу.
Сам спускайся,
Мой хороший.
Я совсем тебя не вижу,
Сядь на веточку пониже.
Поспеши, дружок, спуститься –
Станешь самой важной
Птицей.
Представляешь:
Этим летом
Будешь ты
С большим приветом.

– Мне спускаться с ёлки лень,
Положи привет на пень.
У меня сейчас обед –
Лучше хвои пищи нет.

– Ох и глупая ты птица!
Есть иголки
Не годится.
Ты слетай сюда, смотри-ка –
Здесь черника
И брусника,
Земляника
И морошка,
Ты поклюй её немножко.

Отвечает ей тетеря:
– Я тебе, лиса, не верю.
Ты известная шутница
И охотница за птицей.
Я ведь шутки понимаю:
Не бывает ягод в мае.

– Мне не веришь?!
Как не стыдно!
Ты объелся хвоей, видно.
Разве ты ещё не слышал,
Что указ сегодня вышел.
Говорится в том указе,
Чтоб зверям ни в коем разе
Не пугать
Друг друга впредь.
Подписал указ медведь.
Сам медведь
Живёт под ёлкой,
У него в прислуге волки,
А в советниках – сова,
С муравейник голова.
Успевает еле-еле
Слать указы из-под ели.
Вот послал он нас,
Лисиц,
Донести указ до птиц.
Или ты не рад указу?
Если рад,
Спускайся сразу.
Мы мышей
С тобой наловим,
Сытный ужин приготовим.
Я давно уже не ела.
Ну, быстрее,
Прыгай смело.

– Что ж, на всё медвежья воля…
Вон – крестьяне едут с поля,
Три собаки
С ними рядом,
Но бояться их не надо:
Ты ведь им сейчас как раз
Растолкуешь про указ.

Тут лисица завертелась:
– Мне обедать
Расхотелось.
Не хочу ловить мышей я,
Мне своя дороже шея.
Да и некогда возиться
Мне с такой упрямой птицей –
До свиданья,
Милый друг,
Мне сегодня недосуг.
***
По сказке
Ольги Граблевской
«Бегемот и Матильда»

Жил-был бегемот.
Но не в дикой природе –
В обычной квартире
Стоял на комоде.
Не ел он траву
И не плавал в болоте,
Хозяйский сынишка
Прозвал его Мотей.

А рядом – большой,
Дорогой и блестящий
Стоял на комоде
Загадочный ящик.
И изредка в ящик
Хозяйские руки
Совали блестящие
Чёрные штуки.
И в ящике музыка
Громко играла,
И Мотино сердце
Тогда замирало.

Но песню одну
Он любил всех сильней:
«Кто может сравниться
С Матильдой моей…»
Но Мотя
С Матильдою не был знаком –
Она никогда
Не входила в их дом.
И всё-таки
Нежной душой
Бегемотьей
Влюбился в Матильду
Игрушечный Мотя.

Но вынужден Мотя
Был молча страдать,
Ведь рот он
Совсем не умел открывать.
Ах, если бы рот
Он открыть мог пошире,
Чудесная песня
Звучала б в квартире:
«Кто может сравниться
С Матильдой моей,
Сверкающей искрами
Чёрных очей!»

Но вот как-то раз
В этой самой квартире
Собрали гостей.
Гости ели и пили.
Вдруг кто-то воскликнул:
«Смешной бегемот!»
И в шутку
Пошире открыл ему рот.
Да так и оставил.
О Моте забыли
И снова смеялись,
И пели,
И пили…
И ящик открыли.
Внезапно – о чудо! –
Та песня
Опять зазвучала оттуда.

И рот был открыт!
Он был создан для пенья!
И Моте смолчать
Не хватило терпенья.
Он пел во весь голос,
Он пел что есть мочи,
Он пел про Матильду
И чёрные очи!

Никто не посмел
В его пенье вмешаться,
А кончил он песню
Под бурю оваций!

Назавтра хозяева
Вместе с сынишкой
Вернулись с прогулки
С покупкой
Под мышкой.
И вот
На комод
Грациозно и робко
Шагнула Матильда
Из белой коробки.

Сказать ли,
Как сердце
Забилось у Моти?
Да вы и без слов
Его чувства поймете.

Матильда
Влюбленно
На Мотю глядела,
Хоть петь она,
Правда, совсем не умела.
Но это и лучше.
Зато днём и ночью
Сверкали
С комода
Матильдины очи.
***
Блоха на шкуре пса жила —
Вполне обычные дела.
Но пёс блохе казался плох —
Что ж, пессимизм в крови у блох.

Но вот блохе однажды пёс
Сюрприз невольно преподнёс:
Лёг на овчину. В тот же миг
План эмиграции возник:
Овчина показалась ей
Престижней псины и белей.

И в тот же миг исполнен план.
Но через час прошёл дурман:
Овчина — даром что бела —
Ни капли крови не дала.

Хоть пёс блохе и не был мил,
Однако он её кормил!
Кричит блоха: «Ах, милый пёс!»
Но пса куда-то чёрт унёс.
***
Клубнику все учили понемножку:
Как под землёю прятаться — картошка,
Черёмуха — как по весне цвести,
Сосна и ель — как в высоту расти.
Клубнике тыква ставила в пример
Своих плодов внушительный размер.
Клубнику редька попрекала вкусом
И ставила за вкус ей двойку с плюсом.
И хрен учил чему-то по секрету,
Ей ставя «кол» по своему предмету.
Репей учил цепляться и куститься…
Но та была плохая ученица:
Чему учили — пропускала мимо.
И всё же нами ягода любима!
***
Хорошо в деревне летом!
Дед пошёл на речку днём,
Только сказка не об этом,
Сказка вовсе не о нём.

А за дедом –
Баба следом,
Прихватив с собою таз,
Мы про таз
Рассказ
Расскажем
Лучше в следующий раз.

Кто в избе сидит –
О нём
И рассказывать начнём.

Кто же это? Кто же это?!
У него ни рук, ни ног,
Нет ушей
И шеи нету…
Значит, это – К о л о б о к!
Вот он вышел за порог
И на солнышке прилёг.

Вдруг к избе
Слетелись птички,
Обступили Колобка –
Желтогрудые синички –
Больно щиплют за бока.
В дом от них не укатиться.
Колобок накрылся блюдцем,
А нахальные синицы
Потешаются, смеются.

Он кричит Ватрушке:
— Валя!
Меня птички заклевали,
Мне синиц не обмануть –
Помоги хоть чем-нибудь!

Тут творожная душа
Осторожно,
Не дыша,
Две большущих ложки каши
Положила на порожек,
Да вчерашней простокваши,
Да съедобных сдобных крошек,
Недоеденной лапши
Навалила от души.

Птички крылышками машут –
Так обрадовались каше.
И вчерашняя лапша
Оказалась хороша –
Угодила птицам Валя.

Долго птички пировали,
Ей «спасибо» пропищали
И ещё пообещали
Колобка не трогать впредь
И за садом присмотреть.

А ещё они сказали:
— В сад вредители попали
И серьёзно угрожают
Поживиться урожаем.
Ну, а мы совсем не прочь
Саду вашему помочь:
Очень вкусно для синиц
Есть капустных гусениц.

Вот Ватрушка в огород
Птичек маленьких ведёт.
Расчирикались синицы.
Вдруг бежит
Большая птица –
Вид ужасный,
Перья пёстры,
Гребень красный,
Шпоры остры,
А под клювом – борода!
— Ко-ко-ко, — кричит, —
Сюда!
Эй, вы, курицы-несушки,
Налетайте на Ватрушку!
У неё изюм внутри.

Колобок ему:
— Смотри!
Ты, петух,
Не знаешь горя –
Вон – ворона на заборе!
Видишь, ближе подлетает –
О курятнике мечтает.
Будет просо
Там клевать,
На насесте ночевать.
И не каркать будет впредь –
«Кукареку» будет петь.
И твоё захватит место!
Не видать тебе насеста.
Тут петух
Не растерялся,
Во весь дух
Петух
Помчался,
Побежал во весь опор
Обладатель острых шпор
Защищать от нападенья
Петушиные владенья.

На забор
Вскочил он смело,
А ворона улетела…

Рад петух,
Дыханье спёрло,
На заборе во всё горло
«Ку-ка-реку»
Громко спел.
Счастлив Петька, что успел
Напугать шальную птицу –
Впредь нахалка не польстится
На насест и на кормушку.

— Ко-ко-ко, —
Зовёт Ватрушку, —
Вас прошу простить меня,
Вы теперь мои друзья.
Я вас буду защищать,
Просом буду угощать.
Откровенно говоря,
Налетел на вас я зря:
Я изюма не клюю –
Кашу пшённую люблю.
Ко-ко-ко! Ваш Колобок
Очень мне сейчас помог.

Куд-куда!
И в тот же миг
Залетел петух
В парник.
— Куд-куда! Летит сова!
Прячьтесь быстро под дрова.

И Ватрушка
С Колобком
Под капустным
Под листком
В землю втиснулись бочками,
Притворились
Кабачками…

Над капустой
Ветер свищет –
Не сова летит –
Совище!
Мигом
К грядке подлетела,
На кочан капусты села.
Очень круглая сова:
Два крыла
И голова.
Перья, словно у пеструшки,
Сверху –
Маленькие ушки.
Прокричала громко:
— Ух-х!
Где тут был сейчас
Петух?

Колобок из-под листа ей:
— Петухи
Летают стаей!
Вон – летят из-за лесов
Поохотиться на сов.
Набирают высоту,
Шпоры
Точат на лету.
Самолёты
Эту стаю
За сто метров облетают.
Уж не знаю я при этом,
Дать какой совет
Сове-то,
Только знаю,
Что теперь я
Наберу в перину
Перья.
Ну, а перья – чистый пух.
Эй. Лети сюда, петух!

Как услышала сова
Колобковые
Слова,
Головою завертела
И со страху улетела.

Не простыл совиный след,
С речки в дом
Вернулся дед.
А за дедом –
Баба с тазом
Прямиком на грядки сразу.

Поглядела – вот те раз!
Чуть не выронила таз.
— Дед, неси мои очки.
Под капустой –
Кабачки!
За ночь вырасти успели.
Посмотри, совсем поспели.

Подошла старушка ближе:
— В первый раз такое вижу.
А быть может, это сон?
Крайний –
Вроде, патиссон!

Дед бежит,
Проверить хочет.
Колобок как захохочет:
— Здравствуй, баба,
Здравствуй, дед!
Узнаёте или нет?

Дед на грядку
Сел со смеха:
Вот потеха, так потеха.

Очень долго все смеялись,
Даже курицы
Сбежались,
Прилетели и синицы
В огород повеселиться,
И цыплята прибежали,
Прилетели даже пчёлы.

Колобка с тех пор прозвали:
«Кабачок ты наш
Весёлый».
***
До, ре, ми, фа, соль, ля, си.
Ехал Сидор на такси.
Ехал Сидор на вокзал
И козу с собою взял.
Он возьми да и спроси
У водителя такси:
– Если я с собой козу
На вокзал в такси везу,
А она среди пути
В магазин решит зайти?
Тут водитель у виска
Покрутил рукой слегка –
Непонятный жест рукой:
– В магазин? Коза! В какой?
Отвечает Сидор: – Вот –
Где в продаже много нот.
Если ноты подойдут,
Мы б купили целый пуд.
Только всем известных семь
Ей не надобно совсем,
Ведь не будет во дворе
Петь коза ни «до», ни «ре».
Даже здесь, в твоём такси
Не споёт ни «ля», ни «си»,
Потому что на уме
У козы лишь нота «ме-е».
Для коровы я возьму
В магазине ноту «му».
«Ку», «ка», «ре» и снова «ку» –
Эти ноты петушку.
А для курицы легко
Отыскать нам ноту «ко».
А лошадка на лугу
Ждёт в подарок ноту «гу».
Шутка. Ей купил давно
На базаре ноту «но-о».
«И-го-го» сама поёт
Громче всех без всяких нот.
Кошке Мурке ноту «мур»,
Но поласковее, чур.
Жучке «гав», а утке «кря»
Привезу в подарок я.
А любимой внучке Свете
Привезу в большом пакете
До, ре, ми, фа, соль, ля, си –
Пой и больше не проси.
***
Осёл оделся в шкуру льва —
Идея, в общем, не нова.
Вопрос естественный: к чему
Подобный маскарад ему?

Сперва для смеха, просто так —
Немного попугать собак.
Но скоро к облику привык,
Затем освоил львиный рык,
Затем, окончив курсы, он
Освоил львиный рацион…

Сказать мне могут: «Ерунда!
Осёл в природе никогда
Мясную пищу…» Точно, бред —
В природе извращенцев нет.
В природе, если львы, так львы.
А вот среди людей — увы.
***
Домой награду как-то пёс
С собачьей выставки принёс.
Поскольку пёс был фокстерьер,
Медаль принёс за экстерьер,
Что означает — внешний вид
(пёс был подстрижен и завит).

Хозяин пса был очень рад —
Он сам не получал наград.
И все домашние горды —
Не зря пропали их труды.
И псу приятен был успех,
Ведь он старался больше всех.

Но больше всех горда была
Блоха — она на нём жила,
И задирала очень нос,
Когда гулял по скверу пёс.
И блохи с прочих кобелей
Весьма завидовали ей,
И захотели блохи все
Хотя бы день пожить на псе.

И только Жучкина блоха
Сказала: «Что за чепуха!
Я Жучку милую мою
И беспородную люблю.
И пусть медали нет у нас,
Я буду жить, где родилась,
И буду предана ей я,
Ведь Жучка — Родина моя!»
***
Плёл паутину у ручья паук:
Один конец он зацепил за сук,
Другой — спустил почти что до воды.

Сказал комар: «Недолго до беды,
Когда висишь так низко над водой.
Ты легкомысленный, поскольку молодой.
Не глупо ли на ниточке висеть —
Раз ты паук, то должен делать сеть…»
Так паука комарик поучал.

Вдруг ветер паутину раскачал,
Позволив зацепиться пауку
На противоположном берегу.

Выходит, был паук не так-то прост:
Он над водой себе построил мост,
А с помощью моста построил сеть,
Какую и планировал иметь.
И первым в эту сеть попал комар,
Считавший, что он опытен и стар.
Он пауку достался на обед.

Я б дал бедняге лишь один совет,
Но он, увы, остался без совета.
Пусть без морали будет басня эта.
***
Как-то майские жуки
День рождения
Справляли –
На полянке у реки
Всех друзей они собрали.
День рожденья –
Каждый знает –
У жуков бывает в мае.

Началось у них веселье:
На большую ёлку сели,
Танцевали,
Пили,
Ели,
Хоровые песни пели
И летали возле ели,
Так что крылья заболели.
Все упали на постели.
– Заболели?
– В самом деле:
Даже дышат еле-еле.
Так летали,
Что устали
И совсем больными стали.
Мошки,
Мушки
И букашки –
Те совсем слабы, бедняжки.

Надо доктора позвать,
Но кому за ним слетать?
Как нарочно:
Кто крылат,
Кверху лапками лежат.

Не послать ли паука –
Он здоров ещё
Пока.
Может, сбегают мокрицы –
Очень шустрые девицы.
Да и жужелица тоже
Быстро-быстро бегать может.

– Кто же
Всё же
Нам поможет,
У кого всех больше ножек?

Все задумались немножко,
Смотрят: вон сороконожка.
Люсей, кажется, зовут.

– Люся!
– Здравствуйте, я тут!
– Сбегай, душенька, к врачу.
– Ждите, мигом долечу.
Мне дорога нипочем,
Побегу я за врачом.

Вот проходит
Целый час.
– Что ж не лечит
Доктор нас?
Может, Люся потерялась?
Как же так?
Какая жалость!
Где же мы её найдем?

Смотрят –
Вот она, за пнём.

– Ты куда пропала, Люся?
– Не мешайте,
Тороплюсь я,
Ведь сказала я: сейчас
Приведу врача для вас.
Он живет
За ручейком,
Не идти же босиком!
Я ботинки надевала,
Вот, шнурки зашнуровала:
Пять осталось
Или семь,
Вся умаялась совсем.

И сказал ей
Жук навозный:
– Разувайся, Люся, поздно –
Вон хромая саранча
Привела уже
Грача!

Всем известно:
Черный грач
Насекомым
Лучший врач.

Кто валялся возле ели –
Моментально
Улетели.
***
Давным-давно на белом свете
Жил петушок по кличке Петя.
Он был любимцем местных куриц,
А также кур с соседних улиц.

Но сердце Пети трепетало,
Когда по небу пролетало
Созданье с длинной-длинной шеей.
Как Петя предан был в душе ей!
Какую вкладывал тоску
Петух в своё «кукареку»!

Но не пропала зря тоска —
Слетела цапля свысока,
Спустилось счастье прямо к Пете.
И чем на это он ответил?

Цветы, восторг, любви слова?
Всё это было, но… сперва.
Прошло совсем немного дней,
И стал восторг слегка бледней,
А то, что трепет вызывало,
Теперь не радует нимало.
И каждый раз в «кукареку»
Он по курятнику тоску
Теперь старается вложить.
С мечтою разве можно жить?!

Ведь приземлённая мечта,
Увы, совсем уже «не та».
***
Жил да был
Лентяй Емеля –
Восемь пятниц на неделе
Никаких по дому дел
Парень делать не хотел,
И не сеял,
И не жал,
На печи весь день лежал.

Как-то вся его родня
Из деревни
На три дня
В гости в город уезжала,
А лентяю дела мало.
Не поехал,
Лежебока:
Мол, до города далёко.

Захотел Емеля пить,
Надо по воду сходить –
Вот такая незадача.
Слез он с печки,
Чуть не плача,
И поплелся еле-еле
За водицей наш Емеля.
Хорошо хоть, что река
От избы недалека.

Вот дошел он до реки,
Встал с кадушкой
На мостки:
«Здравствуй,
Реченька-сестрица!
Разреши набрать водицы».

Зачерпнул воды Емеля –
Что за чудо, в самом деле?
Неужели крокодил
Сам в кадушку
Угодил?

Присмотрелся:
Видит – щука.
«Вот до дома дотащу-ка,
Будет к вечеру уха,
Угощу я петуха,
Не забуду курицу,
Хлопотунью,
Умницу,
Чтобы птичка
Белая
Мне яичко
Сделала.
Кошка очень любит рыбу,
Тоже скажет мне спасибо.
А собаке – потроха.
Будет славная уха!»

Размечтался наш Емеля.
Щука жабрами шевелит,
Рот раскрыла,
Хочет в воду,
Отпусти, мол, на свободу!

Пожалел Емеля щуку,
Запустил в бадейку руку –
Вот так рыбина,
С полпуда!
«Ну, прощай, плыви отсюда».

Вот пошел он по дороге –
Не несут беднягу ноги.
Вспомнил сразу он
Про кошку
И её пустую плошку.
Да и курице ушицей
Тоже надо
Подкрепиться.
Ведь не дело,
Чтобы птичка
Натощак несла яичко.

Опустил Емеля руки:
Жалко стало парню щуки.
Только слышит:
Плеск в реке.
Смотрит – палка на песке.

Нет же! –
Удочка, не палка.
Будет чудная рыбалка!

Сел он с удочкой
На камень,
Видит – банка с червяками.
Стал ловить –
Клюют ерши,
Просто дивно хороши,
Отродясь он не рыбачил –
Вот удача, так удача!
Засучил он рукава –
На крючок пошла плотва.
Окушки клюют,
Уклейка,
Вот уж полная бадейка.
И не вспомнил он о печке,
Целый день провёл на речке.
Две кадушки он рыбёшки
Притащил на радость кошке.

Не подумал он лениться,
Наварил горшок ушицы
И нажарил рыбы – гору! –
Накормить деревню впору.

Пригласил гостей Емеля,
Чтоб ухи они поели.
В той деревне старики
Век прожили у реки,
А ухи такой не ели.
«Удивил ты нас, Емеля!»

С той поры чудак Емеля
Раньше всех вставал с постели.
Рыбу ловит,
Сено косит,
В лес пойдёт –
Грибов приносит.

Всей деревней мужики
Дом срубили у реки.
Скоро свадьба у Емели –
То-то будет новоселье!
Вот и все стихотворенье
Про Емелино везенье,
Про Емелино хотенье,
Да про щучье повеленье.

Ай да щука,
Вот так рыба!
Ей за удочку –
Спасибо.
***
Жил-был Лапоть,
Славно жил,
Он с Соломинкой дружил.
Шли они гулять
Вдвоём,
Повстречались с Пузырём.

Говорит Пузырь:
– Друзья!
Огорчить вас должен я:
По дороге не пройти,
Там канава на пути.
Над водою
Мостик был,
Но недавно он уплыл:
Смыло мостик, не иначе –
Вот какая незадача!

Отвечает Лапоть:
– Братцы!
Неохота возвращаться.
С Пузырём
Теперь нас трое –
Переправу мы устроим.

Вот пошли они вперёд,
А Соломка отстаёт.
– Что случилось,
Ты устала?
– Эту сказку я читала.
Знаем ваши переправы:
Как дойдем мы до канавы,
Захотите вы, друзья,
Вместо мостика меня
Перебросить в узком месте
И по мне пойдёте вместе.

Засмеялся Лапоть:
– Знаем!
Мы не только щи хлебаем.
В сказке той плохой конец.
Ты, Соломка, молодец.
Мы поступим по-другому:
Мы сейчас вернёмся к дому,
Не пройдёт и трёх минут,
Как опять мы будем тут.

Вот приходят вчетвером
С важным дядькой
Топором.

Осмотрел Топор канаву:
– Будем строить переправу.
Нужно нам хороших реек,
Лапоть пусть подроет берег.

Тут Пузырь исчез куда-то,
Возвращается с Лопатой.
Пригодилась и Пила,
Что Соломка привела.
Молоток пришел,
Рубанок,
Напилили досок, планок.

Словом,
Вышел мост на славу.
Через эту переправу
До сих пор народ идёт,
И никто не упадёт.

Ну а Лапоть с Пузырём
И с Соломинкой
Втроём
Каждый раз, когда гуляют,
ЭТУ сказку
Вспоминают.
***
Жила-была Пчёлка, отлично жила,
Нектар собирала – пчела как пчела.
Вот Пчёлка с утра за нектаром летит,
Навстречу ей мячик, румяный на вид.
И пахнет он… мёдом! Летунья к нему:
– Ты мёд собираешь как я?.. Не пойму.

А этот герой вам отлично знаком –
И пахнет он булкой, чуть-чуть чесноком,
И мёдом он пахнет, немножко, чуть-чуть.
Он утром по полю отправился в путь,
Хоть нету у парня ни лапок, ни ног…
Ну, вы догадались, кто он? Колобок!

Он Пчёлке ответил: – Да, есть во мне мёд!
По запаху это не каждый поймёт,
Ведь баба добавила мёду немножко –
Всего-то неполную чайную ложку,
И соли пол-ложки во мне, и дрожжей…
Спасибо за эту пропорцию ей.

А Пчелка сказала: – Вот так же в меду:
Я с разных цветов туда взятки кладу.
Нектар с одуванчиков горек на вкус,
За ним-то как раз я сейчас тороплюсь,
Ведь горечи капля нужна и в меду.

Всё поняли? То-то! Имейте в виду.
***
Жил в одной деревне дед.
Хорошо он жил,
Без бед,
Был здоровый и не слабый,
Только ссорился
Он с бабой.

Трудно деду угодить,
Он с утра уже сердит:
«Для чего топила печку,
Почему сварила гречку,
А не ячневую крупку,
И куда девала трубку?»

Баба тоже не ленилась,
Целый день она бранилась –
Часто внучке доставалось:
«Платье новое порвалось,
Заплела неровно косу,
Ела сладкое без спросу».

Внучка Жучку
Обижала –
Куклу Жучке
Не давала.
Жучка
Лаяла на кошку,
Не серьёзно,
Понарошку.
Кошка
В избу забегала,
Мышку до смерти пугала.

Ну а маленькая мышка
Баловница,
Шалунишка
Стала в комнате играть
И без спроса
Трубку брать.
Под кровать
Её положит –
Дед найти её не может,
Вот на бабу он и злится
И с утра уже бранится.

Как-то раз
Весною
Дед
Раздобыл большой пакет.
Смотрит баба –
Вот те на! –
А в пакете
Семена.

Тут же дед пошёл на грядку,
Целый день ходил
Вприсядку:
И удобрил, и полил,
И заборчик смастерил.

Вот дождался урожая.
Репка выросла
Большая.

Начал дед тянуть –
Не может.
Смотрит,
Кто ему поможет.
Кликнул бабу
На подмогу.
Та упёрла в землю ногу:

Бабка за дедку,
Дедка за репку –
Поднатужились, и вот –
Дед схватился за живот:
– Надо внучку
Нам позвать –
Урожай помочь убрать.

Внучка за бабку,
Бабка за дедку,
Дедка за репку –
Тянут, тянут – не идёт
Ни назад
И ни вперёд.

Побежала к дому
Внучка,
Привела собаку Жучку.
Жучка за внучку,
Внучка за бабку,
Бабка за дедку,
Дедка за репку –
Словно вся семья
На грядке
Занимается зарядкой.
Что за чудо эта репка:
Под землёй засела крепко.
Но не стоит отступать,
Надо кошку Мурку звать.

Кошка за Жучку,
Жучка за внучку,
Внучка за бабку,
Бабка за дедку,
Дедка за репку –
Вроде, всех уже позвали,
Только вытянем
Едва ли.

Что за сорт такой упрямый?
Может,
В грядке вырыть яму
И заполнить динамитом?
Может трактор
Подсобит нам?

Только смотрят –
Из подвала
Мышка
К грядке прибежала.

Нам и трактора не нужно!
Ну-ка вместе,
Ну-ка дружно!

Дедка за репку,
Бабка за дедку,
Внучка за бабку,
Жучка за внучку,
Кошка за Жучку –
Мышка
В очередь не встала,
А за репку забежала,
В землю вгрызлась, словно крот,
Корни репкины грызёт.

В корешках у репки сила.
Мышка корни откусила,
Тут же репку и достали.
Сразу есть её не стали,
Принесли её домой,
Закатили пир горой!
Баба репку
Потушила,
В кашу репку
Накрошила.
С маслом,
С мёдом репку ели,
За столом весь день сидели.

Дед за помощь всех хвалил,
Бабу больше не бранил,
Баба внучку
Не ругала,
Внучка Жучку
Приласкала,
Жучка кошку не гоняла,
Кошка мышку
Не пугала,
Мышка,
Трубкой не играла,
Трубку больше не теряла.

И живут с тех пор, не тужат,
А все вместе
Крепко дружат.
***
Две гусеницы снизу, от земли
По стеблю высоченному ползли.
«Жизнь — это труд. Карабкайся, пока
Не доползёшь до счастья — до цветка!» —
Так бормотала про себя одна,
И день за днём карабкалась она.
Другая думала: «Зачем всё время лезть?
Ведь можно здесь спокойно листья есть».
Ленилась, ела, куклилась и вот
Уже крылата собралась в полёт.
Увидела цветок и без труда
Взлетела наша бабочка туда.
Но вот сюрприз — она там не одна:
Трудолюбивая, тоща и голодна,
Но всё же счастлива, уже лежала там…

Свой путь у каждого к вершинам и цветам.

Не хочешь напрягаться и потеть?
Уверен ли, что сможешь полететь?
***
Жил да был Иван-дурак.
Жил без злобы, без заботы,
Не за деньги, а «за так»
Нанимался на работу.

Говорит ему хозяйка:
– Мне нужна для щей капуста.
В погреб, Ваня, полезай-ка.

Смотрит Ваня – в поле пусто,
Лишь сугробы на земле
(Дело было в феврале).

Вот и думает Иван:
«Не такой уж я болван.
Если в поле – ни росточка,
Неужели в тёмной бочке
Станет что-нибудь расти?
Нет, хозяюшка, прости,
И сама на эти щи
Ты капусты поищи.
Вон в хлеву стоит корова –
Весела, жива, здорова.
Стало быть, еда коровья
Не опасна для здоровья.
Мы из сена сварим щи!»

Пол-копны он притащил,
Еле в избу заволок.
Сунул сено в котелок,
Хорошенько посолил,
Ключевой воды налил…
Сам доволен: «Ай да Ванька!»
Кушать подано, хозяйка.

А вот было как-то раз:
Он гусей хозяйских пас.
Увидали гуси пруд,
Подбежали и плывут.
Тут уж Ване не до шуток:
Гуси – птицы больше уток,
Два гуся – почти что пуд,
Да к тому ж глубокий пруд.
Гуси все ко дну пойдут
Через несколько минут.
На спасенье нет надежды.
Ваня – прямо в пруд в одежде.
По колено там вода.
Вышел Ваня из пруда –
Грязный, мокрый весь до нитки,
На носу сидят улитки.
Но зато на этот раз
Он гусей от смерти спас.

В той деревне жил Пахом,
Был он умным мужиком.
Он сказал Ивану так:
– Ваня, ты совсем дурак.
Обойди весь белый свет,
Но тебя глупее нет.

Ваня так ему ответил:
– Дураков полно на свете,
И меня глупее всяко
Драчуны и забияки.
Кто собой доволен очень,
Тот меня глупее точно.
И совсем уже глупы
Те, кто жадны и скупы.
Но глупее тех, кто зол,
Я пока что не нашёл.

И подумал тут Пахом:
А дурак-то наш с умом.
***
Жил-был змей.
Он жил в горе,
В пребольшой-большой норе.
Трехголовый был
И страшный,
Жёг огнем поля и пашни.
Уж такой он был здоровый –
Часто завтракал
Коровой.
Зубы –
Как у крокодила,
А молва о нём ходила,
Будто огненная сила
У него от керосина
И он за день пару бочек
Выпивает между прочим.
Словом,
Змей был – хоть куда,
Но случилась с ним
Беда.

Он давно хотел
Сыночка,
А была у змея дочка.
Сын родился,
Наконец, –
Сна лишился
Змей-отец:
У змеёныша, увы,
Две всего лишь головы.
И капризы у ребёнка –
Не желает есть
Телёнка.
Вот опять сегодня снова
Он с утра не ел мясного.
Говорит Горыныч сыну:
– Выпей, крошка,
Керосину.
Лучше брал пример
С сестры бы,
В чешуе она, как рыбы,
А какой в желудке жар:
Как дыхнёт –
Кругом пожар!
Замечательный ребёнок:
Трубку
Требует с пелёнок.
Я ей в трубку табака
Насыпаю три мешка.
Как закурит, даже я
Вылетаю из жилья.
Уж такая змейка-злючка,
Я её зову Горючка.
Пьёт горючее до дна
И всё время
Голодна.
Дай ей волю, так она
Съесть могла бы и слона.
А овечек –
Сразу две
Надо каждой голове.

Говорит змеёныш змею:
– Жечь поля я не умею.
Жалко мне губить телят,
Ведь телята жить хотят.
И козла или барана
Я живьём
Глотать не стану.
И кобылу не хочу,
Я в деревню полечу.

А в деревне
Детвора
Ждет змеёныша с утра.
Каждый мальчик там умеет
Запускать бумажных змеев.
Настоящий
Змей летучий
В сорок раз, конечно, лучше:
Он не просто так летает –
На спине
Детей катает.

Кто немножко посмелее,
Забираются на шеи.
На хребте
И у хвоста
Есть сидячие места.
Впереди,
У самых шей,
Восемь мест
Для малышей.

– Эй, малыш,
Ты с кем вдвоём?
Мы собачек не берём.
Замечательный щеночек,
Ну, возьми, раз очень хочет.
– При посадке
Не толкаться!
Ну, держитесь крепче,
Братцы.
– Всё, Дракоша, полетели!
Выше крыши,
Выше ели,
Полетели выше тучки…
Вдруг навстречу им –
Горючка.
Стало завидно сестрице,
Что братишка веселится.
Машет крыльями Дракоша
И змеюка
Машет тоже,
Он быстрей летит вперёд,
И она не отстаёт.
На полянку приземлились,
Малыши в траву скатились.

– Эй, – кричит змеюка братцу, –
Перестань меня бояться.
Хорошенько посмотри –
Видишь,
Нет огня внутри.
Керосина не пила я
И теперь совсем не злая.
Улетела я от змея.
У папаши –
Как в тюрьме я.
Мясо – во как надоело!
Я бы клевера поела.
И зачем поляны жечь,
Если можно в травку лечь?
Ведь когда сожжёшь поля,
Некрасивая земля.
Я не буду
Больше злючкой,
Не зови меня Горючкой.
И еще одно событье –
Трубку бросила курить я.
Ведь в народе говорят,
Что табак –
Опасный яд.
Да к тому же
Я – девица,
Трубка мне совсем не к лицам –
У меня ведь три лица,
Каждое –
Красавица!

– Молодец, –
Сказал Дракоша, –
Видишь, день какой хороший.
Хочешь, вместе полетаем,
Ребятишек покатаем?
А вот как тебя назвать,
Надо вместе
Нам решать –
Машей, Катей,
Ирой, Клавой,
Аней или Брониславой?

Вдруг сказал
Один мальчишка:
– Бронислава –
Длинно слишком.
Ты, Дракоша, посмотри:
У неё голов-то три.
Пусть и будет змейка наша –
Света-Ксения-Наташа.

И сказала сразу Ксюша:
– Братец,
Ты меня послушай:
Видишь,
Как гора дымится, –
Змей в горе ужасно злится,
Из горы
Пускает пламя,
Полетит сейчас за нами.
А ведь он,
Когда сердит,
Пострашней, чем динамит.
Нам с тобою будет
Крышка.
Что же делать нам, братишка?

– У меня спроси совета, –
Перебила Ксюшу Света, –
Ведь Наташа
Знает точно,
Где горючего источник.
– Да, – ответила Наташа, –
Керосин – погибель наша.
Нам дождаться
Надо ночи,
Керосиновый источник
Мы отыщем до рассвета.

Тут опять вмешалась Света:
– Ну зачем же
Ждать нам ночи?
Ночью будет страшно очень,
Ночью очень мало света, –
Говорит Наташе Света, –
Я ведь
Справа голова,
Значит,
Я всегда права!

Тут Наташа возмутилась:
– Ты права?!
Скажи на милость!
Да от этакой хвастуши
У меня завяли уши.
И хотя расту я слева,
Но и ты не королева.
Да с твоим бы
Хвастовством
Лучше быть тебе
Хвостом!

Стали головы ругаться.
Оглянулись – нету братца.
Полетел
К горе он прямо,
Под горою вырыл яму…
Рассказать,
Что дальше было?
Нефть
Из скважины забила.
Дальше был большой скандал –
Змей всю гору раскидал,
Но поддался уговору
И опять построил гору.
Из горы
Трубопровод
Прямо к городу идёт.
А по трубам
Нефть течёт –
Змею деньги
И почёт.
Он теперь живёт – не тужит,
Он теперь
В Газпроме служит.

А Наташа-Ксана-Света
Улетела на край света,
В Диснейленде
Там живёт,
Брату письма часто шлёт.
Их Дракоша получает
И сестрице отвечает.
А живёт он молодцом,
Скоро будет
Сам
Отцом.
***
В одной деревушке,
В красивой избушке
Жила-поживала
Седая старушка.

Жил-был у старушки
Козлёнок Антошка –
Мохнатые ушки
И острые рожки.

Старушка козлёночка
Очень любила,
Гулять на верёвочке
К речке водила.

И серенький козлик
Старушку любил,
Но очень он
Шустрым
Козлёночком был.

Бывало, старушка
Гуляет по травке,
А козлик лягушек
Пугает в канавке.
Приходит старушка
С прогулки в избушку,
И вдруг под подушкой
Находит лягушку.

Старушка Антошке
Наварит картошки,
А он свою плошку
Нацепит на рожки,
И ну по избушке
Картошку гонять –
Не может старушка
Антошку унять.

На праздник старушка
Пекла пироги
Из репы с петрушкой
И белой муки.
Антошка гостей
Дожидаться не стал,
Наелся сластей
И варенье достал,
И пять пирожков
Без начинки оставил,
А тесто
Пустое
На место
Поставил.

Однажды старушка
Пошла на базар,
А козлик из шкафа
Достал самовар
И рогом ударил.
Совсем не со зла:
Он вдруг в самоваре
Увидел козла.

На кухне старушка
Готовила щи.
Антошка кадушку
В избу затащил,
Засунул в кадушку
Ромашек букет,
Дождался старушку
И крикнул: «Об-е-е-е-д».

На рынке старушка
Купила ватрушку.
Антошка в окошко
Увидел старушку,
Нашел где-то ложку,
Сидит на скамье
И просит Антошка
Старушку: «И мн-е-е-е».

Но вот
Как-то раз
Захотелось Антошке
На речку сходить
По знакомой дорожке.
А возле дороги
Увидел он поле,
Решил он немного
Побегать на воле.

За полем – лесок,
И подумал козлёнок:
«Схожу на часок,
Я уже не ребёнок».

В лесу на Антошку
Три волка
Напали.
Другой бы
Унёс свои ножки
Едва ли.

На козлика
Хищники
Бросились сразу.
Один заработал
Копытцем
По глазу.
Другой по зубам
Получил от Антошки,
А третий наткнулся
На острые рожки.

К старушке вернулся
Проказник Антошка,
Но с этого дня
Стал умнее немножко.

Ведь понял Антошка
Козлиным умишком,
Что был
До сих пор
Легкомысленным
Слишком:
Будь это не в сказке,
Будь это на деле,
То волки
Легко бы
Его одолели.
***
Варварина внешность достойна портрета!
Признаюсь: мне нравится скромница эта.
Поскольку давно я с красавицей дружен,
То знаю: скромна она только снаружи.
Пусть в серые перья ворона одета,
Она не поклонница серого цвета,
И в жизни её, как в причудливой сказке,
Намешаны разнообразные краски,
И каждой из красок придумщица рада…

Однажды
Варваре
досталась помада –
Неначатый тюбик: «Помада губная».
Какими судьбами, я толком не знаю,
Но цвет – вырви глаз! – не бывает краснее.
И что наша модница сделала с нею?
Вестимо, накрасила клюв первым делом,
Потом – оперение в общем и целом,
И крылья, и хвост – изнутри и снаружи,
Потом отраженье проверила в луже.
(Но был ветерок и, понятное дело,
Варвара подробностей не разглядела.)
Потом полетела на встречу к подружке.
А дальше – покруче, чем выстрел из пушки:
Вся стая ворон городского квартала
С таким громким кар-Р-Р-Р никогда не взлетала.
Всё утро их крик по кварталу носило…
О, да! Красота – это с т р — р — р а ш н а я сила.
***
Мышка
По лесу бежала,
Тёплый дом себе искала.
Вот под вечер, сбившись с ног,
Возле пня нашла сапог.
Пусть не нов он и не чищен,
Пусть порвалось голенище –
Замечательный сапог,
Просто терем-теремок!

Мышка рада:
«Вот удача!
В сапоге устрою дачу».
Заползла она в сапог,
Слышит рядом:
Прыг да скок.
Навострила мышка ушки –
Глядь:
В траве сидит лягушка.

Говорит лягушка мышке:
– Я ищу себе домишко.
А зовут меня Тамара.
Можем жить с тобой на пару.
Хоть я слабая на вид,
Но умею мух ловить.
Отвечает мышь лягушке:
– Я мечтала о подружке.
Мы теперь с тобой вдвоём
Очень славно заживём.
Но, признаться, я совсем
Комаров и мух не ем,
Я питаюсь только кашей.
Звать меня ты можешь Машей.

Говорит лягушка:
– Маша,
Как ты можешь кушать кашу?
Кто с утра
Наелся мушек,
Тот счастливей всех лягушек.
Кто глотает комаров,
Тот упитан и здоров.
Ну да ладно, спать пора,
Мушек будем есть с утра.
А сейчас
С тобой вдвоём
Мы воды
В сапог нальём.

Возражает мышка:
– Тома,
Нам воды не нужно дома.
Как мы ляжем на кровать –
Нам же мокро будет спать?!
Лучше мы с тобой корою
Вход в сапог
Сейчас закроем,
Сена сунем под сапог,
Чтоб он снизу не подмок.

– Спать на сене?!
Клюква в квасе!
Мы не выдержим и часа.
Ты наверно заболела
Или каши много съела.
Для здоровья
Очень важно,
Чтобы в доме было влажно.

– Дома влажно?
Тома, что ты –
Это дом,
А не болото!
Что за странная идея,
Не желаю жить в воде я.
Вон в лесу
Бежит ручей,
В нём бидон лежит
Ничей.
Чем не домик для лягушки?

– Ты права, моя подружка!
Ты ведь мышка,
А не рыба.
За бидон тебе спасибо.
Я всю жизнь жила в пруду,
Я в ручей
Теперь пойду.
Чтобы крепче
Нам дружить,
Лучше нам
Не вместе жить.

И с тех пор они живут –
Тома – там,
А Маша – тут.
Не-разлей-водой подружки,
В гости
Бегают друг к дружке
И гуляют
Над ручьём,
И не спорят
Ни о чём.
***
Ворона птенцов обучала, как жить,
Кого им бояться и с кем им дружить:
«А пуще всего опасайтесь людей!
Особенно если какой-то злодей
Наклонится — камень с дороги поднять,
Быстрей улетайте» — учила их мать.

Спросил у вороны вороний сынок:
«А вдруг он заранее камень припас?» —

«Ну, значит, урок мой пошёл тебе впрок.
Теперь я могу быть спокойной за вас!»
***
Упавший из гнезда птенец
Готов был встретить свой конец,
Но закатил глазёнки лишь,
Как — шур! — в траве мелькнула мышь.

Спросила мышка: «Что за чудо?
Ты кто таков, зачем, откуда?» —
«Оттуда», — вверх подняв свой нос,
Малыш в ответ ей произнёс.

Втащила мышь птенца под пень,
Еду носила каждый день,
Вот и остался он живой,
Подрос, окреп и стал… совой.

Пусть незамысловаты мыши,
Но свято верят в то, что свыше.
***
Весной один Учёный кот
Искать в Неве надумал брод,
И пёс породы «водолаз»
Едва утопленника спас.

Как только кот мяукнуть смог,
Немедля псу он дал зарок:
— Поверь, спаситель дорогой,
Я в реку больше — ни ногой!
Решил я жить на берегу,
Покуда плавать не смогу
Как лебедь или же как гусь…
А в воду лезть остерегусь.

Пёс удивлён:
— Как станешь ты
Учиться плавать без воды?

Ответил кот:
— Я так привык.
Английский я учу язык,
На берегах живя, увы,
Не Темзы, а родной Невы.
***
Шли однажды два солдата,
Шли откуда-то куда-то,
Мимо царских шли палат.
Говорит один солдат:
«Глянь-ка, Ванька, во дворце
Не царица ль на крыльце?»

А и впрямь стоит царица —
Черноброва, белолица,
В соболях, червонном злате,
В шитом жемчугом халате,
Сладко улыбается —
Чистая красавица!

Меж собой они толкуют:
«Где б сыскать жену такую?
Вдруг найти поможет Боже
Нам девиц в такой одёже».

Царь их толки как услышал,
Из дворца к солдатам вышел:
«Что ж вы, братцы, неженаты?»
И зазвал к себе в палаты.
Приказал своим девицам
Наварили чтоб яиц им.
Положил среди простых
Два яичка расписных.
Что-то царь, видать, задумал —
Выбирайте по яйцу, мол.

Что ж тут думать?
Дело ясно —
Каждый взял яичко красно.
Царь потребовал назад
Эти яйца у солдат,
Взял все яйца —
Восемь дюжин!
«Это будет вам на ужин».

Облупил их царской ручкой
И сложил на блюдо кучкой:
«Вот теперь кто различит
Их на вкус или на вид,
На любой своей девице
Разрешу тому жениться».

Тут за стол солдаты сели,
Чуть не все яички съели.

«Нет, — сказал один, — на вкус
Различить их не берусь».

И второй ответил тоже,
Что яички все похожи,
И найдёт яйцо едва ли
То, что выбрал он вначале.

«То-то! —
Царь тогда изрёк. —
Вам понятен мой урок?
Прачке стоит нарядиться,
Так сойдёт и за царицу.
А царицы без одёжи
На других девиц похожи.
Так что рты не разевайте
И о яйцах вспоминайте,
Если вдруг красавица
Очень вам понравится».
***
Садитесь и слушайте сказочку, дети.
Ворона Варвара варила спагетти.
Не правда ли, странно?
В России вороны
Привыкли простые варить макароны,
Резонно считая спагетти закуской
Скорей итальянской,
Чем истинно русской.
Конечно, мы знаем: отдельные птицы
По осени
Любят летать за границы,
Летают в Италию утки и гуси –
Вполне вероятно, спагетти в их вкусе.
Воронам же
Грязь на российском просторе
Гораздо милей, чем Тирренское море –
Вороны на юг никогда не летали,
А если летали,
То не до Италии.
А впрочем, меняется жизнь на планете…

Однако вернёмся к Варваре.
Спагетти!
Ведь что-то должно-таки было случиться,
Чтоб наша ворона,
Солидная птица,
Вдруг в корне
Свои изменила привычки,
Как делают разные мелкие птички.
Ведь повод какой-то
Для этого нужен?
Ещё бы не повод!
Сегодня на ужин
К Варваре заглянет
Тот ворон,
который,
Назвал нашу птицу
недавно
сеньорой.
Сеньора ворона!
Польщённая птица
Пирог испекла под названием «пицца»,
Купила вино под названьем «Чинзано»,
Хотя неожиданно это и странно,
И ворона встретить
По-царски готова…

Что делает с птицами
доброе слово!
***
В любви и дружбе жили нос со ртом.
Но как-то раз заспорили о том,
Что носу-бедолаге никогда
Не достаётся вкусная еда,
Что рот, мол, вкусно ест и сладко пьёт,
А носу ни кусочка не даёт,
Что это не по-дружески.
И вот
Делиться с другом согласился рот,
И при содействии губы и языка
Засунул в нос севрюги полкуска.
А, кстати, это был как раз банкет,
Вот только кстати был он или нет,
Но что случилось за столом потом,
Мы не опишем ни пером, ни ртом.

А нос с тех пор имеет мрачный вид
И рту завидовать отнюдь не норовит.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.