Красивые стихи о Родине

Стихи

Научить или навязать ребенку любовь к своей стране невозможно. Трепетное, глубинное чувство зарождается по мере взросления, знакомства с удивительной историей родного края, богатством могучего языка в творчестве русских поэтов и писателей. Ведь именно стихи о родине как ничто другое сохранили в себе особенные черты характера русского человека с только ему присущими нравственными ценностями, широтой души, трудолюбием и верностью. Знакомство с патриотическими произведениями приобщает детей к общечеловеческим ценностям, представляя собой богатейший источник познавательного нравственного развития. Главное, не просто передать знания, а позаботиться о воспитании души, заложить зерно, порождающее личность. Красивые стихи о Родине собраны в этом разделе.

Если скажут слово «родина»,
Сразу в памяти встаёт
Старый дом, в саду смородина,
Толстый тополь у ворот.
У реки берёзка — скромница
И ромашковый бугор…
А другим, наверно, вспомнится
Свой родной московский двор.

В лужах первые кораблики,
Где недавно был каток,
И большой соседней фабрики
Громкий радостный гудок.

Или степь, от маков красная,
Золотая целина…
Родина бывает разная,
Но у всех она одна!

***
Поезжай за моря-океаны,
Надо всею землёй пролети:
Есть на свете различные страны,
Но такой, как у нас, не найти.
Глубоки наши светлые воды,
Широка и привольна земля,
И гремят, не смолкая, заводы,
И шумят, расцветая, поля…

***
Кремлёвские звёзды
Над нами горят,
Повсюду доходит их свет!
Хорошая Родина есть у ребят,
И лучше той Родины
Нет!

***
Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит её рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
Но я люблю — за что, не знаю сам —
Её степей холодное молчанье,
Её лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек её, подобные морям;
Просёлочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень.
Люблю дымок спалённой жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь жёлтой нивы
Чету белеющих берёз,
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно.
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

***
— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!
— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке,
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!..
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой!..
Земля тряслась — как наши груди;
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой…

Вот смерклось.
Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять…
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!

***
Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосёт глаза.
Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и мёдом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах весёлый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая
Дайте родину мою».

***
Запели тёсанные дроги,
Бегут равнины и кусты.
Опять часовни на дороге
И поминальные кресты.

Опять я тёплой грустью болен
От овсяного ветерка.
И на извёстку колоколен
Невольно крестится рука.

О Русь — малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —
Люблю до радости и боли
Твою озёрную тоску.

Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить —
Я научиться не могу.

И не отдам я эти цепи,
И не расстанусь с долгим сном,
Когда звенят родные степи
Молитвословным ковылём.

***
Жура-жура-журавель!
Облетал он сто земель.
Облетал, обходил,
Крылья, ноги натрудил.

Мы спросили журавля:
– Где же лучшая земля? –
Отвечал он, пролетая:
– Лучше нет родного края!

***
Отчизне кубок сей, друзья!
Страна, где мы впервые
Вкусили сладость бытия,
Поля, холмы родные,

Родного неба милый свет,
Знакомые потоки,
Златые игры первых лет
И первых лет уроки,

Что вашу прелесть заменит?
О родина святая,
Какое сердце не дрожит,
Тебя благословляя?

***
Вошла Россия в сложный поворот,
От свар вселенских ко делам домашним,
К реформам, тем, что ждал давно народ,
К своим заводам, промыслам и пашням.

На дрязги мира тратила она –
Своих сынов, ресурсы и терпенье.
Воспрянуть вновь теперь она должна,
Врагов вчерашних приведя в смятенье.

Цвет нации – такая молодежь,
Что в битве Бородинской под картечью
Шла, отметая и расчет и ложь,
Честь ставя выше смерти и увечий.

В четырнадцать Василий Головнин,
Игрушки позабыв и пух перины,
В морских боях, как истый дворянин,
Уже произведен в гардемарины.

И парусник его «Не тронь меня»
Запомнил, как отважного «салагу»
За подвиг наградили от царя
Медалью золотою «За отвагу».

И помним, как всего лишь в десять лет
Алеша Грейг по трапу забирался
На борт фрегата, где в пылу побед
Сам Нельсон-адмирал им восхищался.

Да, было тяжело тогда ему,
Но навыки пришли с трудом и потом.
Зато поздней, понятно почему,
Командовал он Черноморским флотом.

Вперед, Россия! Близится расцвет
Духовных сил, науки и талантов,
Где молодежь – национальный цвет,
Займет места геройские Атлантов.

***
Холмы, перелески,
Луга и поля —
Родная, зелёная
Наша земля.
Земля, где я сделал
Свой первый шажок,
Где вышел когда-то
К развилке дорог.
И понял, что это
Раздолье полей —
Отчизны моей.

***
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

***
Родина – слово большое, большое!
Пусть не бывает на свете чудес,
Если сказать это слово с душою,
Глубже морей оно, выше небес!
В нем умещается ровно полмира:
Мама и папа, соседи, друзья.
Город родимый, родная квартира,
Бабушка, школа, котенок … и я.

Зайчик солнечный в ладошке,
Куст сирени за окошком
И на щечке родинка –
Это тоже Родина.

***
Вешняя,
бодрая,
Вечная,
добрая,
Трактором
вспахана
Счастьем
засеяна —
Вся на глазах она
С юга
до севера!
Родина милая,
Родина русая,
Мирная-мирная
Русская-русская…

***
Приветствую тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где льется дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья.
Я твой — я променял порочный двор цирцей,
Роскошные пиры, забавы, заблужденья
На мирный шум дубров, на тишину полей,
На праздность вольную, подругу размышленья.

Я твой — люблю сей темный сад
С его прохладой и цветами,
Сей луг, уставленный душистыми скирдами,
Где светлые ручьи в кустарниках шумят.
Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крилаты;
Везде следы довольства и труда…

Я здесь, от суетных оков освобожденный,
Учуся в истине блаженство находить,
Свободною душой закон боготворить,
Роптанью не внимать толпы непросвещенной,
Участьем отвечать застенчивой мольбе
И не завидовать судьбе
Злодея! иль глупца — в величии неправом.

Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!
В уединеньи величавом
Слышнее ваш отрадный глас.
Он гонит лени сон угрюмый,
К трудам рождает жар во мне,
И ваши творческие думы
В душевной зреют глубине.

Но мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежества убийственный позор.
Не видя слез, не внемля стона,
На пагубу людей избранное судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого владельца.
Здесь тягостный ярем до гроба все влекут,
Надежд и склонностей в душе питать не смея,
Здесь девы юные цветут
Для прихоти бесчувственной злодея.
Опора милая стареющих отцов,
Младые сыновья, товарищи трудов,
Из хижины родной идут собой умножить
Дворовые толпы измученных рабов.
О, если б голос мой умел сердца тревожить!
Почто в груди моей горит бесплодный жар,
И не дан мне судьбой витийства грозный дар?
Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
И рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством свободы просвещенной
Взойдет ли наконец прекрасная заря?

***
В детском садике узнали
Мы прекрасные слова.
Их впервые прочитали:
Мама, Родина, Москва.

Пролетят весна и лето.
Станет солнечной листва.
Озарятся новым светом
Мама, Родина, Москва.

Солнце ласково нам светит.
Льется с неба синева.
Пусть всегда живут на свете
Мама, Родина, Москва!

***
И красива и богата
Наша Родина, ребята.
Долго ехать от столицы
До любой ее границы.

Все вокруг свое, родное:
Горы, степи и леса:
Рек сверканье голубое,
Голубые небеса.

Каждый город
Сердцу дорог,
Дорог каждый сельский дом.
Все в боях когда-то взято
И упрочено трудом!

***
Встало солнце над горою,
Мрак ночной размыт зарёю,
Луг в цветах, как расписной…
С добрым утром,
Край родной!
Шумно двери заскрипели,
Птицы ранние запели,
Звонко спорят с тишиной…
С добрым утром,
Край родной!
Люди вышли на работу,
Пчёлы мёдом полнят соты,
В небе тучки – ни одной…
С добрым утром,
Край родной!

***
Слышишь песенку ручья?
Это — Родина твоя.
Слышишь голос соловья?
Это — Родина твоя.

Руки матери твоей,
Звон дождей, и шум ветвей,
И в лесу смородина —
Это тоже родина.

***
Утром солнышко встает,
Нас на улицу зовёт.
Выхожу из дома я:
– Здравствуй, улица моя!
Я пою и в тишине
Подпевают птицы мне.
Травы шепчут мне в пути:
– Ты скорей, дружок, расти!

Отвечаю травам я,
Отвечаю ветру я,
Отвечаю солнцу я:
– Здравствуй, Родина моя!

***
С чего начинается родина?
С картинки в твоём букваре.
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе.
А может, она начинается
С той песни, что пела нам мать,
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять.

С чего начинается родина?
С заветной скамьи у ворот,
С той самой берёзки, что во поле,
Под ветром склоняясь, растёт.

А может, она начинается
С весенней запевки скворца.
И с этой дороги просёлочной,
Которой не видно конца.

С чего начинается родина?
С окошек, горящих вдали.
Со старой отцовской будёновки,
Что где-то в шкафу мы нашли.

А может, она начинается
Со стука вагонных колёс.
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своём сердце принёс.

***
То берёзка, то рябина,
Куст ракиты над рекой.
Край родной, навек любимый,
Где найдёшь ещё такой!
От морей до гор высоких,
Посреди родных широт —
Всё бегут, бегут дороги,
И зовут они вперёд.

Солнцем залиты долины,
И куда ни бросишь взгляд —
Край родной, навек любимый,
Весь цветёт, как вешний сад.

Детство наше золотое!
Всё светлей ты с каждым днём
Под счастливою звездою
Мы живём в краю родном!

***
На моём рисунке
Поле с колосками,
Церковка на горке
Рядом с облаками.
На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Родина моя.
На моём рисунке
Лучики рассвета,
Рощица и речка,
Солнышко и лето.
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Выросли ромашки,
Вдоль по тропке скачет
Всадник на коняшке,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

***
Что мы Родиной зовём?
Дом, где мы с тобой живём,
И берёзки, вдоль которых
Рядом с мамой мы идём.
Что мы Родиной зовём?
Поле с тонким колоском,
Наши праздники и песни,
Тёплый вечер за окном.

Что мы Родиной зовём?
Всё, что в сердце бережём,
И под небом синим-синим
Флаг России над Кремлём.

***
Если долго-долго-долго
В самолёте нам лететь,
Если долго-долго-долго
На Россию нам смотреть,
То увидим мы тогда
И леса, и города,
Океанские просторы,
Ленты рек, озёра, горы…

Мы увидим даль без края,
Тундру, где звенит весна,
И поймём тогда, какая,
Наша Родина большая,
Необъятная страна.

***
О, неподатливый язык!
Чего бы попросту — мужик,
Пойми, певал и до меня:
«Россия, родина моя!»
Но и с калужского холма
Мне открывалася она —
Даль, тридевятая земля!
Чужбина, родина моя!

Даль, прирожденная, как боль,
Настолько родина и столь —
Рок, что повсюду, через всю
Даль — всю ее с собой несу!

Даль, отдалившая мне близь,
Даль, говорящая: «Вернись Домой!»
Со всех — до горних звезд —
Меня снимающая мест!

Недаром, голубей воды,
Я далью обдавала лбы.
Ты! Сей руки своей лишусь,—
Хоть двух! Губами подпишусь
На плахе: распрь моих земля —
Гордыня, родина моя!

***
Цветёт над тихой речкой яблоня.
Сады, задумавшись, стоят.
Какая Родина нарядная,
Она сама как дивный сад!
Играет речка перекатами,
В ней рыба вся из серебра,
Какая Родина богатая,
Не сосчитать её добра!

Бежит волна неторопливая,
Простор полей ласкает глаз.
Какая Родина счастливая,
И это счастье всё для нас!

***
Есть своя родная земля
У ручья и у журавля.
И у нас с тобой есть она –
И земля родная одна.

***
Здесь тёплое поле наполнено рожью,
Здесь плещутся зори в ладонях лугов.
Сюда златокрылые ангелы Божьи
По лучикам света сошли с облаков.
И землю водою святой оросили,
И синий простор осенили крестом.
И нет у нас Родины, кроме России –
Здесь мама, здесь храм, здесь отеческий дом.

***
На моём рисунке
Поле с колосками,
Церковка на горке
Рядом с облаками.
На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Родина моя.
На моём рисунке
Лучики рассвета,
Рощица и речка,
Солнышко и лето.
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Выросли ромашки,
Вдоль по тропке скачет
Всадник на коняшке,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

***
Льётся солнышко весёлое
Золотыми ручейками
Над садами и над сёлами,
Над полями и лугами.
Здесь идут грибные дождики,
Светят радуги цветные,
Здесь простые подорожники
С детства самые родные.

Тополиные порошицы
Закружились на опушке,
И рассыпались по рощице
Земляничные веснушки.

Здесь идут грибные дождики,
Светят радуги цветные,
Здесь простые подорожники
С детства самые родные.

И опять захороводили
Стайки ласточек над домом,
Чтобы снова спеть о Родине
Колокольчикам знакомым.

***
Касаясь трех великих океанов,
Она лежит, раскинув города,
Покрыта сеткою меридианов,
Непобедима, широка, горда.
Но в час, когда последняя граната
Уже занесена в твоей руке
И в краткий миг припомнить разом надо
Все, что у нас осталось вдалеке,

Ты вспоминаешь не страну большую,
Какую ты изъездил и узнал,
Ты вспоминаешь родину — такую,
Какой ее ты в детстве увидал.

Клочок земли, припавший к трем березам,
Далекую дорогу за леском,
Речонку со скрипучим перевозом,
Песчаный берег с низким ивняком.

Вот где нам посчастливилось родиться,
Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли
Ту горсть земли, которая годится,
Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,
Да, можно голодать и холодать,
Идти на смерть… Но эти три березы
При жизни никому нельзя отдать.

***
Лесок весёлый, родные нивы,
Реки извивы, цветущий склон,
Холмы и сёла, простор привольный
И колокольный певучий звон.
С твоей улыбкой, с твоим дыханьем
Сливаюсь я.
Необозримый, Христом хранимый,
Мой край родимый,
Любовь моя.

***
Летают самолёты
над нашими полями…
А я кричу пилотам:
«Меня возьмите с вами!
Чтоб над родной землёю
пронёсся я стрелою,
увидел реки, горы,
Долины и озёра,
и зыбь на Чёрном море,
и лодки на просторе,
равнины в буйном цвете
и всех детей на свете!»

***
На широком просторе
Предрассветной порой
Встали алые зори
Над родимой страной.
С каждым годом всё краше
Дорогие края…
Лучше Родины нашей
Нет на свете, друзья!

***
Привет тебе, мой край родной,
С твоими тёмными лесами,
С твоей великою рекой,
И неоглядными полями!
Привет тебе, народ родимый,
Герой труда неутомимый,
Среди зимы и в летний зной!
Привет тебе, мой край родной!

***
О Русь! в тоске изнемогая,
Тебе слагаю гимны я.
Милее нет на свете края,
О родина моя!
Твоих равнин немые дали
Полны томительной печали,
Тоскою дышат небеса,
Среди болот, в бессилье хилом,
Цветком поникшим и унылым,
Восходит бледная краса.

Твои суровые просторы
Томят тоскующие взоры
И души, полные тоской.
Но и в отчаянье есть сладость.
Тебе, отчизна, стон и радость,
И безнадежность, и покой.

Милее нет на свете края,
О Русь, о родина моя.
Тебе, в тоске изнемогая,
Слагаю гимны я.

***
Ушло тепло с полей, и стаю журавлей
Ведёт вожак в заморский край зелёный.
Летит печально клин,
И весел лишь один,
Один какой-то журавлёнок несмышлёный.
Он рвётся в облака, торопит вожака,
Но говорит ему вожак сурово:
— Хоть та земля теплей,
А родина милей,
Милей — запомни, журавлёнок, это слово.

Запомни шум берёз и тот крутой откос,
Где мать тебя увидела летящим;
Запомни навсегда,
Иначе никогда,
Дружок, не станешь журавлём ты настоящим.

У нас лежат снега,
У нас гудит пурга
И голосов совсем не слышно птичьих.
А где-то там вдали
Курлычут журавли,
Они о Родине заснеженной курлычут.

***
Славься, великая,
Многоязыкая
Братских российских
Народов семья.
Стой, окружённая,
Вооружённая
Древней твердыней
Седого Кремля!

Здравствуй, любимое,
Неколебимое
Знамя, струящее
Разума свет!

Славная дедами,
Бравыми внуками
Дружных российских
Народов семья.

Крепни победами,
Ширься науками,
Вечно нетленная
Славы земля!

***
Привет, Россия — родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…
Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле — по сёлам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.

Привет, Россия — родина моя!
Сильнее бурь, сильнее всякой воли
Любовь к твоим овинам у жнивья,
Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

За все хоромы я ей отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем…
Как миротворно в горницу мою
По вечерам закатывалось солнце!

Как весь простор, небесный и земной,
Дышал в оконце счастьем и покоем,
И достославной веял стариной,
И ликовал под ливнями и зноем!…

***
Нет края на свете красивей,
Нет Родины в мире светлей!
Россия, Россия, Россия, –
Что может быть сердцу милей?
Кто был тебе равен по силе?
Терпел пораженья любой!
Россия, Россия, Россия, –
Мы в горе и счастье – с тобой!

Россия! Как Синюю птицу,
Тебя бережём мы и чтим,
А если нарушат границу,
Мы грудью тебя защитим!

И если бы нас вдруг спросили:
«А чем дорога вам страна?»
– Да тем, что для всех нас Россия,
Как мама родная, – одна!

***
Российский край, моя земля,
Родимые просторы!
У нас и реки, и поля,
Моря, леса и горы.
И север есть у нас, и юг.
Сады цветут на юге.
На севере снега вокруг –
Там холода и вьюги.

В Москве ложатся спать сейчас,
Луна глядит в оконце.
Дальневосточник в тот же час
Встаёт, встречая солнце.

Российский край, как ты велик!
С границы до границы
И скорый поезд напрямик
В неделю не домчится.

Звучат по радио слова –
Им дальний путь не труден.
Знакомый голос твой, Москва,
Повсюду слышен людям.

И рады мы всегда вестям
О нашей мирной жизни.
Как счастливо живётся нам
В своей родной Отчизне!

Народы – как одна семья,
Хотя язык их разный.
Все – дочери и сыновья
Своей страны прекрасной.

И Родина у всех одна.
Привет тебе и слава,
Непобедимая страна,
Российская держава!

***
Россия подобна огромной квартире.
Четыре окна в ней и двери четыре:
На север, на запад, на юг, на восток.
Над нею небесный висит потолок.
Роскошный ковер устилает в квартире
Полы на Таймыре и в Анадыре.
И солнце горит в миллиард киловатт,
Поскольку местами наш дом темноват.

И, как и положено каждой квартире,
Имеется в ней Кладовая Сибири:
Хранится там ягод различных запас,
И рыба, и мясо, и уголь, и газ.

А рядом с Курилкой — Курильской грядою –
Находятся краны с горячей водою,
У сопки Ключевской клокочут ключи
(Пойди и горячую воду включи!)

Еще есть в квартире три классные ванны:
Северный, Тихий и Атлантический океаны.
И мощная печка системы «Кузбасс»,
Что греет зимою холодною нас.

А вот холодильник с названием «Арктика»,
Прекрасно работает в нем автоматика.
И справа от древних кремлевских часов
Идут еще семь часовых поясов.

Все есть в Русском доме для жизни удобной,
Но нету порядка в квартире огромной:
Тут вспыхнет пожар, там труба потекла.
То громко соседи стучат из угла.

То стены трещат, то посыпалась краска,
Лет двести назад отвалилась Аляска,
Поехала крыша, пропал горизонт…
Опять перестройка и снова ремонт.

Что строят, строители сами не знают:
Сначала построят, а после сломают.
Всем хочется — сразу построили чтоб
Избу-Чум-Ярангу-Дворец-Небоскреб!

Мы все в нашем доме соседи и жители:
Простые жильцы, управдомы, строители.
И что мы построим теперь на Руси?..
Об этом ты папу и маму спроси.

***
Когда из родины звенит нам
сладчайший, но лукавый слух,
не празднословно, не молитвам
мой предается скорбный дух.

Нет, не из сердца, вот отсюда,
где боль неукротима, вот —
крылом, окровавленной грудой,
обрубком костяным — встает

мой клекот, клокотанье: Боже,
Ты, отдыхающий в раю,
на смертном, на проклятом ложе
тронь, воскреси — ее… мою!..

***
Я покинул родимый дом,
Голубую оставил Русь.
В три звезды березняк над прудом
Теплит матери старой грусть.

Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде.
Словно яблонный цвет, седина
У отца пролилась в бороде.

Я не скоро, не скоро вернусь!
Долго петь и звенеть пурге.
Стережет голубую Русь
Старый клен на одной ноге.

И я знаю, есть радость в нем
Тем, кто листьев целует дождь,
Оттого, что тот старый клен
Головой на меня похож.

Я покинул родимый дом,
Голубую оставил Русь.
В три звезды березняк над прудом
Теплит матери старой грусть.

Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде.
Словно яблонный цвет, седина
У отца пролилась в бороде.

Я не скоро, не скоро вернусь!
Долго петь и звенеть пурге.
Стережет голубую Русь
Старый клен на одной ноге.

И я знаю, есть радость в нем
Тем, кто листьев целует дождь,
Оттого, что тот старый клен
Головой на меня похож.

***
Только вдумайся, вслушайся
В имя «Россия!»
В нём и росы, и синь,
И сиянье, и сила.
Я бы только одно у судьбы
попросила —
Чтобы снова враги не пошли на
Россию…

Только вдумайся, вслушайся
В имя «Россия!»
В нём и росы, и синь,
И сиянье, и сила.
Я бы только одно у судьбы
попросила —
Чтобы снова враги не пошли на
Россию…

***
Что мы Родиной зовём?
Дом, где мы с тобой живём,
И берёзки, вдоль которых
Рядом с мамой мы идём.

Что мы Родиной зовём?
Поле с тонким колоском,
Наши праздники и песни,
Тёплый вечер за окном.

Что мы Родиной зовём?
Всё, что в сердце бережём,
И под небом синим-синим
Флаг России над Кремлём.

Что мы Родиной зовём?
Дом, где мы с тобой живём,
И берёзки, вдоль которых
Рядом с мамой мы идём.

Что мы Родиной зовём?
Поле с тонким колоском,
Наши праздники и песни,
Тёплый вечер за окном.

Что мы Родиной зовём?
Всё, что в сердце бережём,
И под небом синим-синим
Флаг России над Кремлём.

***
Уж так изменится, что сыну,
Что даже сыну не узнать?

Вот он дождётся с нею встречи,
И вдруг, смотри, беда стряслась:
Ни прежней, с детства милой речи,
Ни русых кос,
Ни синих глаз…

Россия – мать,
Святой и зримый,
Да будет жребий твой велик!
Но сохрани неповторимый
Свой материнский светлый лик.

Уж так изменится, что сыну,
Что даже сыну не узнать?

Вот он дождётся с нею встречи,
И вдруг, смотри, беда стряслась:
Ни прежней, с детства милой речи,
Ни русых кос,
Ни синих глаз…

Россия – мать,
Святой и зримый,
Да будет жребий твой велик!
Но сохрани неповторимый
Свой материнский светлый лик.

***
Растет у дороги
Гусиная травка,
А возле дороги —
С водою канавка.
И всякая всячина
Плавает в ней:
У берега прячется,
Дремлет на дне:
Жуки и пиявки,
Стрекозы, козявки
Покоя не знают,
Шныряют, ныряют,
И мелкие рыбки
Здесь даже бывают.
А бабушка Маня,
Козу погоняя,
Сказала,
От солнца глаза заслоняя:
— Живу я на свете
Уж семьдесят лет,
Лучшее вот энтих
Местов в мире нет.

Растет у дороги
Гусиная травка,
А возле дороги —
С водою канавка.
И всякая всячина
Плавает в ней:
У берега прячется,
Дремлет на дне:
Жуки и пиявки,
Стрекозы, козявки
Покоя не знают,
Шныряют, ныряют,
И мелкие рыбки
Здесь даже бывают.
А бабушка Маня,
Козу погоняя,
Сказала,
От солнца глаза заслоняя:
— Живу я на свете
Уж семьдесят лет,
Лучшее вот энтих
Местов в мире нет.

***
Смоленск и Тула, Киев и Воронеж
Своей прошедшей славою горды.
Где нашу землю посохом не тронешь, —
Повсюду есть минувшего следы.
Нас дарит кладами былое время:
Копни лопатой и найдёшь везде –
Тут – в Данциге откованное стремя,
А там — стрелу, калённую в Орде.
Зарыли в землю много ржавой стали
Все, кто у нас попировал в гостях!
Как памятник стоит на пьедестале,
Так встала Русь на вражеских костях.
К нам, древней славы неусыпным стражам,
Взывает наше прошлое, веля,
Чтоб на заржавленном железе вражьем
И впредь стояла русская земля!

Смоленск и Тула, Киев и Воронеж
Своей прошедшей славою горды.
Где нашу землю посохом не тронешь, —
Повсюду есть минувшего следы.
Нас дарит кладами былое время:
Копни лопатой и найдёшь везде –
Тут – в Данциге откованное стремя,
А там — стрелу, калённую в Орде.
Зарыли в землю много ржавой стали
Все, кто у нас попировал в гостях!
Как памятник стоит на пьедестале,
Так встала Русь на вражеских костях.
К нам, древней славы неусыпным стражам,
Взывает наше прошлое, веля,
Чтоб на заржавленном железе вражьем
И впредь стояла русская земля!

***
Встало солнце над горою,
Мрак ночной размыт зарёю,
Луг в цветах, как расписной…
С добрым утром,
Край родной!

Шумно двери заскрипели,
Птицы ранние запели,
Звонко спорят с тишиной…
С добрым утром,
Край родной!

Люди вышли на работу,
Пчёлы мёдом полнят соты,
В небе тучки – ни одной…
С добрым утром,
Край родной!

Встало солнце над горою,
Мрак ночной размыт зарёю,
Луг в цветах, как расписной…
С добрым утром,
Край родной!

Шумно двери заскрипели,
Птицы ранние запели,
Звонко спорят с тишиной…
С добрым утром,
Край родной!

Люди вышли на работу,
Пчёлы мёдом полнят соты,
В небе тучки – ни одной…
С добрым утром,
Край родной!

***
Россия подобна огромной квартире.
Четыре окна в ней и двери четыре:
На север, на запад, на юг, на восток.
Над нею небесный висит потолок.

Роскошный ковер устилает в квартире
Полы на Таймыре и в Анадыре.
И солнце горит в миллиард киловатт,
Поскольку местами наш дом темноват.

И, как и положено каждой квартире,
Имеется в ней Кладовая Сибири:
Хранится там ягод различных запас,
И рыба, и мясо, и уголь, и газ.

А рядом с Курилкой — Курильской грядою —
Находятся краны с горячей водою,
У сопки Ключевской клокочут ключи
(Пойди и горячую воду включи!)

Еще есть в квартире три классные ванны:
Северный, Тихий и Атлантический океаны.
И мощная печка системы «Кузбасс»,
Что греет зимою холодною нас.

А вот холодильник с названием «Арктика»,
Прекрасно работает в нем автоматика.
И справа от древних кремлевских часов
Идут еще семь часовых поясов.

Все есть в Русском доме для жизни удобной,
Но нету порядка в квартире огромной:

Тут вспыхнет пожар, там труба потекла.
То громко соседи стучат из угла.
То стены трещат, то посыпалась краска,
Лет двести назад отвалилась Аляска,
Поехала крыша, пропал горизонт…
Опять перестройка и снова ремонт.

Что строят, строители сами не знают:
Сначала построят, а после сломают.
Всем хочется — сразу построили чтоб
Избу-Чум-Ярангу-Дворец-Небоскреб!

Мы все в нашем доме соседи и жители:
Простые жильцы, управдомы, строители.
И что мы построим теперь на Руси?..
Об этом ты папу и маму спроси.

Россия подобна огромной квартире.
Четыре окна в ней и двери четыре:
На север, на запад, на юг, на восток.
Над нею небесный висит потолок.

Роскошный ковер устилает в квартире
Полы на Таймыре и в Анадыре.
И солнце горит в миллиард киловатт,
Поскольку местами наш дом темноват.

И, как и положено каждой квартире,
Имеется в ней Кладовая Сибири:
Хранится там ягод различных запас,
И рыба, и мясо, и уголь, и газ.

А рядом с Курилкой — Курильской грядою —
Находятся краны с горячей водою,
У сопки Ключевской клокочут ключи
(Пойди и горячую воду включи!)

Еще есть в квартире три классные ванны:
Северный, Тихий и Атлантический океаны.
И мощная печка системы «Кузбасс»,
Что греет зимою холодною нас.

А вот холодильник с названием «Арктика»,
Прекрасно работает в нем автоматика.
И справа от древних кремлевских часов
Идут еще семь часовых поясов.

Все есть в Русском доме для жизни удобной,
Но нету порядка в квартире огромной:

Тут вспыхнет пожар, там труба потекла.
То громко соседи стучат из угла.
То стены трещат, то посыпалась краска,
Лет двести назад отвалилась Аляска,
Поехала крыша, пропал горизонт…
Опять перестройка и снова ремонт.

Что строят, строители сами не знают:
Сначала построят, а после сломают.
Всем хочется — сразу построили чтоб
Избу-Чум-Ярангу-Дворец-Небоскреб!

Мы все в нашем доме соседи и жители:
Простые жильцы, управдомы, строители.
И что мы построим теперь на Руси?..
Об этом ты папу и маму спроси.

***
Россия начиналась не с меча,
Она с косы и плуга начиналась,
А потому, что кровь не горяча,
А потому, что русского плеча
Ни разу в жизни злоба не касалась..

И стрелами звеневшие бои
Лишь прерывали труд её всегдаш-ний.
Недаром конь могучего Ильи
Осёдлан был хозяином на пашне.

В руках, весёлых только от труда,
По добродушью иногда не сразу
Возмездие вздымалось. Это да.
Но жажды крови не было ни разу,

А коли верх одерживали орды,
Прости, Россия, беды сыновей.
Когда бы не усобицы князей,
То как бы ордам дали бы по мордам!

Но только подлость радовалась зря.
С богатырём недолговечны шутки;
Да, можно обмануть богатыря,
Но победить — вот это уже дудки!

Ведь это было так же бы смешно,
Как, скажем, биться с солнцем и луною,
Тому порукой – озеро Чудское,
Река Непрядва и Бородино.

И если тьмы тевтонцев иль
Батыя нашли конец на родине моей,
То нынешняя гордая Россия
Стократ ещё прекрасней и сильней!

И в схватке с самой лютою войною
Она и ад сумела превозмочь.
Тому порукой – города-герои
В огнях салюта в праздничную ночь!

И вечно тем сильна моя страна,
Что никого нигде не унижала.
Ведь доброта сильнее, чем война,
Как бескорыстье действеннее жала,

Встаёт заря, светла и горяча.
И будет так вовеки нерушимо.
Россия начиналась не с меча,
И потому она непобедима!

Россия начиналась не с меча,
Она с косы и плуга начиналась,
А потому, что кровь не горяча,
А потому, что русского плеча
Ни разу в жизни злоба не касалась..

И стрелами звеневшие бои
Лишь прерывали труд её всегдаш-ний.
Недаром конь могучего Ильи
Осёдлан был хозяином на пашне.

В руках, весёлых только от труда,
По добродушью иногда не сразу
Возмездие вздымалось. Это да.
Но жажды крови не было ни разу,

А коли верх одерживали орды,
Прости, Россия, беды сыновей.
Когда бы не усобицы князей,
То как бы ордам дали бы по мордам!

Но только подлость радовалась зря.
С богатырём недолговечны шутки;
Да, можно обмануть богатыря,
Но победить — вот это уже дудки!

Ведь это было так же бы смешно,
Как, скажем, биться с солнцем и луною,
Тому порукой – озеро Чудское,
Река Непрядва и Бородино.

И если тьмы тевтонцев иль
Батыя нашли конец на родине моей,
То нынешняя гордая Россия
Стократ ещё прекрасней и сильней!

И в схватке с самой лютою войною
Она и ад сумела превозмочь.
Тому порукой – города-герои
В огнях салюта в праздничную ночь!

И вечно тем сильна моя страна,
Что никого нигде не унижала.
Ведь доброта сильнее, чем война,
Как бескорыстье действеннее жала,

Встаёт заря, светла и горяча.
И будет так вовеки нерушимо.
Россия начиналась не с меча,
И потому она непобедима!

***
Россия в сердце не случайна,
Я исходил её пешком.
Она гремит во мне ключами,
Шумит весенними ручьями,
Над гнёздами орёт грачами,
Трубит пастушеским рожком.

Россия! Я тебе обязан.
Ты вся, как церковь, на виду.
Твоей рукой, как сноп, я связан,
Поставлен в общую скирду!

Служу тебе и днём и ночью,
Что тяжко, это ничего.
Своим словесным узоречьем
Ложусь я на твоё чело!

Россия в сердце не случайна,
Я исходил её пешком.
Она гремит во мне ключами,
Шумит весенними ручьями,
Над гнёздами орёт грачами,
Трубит пастушеским рожком.

Россия! Я тебе обязан.
Ты вся, как церковь, на виду.
Твоей рукой, как сноп, я связан,
Поставлен в общую скирду!

Служу тебе и днём и ночью,
Что тяжко, это ничего.
Своим словесным узоречьем
Ложусь я на твоё чело!

***
Нет края на свете красивей,
Нет Родины в мире светлей!
Россия, Россия, Россия, —
Что может быть сердцу милей?

Кто был тебе равен по силе?
Терпел пораженья любой!
Россия, Россия, Россия, —
Мы в горе и счастье — с тобой!

Россия! Как Синюю птицу,
Тебя бережём мы и чтим,
А если нарушат границу,
Мы грудью тебя защитим!

И если бы нас вдруг спросили:
«А чем дорога вам страна?»
— Да тем, что для всех нас Россия,
Как мама родная, — одна!

Нет края на свете красивей,
Нет Родины в мире светлей!
Россия, Россия, Россия, —
Что может быть сердцу милей?

Кто был тебе равен по силе?
Терпел пораженья любой!
Россия, Россия, Россия, —
Мы в горе и счастье — с тобой!

Россия! Как Синюю птицу,
Тебя бережём мы и чтим,
А если нарушат границу,
Мы грудью тебя защитим!

И если бы нас вдруг спросили:
«А чем дорога вам страна?»
— Да тем, что для всех нас Россия,
Как мама родная, — одна!

***
Ты так всегда доверчива, Россия,
Что, право, просто оторопь берет.
Еще с времен Тимура и Батыя
Тебя, хитря, терзали силы злые
И грубо унижали твой народ.

Великая трагедия твоя
Вторично в мире сыщется едва ли:
Ты помнишь, как удельные князья,
В звериной злобе отчие края
Врагам без сожаленья предавали?!

Народ мой добрый! Сколько ты страдал
От хитрых козней со своим доверьем!
Ведь Рюрика на Русь никто не звал.
Он сам с дружиной Новгород подмял
Посулами, мечом и лицемерьем!

А что в недавнем прошлом, например?
Какие честь, достоинство и слава?
Была у нас страна СССР –
Великая и гордая держава.

Но ведь никак же допустить нельзя,
Чтоб жить стране без горя и тревоги!
Нашлись же вновь «удельные князья»,
А впрочем, нет! Какие там «князья»!
Сплошные крикуны и демагоги!

И так же нужно было развалить
И растащить все силы и богатства,
Чтоб нынче с ней не то, что говорить,
А даже и не думают считаться!

И сколько же нужно было провести
Лихих законов, бьющих злее палки,
Чтоб мощную державу довести
До положенья жалкой приживалки!

И, далее уже без остановки,
Они, цинично попирая труд,
И заморским дядям тащат и везут
Леса и недра наши по дешевке!

Да, Русь всегда доверчива. Все так.
Но сколько раз в истории случалось,
Как ни ломал, как ни тиранил враг,
Она всегда, рассеивая мрак,
Как птица Феникс, снова возрождалась!

А если так, то, значит, и теперь
Все непременно доброе случится,
И от обид, от горя и потерь
Россия на куски не разлетится!

И грянет час, хоть скорый, хоть не скорый,
Когда Россия встанет во весь рост.
Могучая, от недр до самых звезд,
И сбросит с плеч деляческие своры!

Не знаю: доживем мы или нет
До этих дней, мои родные люди,
Но твердо верю: загорится свет,
Но точно знаю: возрождение будет!

Когда наступят эти времена?
Судить не мне. Но разлетятся тучи!
И знаю твердо: правдой зажжена,
Еще предстанет всем моя страна
И гордой, и великой, и могучей!

Ты так всегда доверчива, Россия,
Что, право, просто оторопь берет.
Еще с времен Тимура и Батыя
Тебя, хитря, терзали силы злые
И грубо унижали твой народ.

Великая трагедия твоя
Вторично в мире сыщется едва ли:
Ты помнишь, как удельные князья,
В звериной злобе отчие края
Врагам без сожаленья предавали?!

Народ мой добрый! Сколько ты страдал
От хитрых козней со своим доверьем!
Ведь Рюрика на Русь никто не звал.
Он сам с дружиной Новгород подмял
Посулами, мечом и лицемерьем!

А что в недавнем прошлом, например?
Какие честь, достоинство и слава?
Была у нас страна СССР –
Великая и гордая держава.

Но ведь никак же допустить нельзя,
Чтоб жить стране без горя и тревоги!
Нашлись же вновь «удельные князья»,
А впрочем, нет! Какие там «князья»!
Сплошные крикуны и демагоги!

И так же нужно было развалить
И растащить все силы и богатства,
Чтоб нынче с ней не то, что говорить,
А даже и не думают считаться!

И сколько же нужно было провести
Лихих законов, бьющих злее палки,
Чтоб мощную державу довести
До положенья жалкой приживалки!

И, далее уже без остановки,
Они, цинично попирая труд,
И заморским дядям тащат и везут
Леса и недра наши по дешевке!

Да, Русь всегда доверчива. Все так.
Но сколько раз в истории случалось,
Как ни ломал, как ни тиранил враг,
Она всегда, рассеивая мрак,
Как птица Феникс, снова возрождалась!

А если так, то, значит, и теперь
Все непременно доброе случится,
И от обид, от горя и потерь
Россия на куски не разлетится!

И грянет час, хоть скорый, хоть не скорый,
Когда Россия встанет во весь рост.
Могучая, от недр до самых звезд,
И сбросит с плеч деляческие своры!

Не знаю: доживем мы или нет
До этих дней, мои родные люди,
Но твердо верю: загорится свет,
Но точно знаю: возрождение будет!

Когда наступят эти времена?
Судить не мне. Но разлетятся тучи!
И знаю твердо: правдой зажжена,
Еще предстанет всем моя страна
И гордой, и великой, и могучей!

***
Здесь тёплое поле наполнено рожью,
Здесь плещутся зори в ладонях лугов.
Сюда златокрылые ангелы Божьи
По лучикам света сошли с облаков.

И землю водою святой оросили,
И синий простор осенили крестом.
И нет у нас Родины, кроме России —
Здесь мама, здесь храм, здесь отеческий дом.

Здесь тёплое поле наполнено рожью,
Здесь плещутся зори в ладонях лугов.
Сюда златокрылые ангелы Божьи
По лучикам света сошли с облаков.

И землю водою святой оросили,
И синий простор осенили крестом.
И нет у нас Родины, кроме России —
Здесь мама, здесь храм, здесь отеческий дом.

***
Не всё ли равно мне — рабой ли, наёмницей
Иль просто безумной тебя назовут?
Ты светишь…Взгляну — и мне счастие вспомнится..
Да, эти лучи не зайдут!

Ты в страсти моей, и в страданьях торжественных,
И в женском медлительном взгляде была..
В полях озарённых, холодных и девственных,
Цветком голубым ты цвела.

Ты осень водила по рощам заплаканным,
Весной целовала ресницы мои.
Ты в душных церквах повторяла за дьяконом
Слепые слова ектеньи.

Ты летом за нивой цвела зарницами;
В день зимний я в инее видел твой лик.
Ты ночью склонялась со мной над страницами
Властительных, песенных книг.

Была ты и будешь.. Таинственно создан я
Из блеска и дымки твоих облаков.
Когда надо мною ночь плещется звёздная,
Я слышу твой реющий зов!

Ты — в сердце, Россия! Ты — цель и подножие,
Ты — в ропоте крови, в смятенье мечты!
И мне ли плутать в этот век бездорожия?
Мне светишь по-прежнему ты!

Не всё ли равно мне — рабой ли, наёмницей
Иль просто безумной тебя назовут?
Ты светишь…Взгляну — и мне счастие вспомнится..
Да, эти лучи не зайдут!

Ты в страсти моей, и в страданьях торжественных,
И в женском медлительном взгляде была..
В полях озарённых, холодных и девственных,
Цветком голубым ты цвела.

Ты осень водила по рощам заплаканным,
Весной целовала ресницы мои.
Ты в душных церквах повторяла за дьяконом
Слепые слова ектеньи.

Ты летом за нивой цвела зарницами;
В день зимний я в инее видел твой лик.
Ты ночью склонялась со мной над страницами
Властительных, песенных книг.

Была ты и будешь.. Таинственно создан я
Из блеска и дымки твоих облаков.
Когда надо мною ночь плещется звёздная,
Я слышу твой реющий зов!

Ты — в сердце, Россия! Ты — цель и подножие,
Ты — в ропоте крови, в смятенье мечты!
И мне ли плутать в этот век бездорожия?
Мне светишь по-прежнему ты!

***
Россия, ты – великая держава,
Твои просторы бесконечно велики.
На все века себя ты увенчала славой.
И нет другого у тебя пути.

Озёрный плен твои леса венчает.
Каскад хребтов в горах мечты таит.
Речной поток от жажды исцеляет,
А степь родная хлебушек родит.

Твоими городами мы гордимся.
От Бреста до Владивостока путь открыт.
Тебя венчает славная столица,
А Петербург историю хранит.

В земле твоей богатств поток неиссякаем,
К сокровищам твоим нам путь лежит.
Как мало о тебе ещё мы знаем.
Как много изучить нам предстоит.

Россия, ты – великая держава,
Твои просторы бесконечно велики.
На все века себя ты увенчала славой.
И нет другого у тебя пути.

Озёрный плен твои леса венчает.
Каскад хребтов в горах мечты таит.
Речной поток от жажды исцеляет,
А степь родная хлебушек родит.

Твоими городами мы гордимся.
От Бреста до Владивостока путь открыт.
Тебя венчает славная столица,
А Петербург историю хранит.

В земле твоей богатств поток неиссякаем,
К сокровищам твоим нам путь лежит.
Как мало о тебе ещё мы знаем.
Как много изучить нам предстоит.

***
Ласточки-певуньи
Над моим окном
Лепят, лепят гнёздышко…
Знаю, скоро в нём
Птенчики появятся,
Станут голосить,
Будут им родители
Мошкару носить.
Выпорхнут малютки
Летом из гнезда,
Полетят над миром,
Но они всегда
Будут знать и помнить,
Что в краю родном
Их приветит гнёздышко
Над моим окном.

Ласточки-певуньи
Над моим окном
Лепят, лепят гнёздышко…
Знаю, скоро в нём
Птенчики появятся,
Станут голосить,
Будут им родители
Мошкару носить.
Выпорхнут малютки
Летом из гнезда,
Полетят над миром,
Но они всегда
Будут знать и помнить,
Что в краю родном
Их приветит гнёздышко
Над моим окном.

***
Давайте, друзья, в любую погоду
Будем беречь родную природу!
И от любви заботливой нашей.
Станет земля и богаче, и краше!

Помните, взрослые, помните, дети!
Помните, что красота на планете
Будет зависеть только от нас.
Не забывайте об этом сейчас.
Планету живую сберечь для народа.
И пусть восхваляет гимн жизни
Природа!

Давайте, друзья, в любую погоду
Будем беречь родную природу!
И от любви заботливой нашей.
Станет земля и богаче, и краше!

Помните, взрослые, помните, дети!
Помните, что красота на планете
Будет зависеть только от нас.
Не забывайте об этом сейчас.
Планету живую сберечь для народа.
И пусть восхваляет гимн жизни
Природа!

***
Холмы, перелески,
Луга и поля —
Родная, зелёная
Наша земля.
Земля, где я сделал
Свой первый шажок,
Где вышел когда-то
К развилке дорог.
И понял, что это
Раздолье полей —
Частица великой
Отчизны моей.

Холмы, перелески,
Луга и поля —
Родная, зелёная
Наша земля.
Земля, где я сделал
Свой первый шажок,
Где вышел когда-то
К развилке дорог.
И понял, что это
Раздолье полей —
Частица великой
Отчизны моей.

***
Есть своя родная земля
У ручья и у журавля.
И у нас с тобой есть она –
И земля родная одна.

Есть своя родная земля
У ручья и у журавля.
И у нас с тобой есть она –
И земля родная одна.

***
Родины себе не выбирают.
Начиная видеть и дышать,
Родину на свете получают
Непреложно, как отца и мать.
Дни стояли сизые, косые…
Непогода улица мела…
Родилась я осенью в России,
И меня Россия приняла.
Родина! И радости и горе
Неразрывно слиты были в ней.
Родина! В любви. В бою и споре
Ты была союзницей моей.
Родина! Нежнее первой ласки
Научила ты меня беречь
Золотые пушкинские сказки.
Гоголя пленительную речь,
Ясную, просторную природу,
Кругозор на сотни вёрст окрест,
Истинную вольность и свободу,
Заботливой руки раздольный жест.
Напоила беспокойной кровью,
Водами живого родника,
Как морозом, обожгла любовью
Русского шального мужика.
Я люблю раскатистые грозы,
Хрусткий и накатанный мороз,
Клейкие живительные слёзы
Утренних сияющих берёз,
Безымянных реченек излуки.
Тихие вечерние поля;
Я к тебе протягиваю руки,
Родина единая моя.

Родины себе не выбирают.
Начиная видеть и дышать,
Родину на свете получают
Непреложно, как отца и мать.
Дни стояли сизые, косые…
Непогода улица мела…
Родилась я осенью в России,
И меня Россия приняла.
Родина! И радости и горе
Неразрывно слиты были в ней.
Родина! В любви. В бою и споре
Ты была союзницей моей.
Родина! Нежнее первой ласки
Научила ты меня беречь
Золотые пушкинские сказки.
Гоголя пленительную речь,
Ясную, просторную природу,
Кругозор на сотни вёрст окрест,
Истинную вольность и свободу,
Заботливой руки раздольный жест.
Напоила беспокойной кровью,
Водами живого родника,
Как морозом, обожгла любовью
Русского шального мужика.
Я люблю раскатистые грозы,
Хрусткий и накатанный мороз,
Клейкие живительные слёзы
Утренних сияющих берёз,
Безымянных реченек излуки.
Тихие вечерние поля;
Я к тебе протягиваю руки,
Родина единая моя.

***
Как жаль мне, что гордые наши слова
«Держава», «Родина» и «Отчизна»
Порою затёрты, звенят едва
В простом словаре повседневной жизни,

Я этой болтливостью не грешил.
Шагая по жизни путём солдата,
Я просто с рожденья тебя любил
Застенчиво, тихо и очень свято.

Какой ты была для меня всегда?
Наверное, в разное время разной.
Да, именно разною, как когда,
Но вечно моей и всегда прекрасной!

В каких-нибудь пять босоногих лет
Мир-это улочка, мяч футбольный,
Сабля, да синий змей треугольный,
Да голубь, вспарывающий рассвет.

И если б тогда у меня примерно
Спросили: какой представляю я Родину?
Я бы сказал, наверно:
— Она такая, как мама моя!

А после я видел тебя иною,
В свисте метельных уральских дней,
Тоненькой, строгой, с большой косою —
Первой учительницей моей.

Жизнь открывалась почти как в сказке,
Где с каждой минутой иная ширь,
Когда я шёл за твоей указкой
Всё выше и дальше в громадный мир!

Случись, рассержу я тебя порою-
Ты, пожурив, улыбнёшься вдруг
И скажешь, мой чуб потрепав рукою:
— Ну ладно. Давай выправляйся, друг!

А помнишь встречу в краю таёжном,
Когда, заблудившись, почти без сил,
Я сел на старый сухой валежник
И обречённо глаза прикрыл?

Сочувственно кедры вокруг шумели,
Стрекозы судачили с мошкарой:
— Отстал от ребячьей грибной артели..
— Жалко.. Совсем ещё молодой!

И тут, будто с суриковской картины,
Светясь от собственной красоты,
Шагнула ты, чуть отведя кусты,
С корзинкою, алою от малины.

Взглянула и всё уже поняла:
-Ты городской?.. Ну дак что ж, бывает..
У нас и свои-то, глядишь, плутают,
Пойдём-ка! – И руку мне подала.

И, сев на разъезде в гремящий поезд,
Хмельной от хлеба и молока,
Я долго видел издалека
Тебя, стоящей в заре по пояс..

Кто ты, пришедшая мне помочь?
Мне и теперь разобраться сложно:
Была ты и впрямь лесникова дочь
Или «хозяйка» лесов таёжных?

А впрочем, в каком бы я ни был краю
И как бы ни жил и сейчас, и прежде,
Я всюду, я сразу тебя узнаю-
Голос твой, руки, улыбку твою,
В какой ни явилась бы ты одежде!

Как жаль мне, что гордые наши слова
«Держава», «Родина» и «Отчизна»
Порою затёрты, звенят едва
В простом словаре повседневной жизни,

Я этой болтливостью не грешил.
Шагая по жизни путём солдата,
Я просто с рожденья тебя любил
Застенчиво, тихо и очень свято.

Какой ты была для меня всегда?
Наверное, в разное время разной.
Да, именно разною, как когда,
Но вечно моей и всегда прекрасной!

В каких-нибудь пять босоногих лет
Мир-это улочка, мяч футбольный,
Сабля, да синий змей треугольный,
Да голубь, вспарывающий рассвет.

И если б тогда у меня примерно
Спросили: какой представляю я Родину?
Я бы сказал, наверно:
— Она такая, как мама моя!

А после я видел тебя иною,
В свисте метельных уральских дней,
Тоненькой, строгой, с большой косою —
Первой учительницей моей.

Жизнь открывалась почти как в сказке,
Где с каждой минутой иная ширь,
Когда я шёл за твоей указкой
Всё выше и дальше в громадный мир!

Случись, рассержу я тебя порою-
Ты, пожурив, улыбнёшься вдруг
И скажешь, мой чуб потрепав рукою:
— Ну ладно. Давай выправляйся, друг!

А помнишь встречу в краю таёжном,
Когда, заблудившись, почти без сил,
Я сел на старый сухой валежник
И обречённо глаза прикрыл?

Сочувственно кедры вокруг шумели,
Стрекозы судачили с мошкарой:
— Отстал от ребячьей грибной артели..
— Жалко.. Совсем ещё молодой!

И тут, будто с суриковской картины,
Светясь от собственной красоты,
Шагнула ты, чуть отведя кусты,
С корзинкою, алою от малины.

Взглянула и всё уже поняла:
-Ты городской?.. Ну дак что ж, бывает..
У нас и свои-то, глядишь, плутают,
Пойдём-ка! – И руку мне подала.

И, сев на разъезде в гремящий поезд,
Хмельной от хлеба и молока,
Я долго видел издалека
Тебя, стоящей в заре по пояс..

Кто ты, пришедшая мне помочь?
Мне и теперь разобраться сложно:
Была ты и впрямь лесникова дочь
Или «хозяйка» лесов таёжных?

А впрочем, в каком бы я ни был краю
И как бы ни жил и сейчас, и прежде,
Я всюду, я сразу тебя узнаю-
Голос твой, руки, улыбку твою,
В какой ни явилась бы ты одежде!

***
О неподатливый язык!
Чего бы попросту – мужик,
Пойми, певал и до меня:
— Россия, родина моя!

Но и с калужского холма
Мне открывалася она —
Даль — тридевятая земля!
Чужбина, родина моя!

Даль, прирождённая, как боль,
Настолько родина и столь
Рок, что повсюду, через всю
Даль — всю её с собой несу!

Даль, отдалившая мне близь,
Даль, говорившая: «Вернись
Домой!». Со всех – до горных звёзд —
Меня снимающая с мест!

Недаром, голубей воды,
Я далью обдавала лбы.

Ты! Сей руки своей лишусь, —
Хоть двух! Губами подпишусь
На плахе: распрь моих земля —
Гордыня, родина моя!

О неподатливый язык!
Чего бы попросту – мужик,
Пойми, певал и до меня:
— Россия, родина моя!

Но и с калужского холма
Мне открывалася она —
Даль — тридевятая земля!
Чужбина, родина моя!

Даль, прирождённая, как боль,
Настолько родина и столь
Рок, что повсюду, через всю
Даль — всю её с собой несу!

Даль, отдалившая мне близь,
Даль, говорившая: «Вернись
Домой!». Со всех – до горных звёзд —
Меня снимающая с мест!

Недаром, голубей воды,
Я далью обдавала лбы.

Ты! Сей руки своей лишусь, —
Хоть двух! Губами подпишусь
На плахе: распрь моих земля —
Гордыня, родина моя!

***
Вешняя,
бодрая,
Вечная,
добрая,
Трактором
вспахана,
Счастьем
засеяна —
Вся на глазах она
С юга
до севера!
Родина милая,
Родина русая,
Мирная-мирная
Русская-русская…

Вешняя,
бодрая,
Вечная,
добрая,
Трактором
вспахана,
Счастьем
засеяна —
Вся на глазах она
С юга
до севера!
Родина милая,
Родина русая,
Мирная-мирная
Русская-русская…

***
Помню я: под сенью старых вишен
В том далёком,
В том донском селе
Жили пчёлы в камышовых крышах —
В каждой камышинке по пчеле…

Родина!
Простая и великая.
В давнем детстве, от беды храня,
Древними архангельскими ликами
Строго ты смотрела на меня…

А потом,
Позвав в края суровые,
Где весной не встретишь зеленя,
Жизнь взвалила рельсы стопудовые
На худого, юного меня.

Я копал руду на Крайнем Севере.
Много лет я молока не пил.
Только ты, земля моя,
Не верила,
Что тебе я в чём-то изменил.

Всё прошёл я:
Трудные дороги,
Злой навет и горькую беду,
Чтобы снова пальцами потрогать
Пыльную в канаве лебеду.

Я опять с тобой,
Земля просторная,
Где за клином старого жнивья
Под горой стоит село Подгорное —
Родина негромкая моя;

Где висит над хатой
Месяц рыжий;
Где в прозрачной невесомой мгле
Пчёлы спят под камышовой крышей —
В каждой камышинке по пчеле…

***
Помню я: под сенью старых вишен
В том далёком,
В том донском селе
Жили пчёлы в камышовых крышах —
В каждой камышинке по пчеле…

Родина!
Простая и великая.
В давнем детстве, от беды храня,
Древними архангельскими ликами
Строго ты смотрела на меня…

А потом,
Позвав в края суровые,
Где весной не встретишь зеленя,
Жизнь взвалила рельсы стопудовые
На худого, юного меня.

Я копал руду на Крайнем Севере.
Много лет я молока не пил.
Только ты, земля моя,
Не верила,
Что тебе я в чём-то изменил.

Всё прошёл я:
Трудные дороги,
Злой навет и горькую беду,
Чтобы снова пальцами потрогать
Пыльную в канаве лебеду.

Я опять с тобой,
Земля просторная,
Где за клином старого жнивья
Под горой стоит село Подгорное —
Родина негромкая моя;

Где висит над хатой
Месяц рыжий;
Где в прозрачной невесомой мгле
Пчёлы спят под камышовой крышей —
В каждой камышинке по пчеле…

***
Родина – слово большое, большое!
Пусть не бывает на свете чудес,
Если сказать это слово с душою,
Глубже морей оно, выше небес!

В нем умещается ровно полмира:
Мама и папа, соседи, друзья.
Город родимый, родная квартира,
Бабушка, школа, котенок … и я.

Зайчик солнечный в ладошке,
Куст сирени за окошком
И на щечке родинка –
Это тоже Родина.

Родина – слово большое, большое!
Пусть не бывает на свете чудес,
Если сказать это слово с душою,
Глубже морей оно, выше небес!

В нем умещается ровно полмира:
Мама и папа, соседи, друзья.
Город родимый, родная квартира,
Бабушка, школа, котенок … и я.

Зайчик солнечный в ладошке,
Куст сирени за окошком
И на щечке родинка –
Это тоже Родина.

***
Если скажут слово “Родина”,
Сразу в памяти встаёт
Старый дом, в саду смородина,
Толстый тополь у ворот.

У реки берёзка-скромница
И ромашковый бугор…
А другим, наверно, вспомнится
Свой родной московский двор…

В лужах первые кораблики,
Над скакалкой топот ног
И большой соседней фабрики
Громкий радостный гудок.

Или степь от маков красная,
Золотая целина…
Родина бывает разная,
Но у всех она одна!

Если скажут слово “Родина”,
Сразу в памяти встаёт
Старый дом, в саду смородина,
Толстый тополь у ворот.

У реки берёзка-скромница
И ромашковый бугор…
А другим, наверно, вспомнится
Свой родной московский двор…

В лужах первые кораблики,
Над скакалкой топот ног
И большой соседней фабрики
Громкий радостный гудок.

Или степь от маков красная,
Золотая целина…
Родина бывает разная,
Но у всех она одна!

***
На широком просторе
Предрассветной порой
Встали алые зори
Над родимой страной.

С каждым годом всё краше
Дорогие края…
Лучше Родины нашей
Нет на свете, друзья!

На широком просторе
Предрассветной порой
Встали алые зори
Над родимой страной.

С каждым годом всё краше
Дорогие края…
Лучше Родины нашей
Нет на свете, друзья!

***
На моём рисунке
Поле с колосками,
Церковка на горке
Рядом с облаками.
На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Лучики рассвета,
Рощица и речка,
Солнышко и лето.
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Выросли ромашки,
Вдоль по тропке скачет
Всадник на коняшке,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Поле с колосками,
Церковка на горке
Рядом с облаками.
На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Лучики рассвета,
Рощица и речка,
Солнышко и лето.
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Выросли ромашки,
Вдоль по тропке скачет
Всадник на коняшке,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

На моём рисунке
Мама и друзья,
На моём рисунке
Песенка ручья,
На моём рисунке
Радуга и я,
На моём рисунке
Родина моя.

***
Привет, Россия — родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…

Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле — по селам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.

Привет, Россия — родина моя!
Сильнее бурь, сильнее всякой воли
Любовь к твоим овинам у жнивья,
Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

За все хоромы я не отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем.
Как миротворно в горницу мою
По вечерам закатывалось солнце!

Как весь простор, небесный и земной,
Дышал в оконце счастьем и покоем,
И достославной веял стариной,
И ликовал под ливнями и зноем!..

Привет, Россия — родина моя!
Сильнее бурь, сильнее всякой воли
Любовь к твоим, Россия, журавлям,
Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

Привет, Россия — родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…

Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле — по селам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.

Привет, Россия — родина моя!
Сильнее бурь, сильнее всякой воли
Любовь к твоим овинам у жнивья,
Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

За все хоромы я не отдаю
Свой низкий дом с крапивой под оконцем.
Как миротворно в горницу мою
По вечерам закатывалось солнце!

Как весь простор, небесный и земной,
Дышал в оконце счастьем и покоем,
И достославной веял стариной,
И ликовал под ливнями и зноем!..

Привет, Россия — родина моя!
Сильнее бурь, сильнее всякой воли
Любовь к твоим, Россия, журавлям,
Любовь к тебе, изба в лазурном поле.

***
Привет тебе, мой край родной,
С твоими тёмными лесами,
С твоей великою рекой,
И неоглядными полями!

Привет тебе, народ родимый,
Герой труда неутомимый,
Среди зимы и в летний зной!
Привет тебе, мой край родной!

Привет тебе, мой край родной,
С твоими тёмными лесами,
С твоей великою рекой,
И неоглядными полями!

Привет тебе, народ родимый,
Герой труда неутомимый,
Среди зимы и в летний зной!
Привет тебе, мой край родной!

***
Какое прекрасное имя — Россия!
Мы с именем этим добрей и сильней.
В нём ветер надежды и дни фронтовые,
И шорох берёз, и печаль журавлей.

Проходят года над моею страною.
Проходят года над великой судьбой,
И если мы в жизни чего-нибудь стоим,
То лишь потому, что мы сердцем с тобой.

Такое прекрасное имя- Россия!
Завьюженный лес и молчанье полей.
Я в сердце своём это имя носила,
Когда расставалась с Россией моей.

Такое прекрасное имя — Россия!
Она нам свой добрый характер дала.
Всю жизнь об одном я судьбу лишь просила,
Чтоб вечно Россия счастливой была.

Какое прекрасное имя — Россия!
Мы с именем этим добрей и сильней.
В нём ветер надежды и дни фронтовые,
И шорох берёз, и печаль журавлей.

Проходят года над моею страною.
Проходят года над великой судьбой,
И если мы в жизни чего-нибудь стоим,
То лишь потому, что мы сердцем с тобой.

Такое прекрасное имя- Россия!
Завьюженный лес и молчанье полей.
Я в сердце своём это имя носила,
Когда расставалась с Россией моей.

Такое прекрасное имя — Россия!
Она нам свой добрый характер дала.
Всю жизнь об одном я судьбу лишь просила,
Чтоб вечно Россия счастливой была.

***
Славься, великая,
Многоязыкая
Братских российских
Народов семья.

Стой, окружённая,
Вооружённая
Древней твердыней
Седого Кремля!

Здравствуй, любимое,
Неколебимое
Знамя, струящее
Разума свет!

Славная дедами,
Бравыми внуками
Дружных российских
Народов семья.

Крепни победами,
Ширься науками,
Вечно нетленная
Славы земля!

Славься, великая,
Многоязыкая
Братских российских
Народов семья.

Стой, окружённая,
Вооружённая
Древней твердыней
Седого Кремля!

Здравствуй, любимое,
Неколебимое
Знамя, струящее
Разума свет!

Славная дедами,
Бравыми внуками
Дружных российских
Народов семья.

Крепни победами,
Ширься науками,
Вечно нетленная
Славы земля!

***
Опять я подумал о Родине,
Где стынет в росе лебеда,
Где в старой замшелой колодине
С утра холодеет звезда.

Там чёрные тени в дубраве
И белый над берегом сад.
И можно не думать о славе
И слушать, как листья летят…

Там речка прозрачна, как детство.
Там рыжим кустам камыша,
Наверное, точно известно,
Бессмертна ли наша душа.

***
Опять я подумал о Родине,
Где стынет в росе лебеда,
Где в старой замшелой колодине
С утра холодеет звезда.

Там чёрные тени в дубраве
И белый над берегом сад.
И можно не думать о славе
И слушать, как листья летят…

Там речка прозрачна, как детство.
Там рыжим кустам камыша,
Наверное, точно известно,
Бессмертна ли наша душа.

***
О, Россия!
С нелегкой судьбою страна…
У меня ты, Россия,
Как сердце, одна.
Я и другу скажу,
Я скажу и врагу —
Без тебя,
Как без сердца,
Прожить не смогу…

О, Россия!
С нелегкой судьбою страна…
У меня ты, Россия,
Как сердце, одна.
Я и другу скажу,
Я скажу и врагу —
Без тебя,
Как без сердца,
Прожить не смогу…

***
О чём эта песня плакучих берёз,
Мелодия, полная света и слёз?
О Родине, только о Родине.
О чём за холодным гранитом границ
Тоска улетающих на зиму птиц?
О Родине, только о Родине.

В минуты печали, в годину невзгод
Кто нас приголубит и кто нас спасёт?
Родина, только лишь Родина.
Кого в лютый холод нам надо согреть
И в трудные дни мы должны пожалеть?
Родину, милую Родину.

Когда мы уходим в межзвёздный полёт,
О чём наше сердце земное поёт?
О Родине, только о Родине.
Живём мы во имя добра и любви,
И лучшие песни твои и мои —
О Родине, только о Родине…

Под солнцем палящим и в снежной пыли
И думы мои, и молитвы мои —
О Родине, только о Родине.

О чём эта песня плакучих берёз,
Мелодия, полная света и слёз?
О Родине, только о Родине.
О чём за холодным гранитом границ
Тоска улетающих на зиму птиц?
О Родине, только о Родине.

В минуты печали, в годину невзгод
Кто нас приголубит и кто нас спасёт?
Родина, только лишь Родина.
Кого в лютый холод нам надо согреть
И в трудные дни мы должны пожалеть?
Родину, милую Родину.

Когда мы уходим в межзвёздный полёт,
О чём наше сердце земное поёт?
О Родине, только о Родине.
Живём мы во имя добра и любви,
И лучшие песни твои и мои —
О Родине, только о Родине…

Под солнцем палящим и в снежной пыли
И думы мои, и молитвы мои —
О Родине, только о Родине.

***
Что Родиной моей зовется?
Себе я задаю вопрос.
Река, что за домами вьется,
Иль куст кудрявых красных роз?

Вон та осенняя березка?
Или весенняя капель?
А может радуги полоска?
Или морозный зимний день?

Все то, что с детства рядом было?
Но это станет все пустяк
Без маминой заботы милой,
И без друзей мне все не так.

Так вот что Родиной зовется!
Чтоб были рядышком всегда
Все, кто поддержит, улыбнется,
Кому нужна и я сама!

Что Родиной моей зовется?
Себе я задаю вопрос.
Река, что за домами вьется,
Иль куст кудрявых красных роз?

Вон та осенняя березка?
Или весенняя капель?
А может радуги полоска?
Или морозный зимний день?

Все то, что с детства рядом было?
Но это станет все пустяк
Без маминой заботы милой,
И без друзей мне все не так.

Так вот что Родиной зовется!
Чтоб были рядышком всегда
Все, кто поддержит, улыбнется,
Кому нужна и я сама!

***
О, Родина! В неярком блеске
Я взором трепетным ловлю
Твои просеки, перелески —
Всё, что без памяти люблю:

И шорох рощи белоствольной,
И синий дым в дали пустой,
И ржавый крест над колокольней,
И низкий холмик со звездой…

Мои обиды и прощенья
Сгорят, как старое жнивьё.
В тебе одной — и утешенье,
И исцеление моё.

***
О, Родина! В неярком блеске
Я взором трепетным ловлю
Твои просеки, перелески —
Всё, что без памяти люблю:

И шорох рощи белоствольной,
И синий дым в дали пустой,
И ржавый крест над колокольней,
И низкий холмик со звездой…

Мои обиды и прощенья
Сгорят, как старое жнивьё.
В тебе одной — и утешенье,
И исцеление моё.

***
Если долго-долго-долго
В самолёте нам лететь,
Если долго-долго-долго
На Россию нам смотреть,
То увидим мы тогда
И леса, и города,
Океанские просторы,
Ленты рек, озёра, горы…

Мы увидим даль без края,
Тундру, где звенит весна,
И поймём тогда, какая,
Наша Родина большая,
Необъятная страна.

Если долго-долго-долго
В самолёте нам лететь,
Если долго-долго-долго
На Россию нам смотреть,
То увидим мы тогда
И леса, и города,
Океанские просторы,
Ленты рек, озёра, горы…

Мы увидим даль без края,
Тундру, где звенит весна,
И поймём тогда, какая,
Наша Родина большая,
Необъятная страна.

***
И красива и богата
Наша Родина, ребята.
Долго ехать от столицы
До любой ее границы.

Все вокруг свое, родное:
Горы, степи и леса:
Рек сверканье голубое,
Голубые небеса.

Каждый город
Сердцу дорог,
Дорог каждый сельский дом.
Все в боях когда-то взято
И упрочено трудом!

И красива и богата
Наша Родина, ребята.
Долго ехать от столицы
До любой ее границы.

Все вокруг свое, родное:
Горы, степи и леса:
Рек сверканье голубое,
Голубые небеса.

Каждый город
Сердцу дорог,
Дорог каждый сельский дом.
Все в боях когда-то взято
И упрочено трудом!

***
Я возьму карандаш, нарисую дом,
Нарисую небо и солнце над ним.
Чтобы было тепло тем, кто в доме живёт,
Нарисую трубу, из неё вьётся дым.

Я возьму карандаш, нарисую цветы,
Нарисую кусты и деревья вокруг.
Чтобы вечно была свежесть в этом саду,
Нарисую я дождь из заботливых рук.

Я возьму карандаш, нарисую лес,
Нарисую поля и змейку реки.
Чтобы мир и покой был на этой Земле,
Нарисую, как голубь в небе летит.

Я возьму карандаш, нарисую дом,
Нарисую небо и солнце над ним.
Чтобы было тепло тем, кто в доме живёт,
Нарисую трубу, из неё вьётся дым.

Я возьму карандаш, нарисую цветы,
Нарисую кусты и деревья вокруг.
Чтобы вечно была свежесть в этом саду,
Нарисую я дождь из заботливых рук.

Я возьму карандаш, нарисую лес,
Нарисую поля и змейку реки.
Чтобы мир и покой был на этой Земле,
Нарисую, как голубь в небе летит.

***
Два слова: Москва и Россия, —
Два зова: Россия — Москва, —
Кого на земле ни спроси я,
Всем ведомы эти слова!…

Россия с Москвы начиналась,
Как клёкот лебяжий – с птенца.
Москвой от врагов защищалась,
Москвой красовалась с лица…

Да мало ль она выносила
Набегов и бед без конца!
Но крепла упрямая сила
Московского люда-творца.

Страдала, горела, пустела –
На окрик не встретишь ответ –
И снова сверкала, блестела,
Всё злобное забыв напослед.

Стекался народ под крыло ей,
Вставал на большие труды,
И снова — строенья жилые,
И снова – торговли ряды.

Мы можем и силой тягаться,
Чужого не ищем добра, —
Своё бы осилить богатство,
Своё бы поднять на-гора!

Два слова: Москва и Россия, —
Два зова: Россия — Москва, —
Кого на земле ни спроси я,
Всем ведомы эти слова!…

Россия с Москвы начиналась,
Как клёкот лебяжий – с птенца.
Москвой от врагов защищалась,
Москвой красовалась с лица…

Да мало ль она выносила
Набегов и бед без конца!
Но крепла упрямая сила
Московского люда-творца.

Страдала, горела, пустела –
На окрик не встретишь ответ –
И снова сверкала, блестела,
Всё злобное забыв напослед.

Стекался народ под крыло ей,
Вставал на большие труды,
И снова — строенья жилые,
И снова – торговли ряды.

Мы можем и силой тягаться,
Чужого не ищем добра, —
Своё бы осилить богатство,
Своё бы поднять на-гора!

***
Выхожу я на балкон —
Вижу парк и стадион,
Кинотеатр, библиотеку,
Церковь, клинику, аптеку,
Школу музыкальную,
Офисы зеркальные.
А ещё дворец ледовый
И торговый центр новый,
И свою гимназию,
Где учусь с фантазией.
Выхожу я на балкон —
Здравствуй,
Мой родной район!

Выхожу я на балкон —
Вижу парк и стадион,
Кинотеатр, библиотеку,
Церковь, клинику, аптеку,
Школу музыкальную,
Офисы зеркальные.
А ещё дворец ледовый
И торговый центр новый,
И свою гимназию,
Где учусь с фантазией.
Выхожу я на балкон —
Здравствуй,
Мой родной район!

***
Мой дом стоит среди лесов,
Среди черничных поясов.
Среди полей, среди дорог
Отыщешь ты его порог.

Среди подземных родников,
Где солнце бьется из оков,
Среди смолы, среди дубрав
Стоит он средь пахучих трав.

Над прудом падала звезда,
И месяц с ней дружил.
Пусть там я не был никогда,
Но только там — я жил.

Мой дом стоит среди лесов,
Среди черничных поясов.
Среди полей, среди дорог
Отыщешь ты его порог.

Среди подземных родников,
Где солнце бьется из оков,
Среди смолы, среди дубрав
Стоит он средь пахучих трав.

Над прудом падала звезда,
И месяц с ней дружил.
Пусть там я не был никогда,
Но только там — я жил.

***
Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну чёрный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернялся скорбный дух.

Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну чёрный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернялся скорбный дух.

***
Жура-жура-журавель!
Облетал он сто земель.
Облетал, обходил,
Крылья, ноги натрудил.

Мы спросили журавля:
– Где же лучшая земля? –
Отвечал он, пролетая:
– Лучше нет родного края!

Жура-жура-журавель!
Облетал он сто земель.
Облетал, обходил,
Крылья, ноги натрудил.

Мы спросили журавля:
– Где же лучшая земля? –
Отвечал он, пролетая:
– Лучше нет родного края!

***
Российский край, моя земля,
Родимые просторы!
У нас и реки, и поля,
Моря, леса и горы.

И север есть у нас, и юг.
Сады цветут на юге.
На севере снега вокруг —
Там холода и вьюги.

В Москве ложатся спать сейчас,
Луна глядит в оконце.
Дальневосточник в тот же час
Встаёт, встречая солнце.

Российский край, как ты велик!
С границы до границы
И скорый поезд напрямик
В неделю не домчится.

Звучат по радио слова —
Им дальний путь не труден.
Знакомый голос твой, Москва,
Повсюду слышен людям.

И рады мы всегда вестям
О нашей мирной жизни.
Как счастливо живётся нам
В своей родной Отчизне!

Народы — как одна семья,
Хотя язык их разный.
Все — дочери и сыновья
Своей страны прекрасной.

И Родина у всех одна.
Привет тебе и слава,
Непобедимая страна,
Российская держава!

Перевод с украинского
З. Александровой

Российский край, моя земля,
Родимые просторы!
У нас и реки, и поля,
Моря, леса и горы.

И север есть у нас, и юг.
Сады цветут на юге.
На севере снега вокруг —
Там холода и вьюги.

В Москве ложатся спать сейчас,
Луна глядит в оконце.
Дальневосточник в тот же час
Встаёт, встречая солнце.

Российский край, как ты велик!
С границы до границы
И скорый поезд напрямик
В неделю не домчится.

Звучат по радио слова —
Им дальний путь не труден.
Знакомый голос твой, Москва,
Повсюду слышен людям.

И рады мы всегда вестям
О нашей мирной жизни.
Как счастливо живётся нам
В своей родной Отчизне!

Народы — как одна семья,
Хотя язык их разный.
Все — дочери и сыновья
Своей страны прекрасной.

И Родина у всех одна.
Привет тебе и слава,
Непобедимая страна,
Российская держава!

***
Лесок весёлый, родные нивы,
Реки извивы, цветущий склон,
Холмы и сёла, простор привольный
И колокольный певучий звон.

С твоей улыбкой, с твоим дыханьем
Сливаюсь я.
Необозримый, Христом хранимый,
Мой край родимый,
Любовь моя.

Лесок весёлый, родные нивы,
Реки извивы, цветущий склон,
Холмы и сёла, простор привольный
И колокольный певучий звон.

С твоей улыбкой, с твоим дыханьем
Сливаюсь я.
Необозримый, Христом хранимый,
Мой край родимый,
Любовь моя.

***
Цветёт над тихой речкой яблоня.
Сады, задумавшись, стоят.
Какая Родина нарядная,
Она сама как дивный сад!

Играет речка перекатами,
В ней рыба вся из серебра,
Какая Родина богатая,
Не сосчитать её добра!

Бежит волна неторопливая,
Простор полей ласкает глаз.
Какая Родина счастливая,
И это счастье всё для нас!

Цветёт над тихой речкой яблоня.
Сады, задумавшись, стоят.
Какая Родина нарядная,
Она сама как дивный сад!

Играет речка перекатами,
В ней рыба вся из серебра,
Какая Родина богатая,
Не сосчитать её добра!

Бежит волна неторопливая,
Простор полей ласкает глаз.
Какая Родина счастливая,
И это счастье всё для нас!

***
Утром солнышко встает,
Нас на улицу зовёт.
Выхожу из дома я:
– Здравствуй, улица моя!

Я пою и в тишине
Подпевают птицы мне.
Травы шепчут мне в пути:
– Ты скорей, дружок, расти!

Отвечаю травам я,
Отвечаю ветру я,
Отвечаю солнцу я:
– Здравствуй, Родина моя!

Утром солнышко встает,
Нас на улицу зовёт.
Выхожу из дома я:
– Здравствуй, улица моя!

Я пою и в тишине
Подпевают птицы мне.
Травы шепчут мне в пути:
– Ты скорей, дружок, расти!

Отвечаю травам я,
Отвечаю ветру я,
Отвечаю солнцу я:
– Здравствуй, Родина моя!

***
В час испытаний
Поклонись Отчизне
По-русски,
В ночи,
И скажи ей:
— Мать!
Ты жизнь моя!
Ты мне дороже жизни!
С тобою — жить,
С тобою — умирать!
И как бы ни был длинен
И тяжек день военной маяты, —
Коль пахарь ты,
Отдай ей всё, как Минин,
Будь ей Суворовым,
Коль воин ты.
Люби её, клянись, как наши деды,
Горой стоять за жизнь её и честь,
Чтобы сказать в желанный час победы:
— И моего тут капля мёда есть.

В час испытаний
Поклонись Отчизне
По-русски,
В ночи,
И скажи ей:
— Мать!
Ты жизнь моя!
Ты мне дороже жизни!
С тобою — жить,
С тобою — умирать!
И как бы ни был длинен
И тяжек день военной маяты, —
Коль пахарь ты,
Отдай ей всё, как Минин,
Будь ей Суворовым,
Коль воин ты.
Люби её, клянись, как наши деды,
Горой стоять за жизнь её и честь,
Чтобы сказать в желанный час победы:
— И моего тут капля мёда есть.

***
Широка раскинулась Россия,
Много бед Россия выносила:
На неё с востока налетали
Огненной метелицей татары,
С запада, затмив щитами солнце,
Шли стеною на неё ливонцы.
«Вот ужо, — они её пугали, —
Мы в песок сотрём тебя ногами!
Погоди, мол: вырастет крапива,
Где нога немецкая ступила…».

Бил дозорный в било при Пожаре,
К борзым коням ратники бежали,
Выводил под русским небом синим
Ополчение тороватый Минин,
От неволи польской и татарской
Вызволяли Русь Донской с Пожарским,
Смуглая рука царя Ивана
Крестоносцев по щекам бивала.
И чертили по степным яругам
Коршуны над ними круг за кругом,
Их клевало на дорогах тряских,
Вороньё в монашьих чёрных рясках,
И вздымал над битой вражьей кликой
Золотой кулак Иван Великий…

Сеял рожь мужик в портах посконных,
И Андрей Рублёв писал иконы,
Русичи с глазами голубыми
На зверьё с рогатиной ходили,
Федька Конь, смиряя буйный норов,
Строил чудотворный Белый город,
Плошка тлела в слюдяном оконце,
Девки шли холсты белить на солнце,
Пели гусли вещего Баяна
Славу прошлых битв, и Русь стояла,
И Москва на пепле вырастала,
Точно голубятня золотая…

Нынче вновь кривые зубы точит
Враг на русский край. Он снова хочет
Выложить костьми нас в ратном поле,
Волю отобрать у нас и долю,
Чтобы мы не пели наших песен,
Не владели ни землёй, ни лесом,
Чтоб влекла орда тевтонских пьяных
Наших жён в шатры, как полонянок,
Чтобы наши малые ребята
От поклонов сделались горбаты,
Чтоб лишь странники брели босые
Не бывать такому сраму, братцы!
По местам, где встарь была Россия…

Грудью станем! Будем насмерть драться!
Изведём врага! Штыком заколем!
Пулею прошьём! Забьем дрекольем!
В землю втопчем! Загрызём зубами,
А не станем у него рабами!
Ястреб нам крылом врага укажет,
Шелестом трава о нём расскажет,
Даль заманит, выдаст конский топот,
Русская река его утопит…
Не испить врагу шеломом Дона!
Не погнутся русские знамёна!
Будем биться так, чтоб видно было:
В мире нет сильнее русской силы!
Чтоб остались от орды поганой
Только безымянные курганы,
Чтоб, как встарь, стояла величаво
Мать Россия, наша жизнь и слава!

Широка раскинулась Россия,
Много бед Россия выносила:
На неё с востока налетали
Огненной метелицей татары,
С запада, затмив щитами солнце,
Шли стеною на неё ливонцы.
«Вот ужо, — они её пугали, —
Мы в песок сотрём тебя ногами!
Погоди, мол: вырастет крапива,
Где нога немецкая ступила…».

Бил дозорный в било при Пожаре,
К борзым коням ратники бежали,
Выводил под русским небом синим
Ополчение тороватый Минин,
От неволи польской и татарской
Вызволяли Русь Донской с Пожарским,
Смуглая рука царя Ивана
Крестоносцев по щекам бивала.
И чертили по степным яругам
Коршуны над ними круг за кругом,
Их клевало на дорогах тряских,
Вороньё в монашьих чёрных рясках,
И вздымал над битой вражьей кликой
Золотой кулак Иван Великий…

Сеял рожь мужик в портах посконных,
И Андрей Рублёв писал иконы,
Русичи с глазами голубыми
На зверьё с рогатиной ходили,
Федька Конь, смиряя буйный норов,
Строил чудотворный Белый город,
Плошка тлела в слюдяном оконце,
Девки шли холсты белить на солнце,
Пели гусли вещего Баяна
Славу прошлых битв, и Русь стояла,
И Москва на пепле вырастала,
Точно голубятня золотая…

Нынче вновь кривые зубы точит
Враг на русский край. Он снова хочет
Выложить костьми нас в ратном поле,
Волю отобрать у нас и долю,
Чтобы мы не пели наших песен,
Не владели ни землёй, ни лесом,
Чтоб влекла орда тевтонских пьяных
Наших жён в шатры, как полонянок,
Чтобы наши малые ребята
От поклонов сделались горбаты,
Чтоб лишь странники брели босые
Не бывать такому сраму, братцы!
По местам, где встарь была Россия…

Грудью станем! Будем насмерть драться!
Изведём врага! Штыком заколем!
Пулею прошьём! Забьем дрекольем!
В землю втопчем! Загрызём зубами,
А не станем у него рабами!
Ястреб нам крылом врага укажет,
Шелестом трава о нём расскажет,
Даль заманит, выдаст конский топот,
Русская река его утопит…
Не испить врагу шеломом Дона!
Не погнутся русские знамёна!
Будем биться так, чтоб видно было:
В мире нет сильнее русской силы!
Чтоб остались от орды поганой
Только безымянные курганы,
Чтоб, как встарь, стояла величаво
Мать Россия, наша жизнь и слава!

***
Гой ты, Русь моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонко чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас,
И гудит за коcогором
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»,
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

Гой ты, Русь моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонко чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас,
И гудит за коcогором
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»,
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

***
Будь, Россия, всегда Россией
И не плачь, припав к другим на грудь.
Будь свободной, гордой и красивой,
Если нас не будет, будь!

Родились мы в стране самой снежной,
Но зато в самой нежной стране,
Не безгрешной, правда, но безбрежной,
С русской песней наравне.

Разве совесть в лагерной могиле?
Будут жить и мужество и честь.
Для того чтоб счастливы мы были,
Всё у нас в России есть.

Россияне, все вместе мы сила.
Врозь нас просто с планеты стряхнуть.
Да хранит Господь тебя, Россия,
Если нас не будет, будь!

Будь, Россия, всегда Россией
И не плачь, припав к другим на грудь.
Будь свободной, гордой и красивой,
Если нас не будет, будь!

Родились мы в стране самой снежной,
Но зато в самой нежной стране,
Не безгрешной, правда, но безбрежной,
С русской песней наравне.

Разве совесть в лагерной могиле?
Будут жить и мужество и честь.
Для того чтоб счастливы мы были,
Всё у нас в России есть.

Россияне, все вместе мы сила.
Врозь нас просто с планеты стряхнуть.
Да хранит Господь тебя, Россия,
Если нас не будет, будь!

***
Самой лучшей, самой звонкой песней,
Я славить Родину хочу.
В целом мире нет её чудесней,
Ей любое дело по плечу.

В Ялте — жаркий день,
в Норильске – вьюга, —
Вот такой страны моей размах!
Но она — от севера до юга —
В наших умещается сердцах.

И недаром видит вся планета,
И недаром видит вся земля,
Сколько людям праздничного света
Дарят звёзды древнего Кремля.

Будем Родиной своей гордиться,
Будем ей одной всегда верны.
Солнечные, яркие страницы
Впишем в биографию страны!

Самой лучшей, самой звонкой песней,
Я славить Родину хочу.
В целом мире нет её чудесней,
Ей любое дело по плечу.

В Ялте — жаркий день,
в Норильске – вьюга, —
Вот такой страны моей размах!
Но она — от севера до юга —
В наших умещается сердцах.

И недаром видит вся планета,
И недаром видит вся земля,
Сколько людям праздничного света
Дарят звёзды древнего Кремля.

Будем Родиной своей гордиться,
Будем ей одной всегда верны.
Солнечные, яркие страницы
Впишем в биографию страны!

***
За хлеб, за хмель, за соль, за солод
Из ярового ячменя,
За то, что я продлённо молод-
Спасибо, русская земля!

За песенность твоей равнины,
За щедрость твоего стола,
За доброту твоей Арины,
Что рядом с Пушкиным жила,

За нестареющие гусли,
Звенящие, как ясный день,
За озеро стеклянной грусти
С прекрасным именем – Ильмень.

За песни улиц и задворок,
И за гармонь на росстанях,
И за солёный, крепкий говор
В казармах и на пристанях.

Благодарю тебя, Россия,
За широту твоих полей,
За то, что ты меня носила
Под сердцем матери моей!

За хлеб, за хмель, за соль, за солод
Из ярового ячменя,
За то, что я продлённо молод-
Спасибо, русская земля!

За песенность твоей равнины,
За щедрость твоего стола,
За доброту твоей Арины,
Что рядом с Пушкиным жила,

За нестареющие гусли,
Звенящие, как ясный день,
За озеро стеклянной грусти
С прекрасным именем – Ильмень.

За песни улиц и задворок,
И за гармонь на росстанях,
И за солёный, крепкий говор
В казармах и на пристанях.

Благодарю тебя, Россия,
За широту твоих полей,
За то, что ты меня носила
Под сердцем матери моей!

***
Веет чем-то родным и древним
От просторов моей земли.
В снежном море плывут деревни,
Словно дальние корабли.

По тропинке шагая узкой,
Повторяю — который раз! —
«Хорошо, что с душою русской
И на русской земле родилась!»

Веет чем-то родным и древним
От просторов моей земли.
В снежном море плывут деревни,
Словно дальние корабли.

По тропинке шагая узкой,
Повторяю — который раз! —
«Хорошо, что с душою русской
И на русской земле родилась!»

***
Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

***
Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман;
Но в нас горит еще желанье,
Под гнетом власти роковой
Нетерпеливою душой
Отчизны внемлем призыванье.
Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждет любовник молодой
Минуты верного свиданья.
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

***
Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам —
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень.

Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз,
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой многим незнакомой
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

***
Глажу Русь по голове,
По траве волнистой,
А она, как в волшебстве,
Стынью серебристой.
Облачилась по утру
Нарядилась к лету.
Я в ладони соберу
Бусинки рассвета.
Он по облачной канве
Вышивает гладью.
Глажу Русь по голове,
Кто меня погладит?
Кто утешит и поймёт,
За кого ручаться,
И какой иной народ
Ободрит участьем?
Ничего я не боюсь,
Не грущу нимало.
Глажу утреннюю Русь,
Как родную маму.

***
О, неподатливый язык!
Чего бы попросту — мужик,
Пойми, певал и до меня:
«Россия, родина моя!»

Но и с калужского холма
Мне открывалася она —
Даль, тридевятая земля!
Чужбина, родина моя!

Даль, прирожденная, как боль,
Настолько родина и столь —
Рок, что повсюду, через всю
Даль — всю ее с собой несу!

Даль, отдалившая мне близь,
Даль, говорящая: «Вернись
Домой!» Со всех — до горних звезд —
Меня снимающая мест!

Недаром, голубей воды,
Я далью обдавала лбы.

Ты! Сей руки своей лишусь,—
Хоть двух! Губами подпишусь
На плахе: распрь моих земля —
Гордыня, родина моя!

***
Нам и родина — чужбина,
Всюду путь и всюду цель.
Нам безвестная долина —
Как родная колыбель.
Шепчут горы, лаской полны:
«Спи спокойно, кончен путь!»
Шепчут медленные волны:
«Отдохни и позабудь!»

Рад забыть, да не забуду;
Рад уснуть, да не усну.
Не любя, любить я буду
И, прокляв, не прокляну:
Эти бледные березы,
И дождя ночные слезы,
И унылые поля…
О, проклятая, святая,
О, чужая и родная
Мать и мачеха земля!

***
Если б смерть была мне мать родная,
Как больное, жалкое дитя,
На ее груди заснул бы я
И, о злобах дня позабывая,
О самом себе забыл бы я.

Но она — не мать, она — чужая,
Грубо мстит тому, кто смеет жить,
Мыслить и мучительно любить,
И, покровы с вечности срывая,
Не дает нам прошлое забыть.

***
Спит ковыль. Равнина дорогая,
И свинцовой свежести полынь.
Никакая родина другая
Не вольет мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь,
И, пожалуй, всякого спроси —
Радуясь, свирепствуя и мучась,
Хорошо живется на Руси.

Свет луны, таинственный и длинный,
Плачут вербы, шепчут тополя.
Но никто под окрик журавлиный
Не разлюбит отчие поля.

И теперь, когда вот новым светом
И моей коснулась жизнь судьбы,
Все равно остался я поэтом
Золотой бревенчатой избы.

По ночам, прижавшись к изголовью,
Вижу я, как сильного врага,
Как чужая юность брызжет новью
На мои поляны и луга.

Но и все же, новью той теснимый,
Я могу прочувственно пропеть:
Дайте мне на родине любимой,
Все любя, спокойно умереть!

***
В заветных ладанках не носим на груди,
О ней стихи навзрыд не сочиняем,
Наш горький сон она не бередит,
Не кажется обетованным раем.
Не делаем ее в душе своей
Предметом купли и продажи,
Хворая, бедствуя, немотствуя на ней,
О ней не вспоминаем даже.
Да, для нас это грязь на калошах,
Да, для нас это хруст на зубах.
И мы мелем, и месим, и крошим
Тот ни в чем не замешанный прах.
Но ложимся в нее и становимся ею,
Оттого и зовем так свободно — своею.

***
Стаи птиц. Дороги лента.
Повалившийся плетень.
С отуманенного неба
Грустно смотрит тусклый день,

Ряд берез, и вид унылый
Придорожного столба.
Как под гнетом тяжкой скорби,
Покачнулася изба.

Полусвет и полусумрак, —
И невольно рвешься вдаль,
И невольно давит душу
Бесконечная печаль.

***
Из дебрей туманы несмело
Родное закрыли село;
Но солнышком вешним согрело
И ветром их вдаль разнесло.

Знать, долго скитаться наскуча
Над ширью земель и морей,
На родину тянется туча,
Чтоб только поплакать над ней.

***
Эти бедные селенья,
Эта скудная природа —
Край родной долготерпенья,
Край ты Русского народа!

Не поймет и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.

Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь Небесный
Исходил, благословляя.

***
Они глумятся над тобою,
Они, о родина, корят
Тебя твоею простотою,
Убогим видом черных хат…

Так сын, спокойный и нахальный,
Стыдится матери своей —
Усталой, робкой и печальной
Средь городских его друзей,

Глядит с улыбкой состраданья
На ту, кто сотни верст брела
И для него, ко дню свиданья,
Последний грошик берегла.

***
Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы росписные
В расхлябанные колеи…

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые, —
Как слезы первые любви!

Тебя жалеть я не умею
И крест свой бережно несу…
Какому хочешь чародею
Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет, —
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты…

Ну что ж? Одно заботой боле —
Одной слезой река шумней
А ты все та же — лес, да поле,
Да плат узорный до бровей…

И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка,
Когда звенит тоской острожной
Глухая песня ямщика!..

***
Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.

Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать.

Под соломой-ризою
Выструги стропил,
Ветер плесень сизую
Солнцем окропил.

В окна бьют без промаха
Вороны крылом,
Как метель, черемуха
Машет рукавом.

Уж не сказ ли в прутнике
Жисть твоя и быль,
Что под вечер путнику
Нашептал ковыль?

***
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

***
Родина
Михаил Лермонтов

Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам —
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень;
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

***
У меня огромная семья:
Мама, папа , я , сестра!
Ель в лесу и колос в поле!
Птицы в небе, рыбы в море!

Утро — солнце, ночь — луна.
Песня жаворонка с утра!
Небо, море, лес, поля,
Это — Родина моя!

***
Утро раннее разбудит
Поцелуями росы,
Сновидений жар остудит
Каплей лунной бирюзы.

На ковре из трав пушистых
В лоне Матушки-Земли,
Попурри цветов душистых
Душу к небу вознесли.

На ланитах первый лучик
Чертит кисточкой круги,
Пробиваясь между тучек,
ЛАщит негой завитки.

Стайка птиц промчится низко
Переливами звеня,
Где-то речка плещет близко
Волнопением маня…

Ох, Ты Родина, Отчизна,
Колыбель Души моей!
Хлебосольна! Живописна!
Сердцу нет Тебя милей!

Лишь в Твоём благом приволье
Полной грудью я дышу!
На свободе, на раздолье
Истой жизнью я живу!

***
Я узнал, что у меня
Есть огромная семья:
И тропинка, и лесок,
В поле каждый колосок…

Речка, небо голубое —
Это всё моё, родное,
Это — Родина моя!
Всех люблю на свете я!

***
Если скажут слово “Родина”,
Сразу в памяти встаёт
Старый дом, в саду смородина,
Толстый тополь у ворот.

У реки берёзка-скромница
И ромашковый бугор…
А другим, наверно, вспомнится
Свой родной московский двор…

В лужах первые кораблики,
Над скакалкой топот ног
И большой соседней фабрики
Громкий радостный гудок.

Или степь от маков красная,
Золотая целина…
Родина бывает разная,
Но у всех она одна!

***
Ушло тепло с полей,
И стаю журавлей
Ведет вожак в заморский край зеленый.
Летит печально клин,
И весел лишь один,
Один какой-то журавленок несмышленый.

Он рвется в облака,
Торопит вожака,
Но говорит ему вожак сурово:
«Пусть та земля теплей,
А родина — милей,
Милей — запомни, журавленок, это слово!

Запомни шум берез
И тот крутой откос,
Где мать тебя увидела летящим.
Запомни навсегда,
Иначе никогда,
Дружок, не станешь журавлем ты настоящим!»

У нас лежат снега,
У нас гудит пурга,
И голосов совсем не слышно птичьих,
Но где-то там, вдали,
Курлычут журавли,
Они о родине заснеженной курлычут…

***
Ветер пахнул чебрецом и смородиной,
День засиял белым светом берез.
Эта земля называется Родиной,
В этом краю я родился и рос.

Вот и моя деревенька-крестьяночка,
Жаль, что пошел дом родимый на слом.
Только стоит под березою лавочка,
Здесь хорошо погрустить о былом.

Много дорог в жизни мной было пройдено,
А как придет час кончины моей.
Вспомни меня, моя Малая Родина
Как одного из своих сыновей.

Кони бегут от зари ярко алые,
Вижу средь них я коня своего.
Все говорят — это родина малая,
Но для меня лучше нет ничего.

***
Я узнал что у меня..
Есть огромная семья:
Монитор, системный блок…
В сеть воткну я проводок…
Windows, небо голубое…
Ето всё моё, родное…
Без инета жить нельзя…
ЕТО РОДИНА МОЯ!!!

***
Не называйте родину совком,
И не бросайте в прошлое каменья.
Пусть даже вам жилось там нелегко,
Печенья не хватало и варенья.

И очередь была за колбасой,
И дефицит повальный и тотальный.
Но повернуть Фортуны колесо
Вам удалось на Запад идеальный,

Где шоколадно-райское житьё,
Где разлюли-малина, дольче-вита —
Вы родину сменили на неё,
На тёплое местечко у корыта.

И нет у вас тоски по тем местам,
Где родились и выросли когда-то,
Но лишь плохоё всё, что было там,
Вам только и запомнилось, ребята.

Пусть в памяти один лишь негатив
У вас остался — вы его храните,
Живёте, о хорошем позабыв
И разорвав невидимые нити,

Что с родиною связывали вас,
Как с материнским лоном — пуповина.
Уютно и комфортно вам сейчас,
Родной вам стала сытная чужбина.

Но есть ещё такие чудаки,
Что любят мать и в бедности, и в горе.
Они для вас — убогие «совки»,
Рабы и «вата». Ладно, я не спорю.

Живите в сладком западном раю,
Забудьте просто, кто вы и откуда.
Не хайте только родину свою.
Не лейте грязь на родину… паскуды.

***
Могучий дух, широкая душа,
В наряде скромном дюже хороша,
Раскинулась в пространстве и в веках,
Надежду сеешь в выжженных сердцах.

Кормилицей слывешь за хлеб, за соль,
И матушкой за принятую боль,
Заботы все и мысли о тебе,
Совета ждем в начертанной судьбе.

Участия в беде не занимать,
Любовью исцеляешь, словно мать,
Дух истинный Создатель оросил,
В нем черпает душа источник сил.

Питая недра кровью сыновей,
Страдала от потерь своих детей,
Под гнетом и нелестною молвой
Окрепла суть, омытая слезой.

Укрыты незабудками поля,
Ласкают пухом землю тополя,
Влекут из странствий путника домой
Березки своей чистою красой.

К причалу мАнит праведный исток,
Отыщет сердце милый уголок,
Живое и душевное: «Прости!»
Раскроет сокровенные пути.

И искру в сердце сможет зародить
Простая и единственная нить,
Сплотившая весь род людской с Землей,
И души окрылившая мечтой.

Мечтой о счастье, мире и любви,
О светлом небе ласковой зари,
Живительный маяк, очнись в груди,
Рожденным в небе, место впереди.

***
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

***
Как красива наша русская земля:
Горы белые, зелёные холмы,
Есть на ней леса густые и поля.
Всё прекрасно от зимы и до зимы.

В январе-снега лежат кругом,
И сверкают бесконечной красотой
Реки, скованные серебристым льдом,
Всё наполнено звенящей тишиной.

А весной – бегут, звеня, ручьи.
Просыпается природа, словно утро.
Пригревают солнца тёплые лучи,
И волною жизни сад окутан.

Лето жаркое пришло издалека,
В поле выткало цветочный свой узор.
Птицы радостно щебечут на ветвях.
Лес, как будто зеленеющий шатёр.

Осень: золото листвы, дождя хрусталь,
Синева небес, прощанье журавлей,
И родных просторов нежная печаль.
Есть ли в мире уголок милей?

Как красива наша русская земля.
Только здесь душа находит благодать!
Звёздный вечер и янтарная заря,
И словами это всё не передать!

***
Моя родимая земля,
Мой отчий край и речки песня
В тебя влюблен навеки я,
Влюблен как юноша беспечно

Целую нежную траву,
Тумана кроюсь одеялом
И пью с забвением росу,
Смеясь задиристо и шало

И мну в ласкающих руках,
Как стан красивой, стройной девы,
Березы ствол, что на ветвях
Сережки спелые надела

И как невеста льнет она
К моей груди всей статью белой
Как — будто тоже влюблена,
Но робко, тихо и несмело

А в ухо ласково шумит,
Качая на ветру свой колос,
Живое поле спелой ржи,
Смеясь, порой, в веселый голос

И тихий бег речной воды
Любовно ноги мне ласкает
Все говорит — «Запомни ты
Дороже нет родного края»

И в руки просится сирень
Хоть не захочешь — приголубишь
Тот будет самый черный день,
Когда ты Родину забудешь!

Моя Россия, ты моя!
Ничто мне душу так не тронет,
Как крик последний журавля,
Что, расставаясь с домом, — стонет!

***
Кто в Израиль, а кто в Америку,
Бросив Родину, словно груз,
Ну, а мне бы к родному берегу,
Мне бы снова в Советский Союз!

Не купить туда ныне билета
И не ходят туда поезда.
Объявили: «Страны уже нету», —
Президенты и господа.

И пошли мы с рукой по свету
На панель, в переходы, на дно…
Нашей Родины больше нету,
Только в памяти, да в кино.

Говорят, мы стали свободнее.
Ложь! Лишились мы даже сил.
Но живёт в моём сердце Родина
От Бреста и до Курил.

***
Не стану рвать в порыве ворот блузки,
Доказывать величие и честь.
Мне кажется, что просто жить по-русски,
Когда в тебе всего лишь совесть есть.

Не петь навзрыд про белые березы,
И землю напоказ не целовать.
Но не стыдиться через гордость слезы
На воинских могилах проливать.

От Родины и в здравии, и в горе
Не откажусь. Не брошу. Не сбегу
За райской жизнью на чужое море.
Я — русская. Я просто не смогу….

***
Но люблю тебя, родина кроткая!
А за что — разгадать не могу.
Весела твоя радость короткая
С громкой песней весной на лугу.

***
Российская земля,- любимые просторы,
Нет ничего роднее и милей!
Российская земля,- леса, поля и горы,
Любуюсь чистотой озёр, рек и морей!

Нет ничего нежней берёзки белоствольной
И пенья соловья в заутренней тиши!
Я, дома у себя, безумно всем доволен,
И эти строки льются из души.

Российская земля,- божественная доля
Тебе досталась в этом мире бытия.
Смешались у тебя и воля, и неволя,
Но слёзы ты не льёшь, все трудности терпя.

Идут дожди и снег, но их поход не вечен,
Тепло приходит следом в нужный миг.
Ещё мир на Земле не очень безупречен,
Но верю я, что бог от бед нас защитит.

***
Мы, как деревья, приросли корнями
К родной земле, где наши кровь и пот.
Любовь к России в нас живет веками
И будет в тех, кто после нас придет.

***
Луч Солнца в облаках
Боже! Какое диво
Всё я оставлю в стихах
За все жизнь спасибо

Спасибо что я есть
За Мир в котором живу
За небо полное звёзд
Солнце что светит по утру

За родник с чистой водой
За травы росные на лугах
Путь освещенной звездой
Где пение небесных птах

Спасибо Земля за всё
За Мир и тепло благое
Что идём верной стезёй
За счастье светло Земное
*************************
И коль соткан дивный Мир
Для счастья, любви, добра
Бесценен кроток миг
И вдаль летят наши года

***
Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

***
Они глумятся над тобою,
Они, о родина, корят
Тебя твоею простотою,
Убогим видом черных хат…

Так сын, спокойный и нахальный,
Стыдится матери своей —
Усталой, робкой и печальной
Средь городских его друзей,

Глядит с улыбкой состраданья
На ту, кто сотни верст брела
И для него, ко дню свиданья,
Последний грошик берегла.

***
Родина там, где могильные плиты
предков, соседей, знакомых, друзей.
Родина там, где в терпении слиты
тысячи трудных дорог и стезей.

Родина там, где родился на свет ты
и в час рожденья издал первый крик.
Родина там, где пастушьи рассветы
были не хуже вечерней зари.

Родина там, где находится память,
там, где поэзия чувств неизбывна.
Родина там, где ласкался я к маме,
прятал дневник в лопухи и крапиву.

Родина там, где остались надежды,
где я мечтал не о благе себя,
а о России, могучей, как прежде,
и о народе, тонувшем в скорбях…

Вот я вернулся на родину снова,
но не узнать уже памятных мест, —
ныне не слышно мычанья коровы
и петухов громкий голос окрест.

Ныне забыта пора сенокосов
и в деревнях – лишь одни старики.
Много имеется к власти вопросов,
но кто ответит на них по-людски?..

Страшно, коль родину мы потеряем, —
кто мы без родины? – щепки в волнах.
Мы на земле рождены матерями,
чтобы земле послужить той сполна.

Горе, когда обрываются корни
и ты становишься космополит, —
малая родина – верхняя горница –
будто в Иуде, в нас часто болит…

Родина нам уготована Богом.
Родина вечно в душе и уме.
Труден наш путь за родимым порогом –
важно к нему возвратиться суметь.

***
Значение Родины свято,
кто духом привязан к ней,
а кто слинял давно куда-то,
тому без денег жить больней.

***
Мне говорят, что есть такие дали,
Где Родины забуду уголок…
Быть может так… но, думаю, едва ли
Настанет для меня тот час, тот срок!

***
В какие б дали ни забросила судьбина,
И за каким бы ни обедала столом,
Где подавали и омаров, и маслины,
А все равно хочу картошечки с лучком!

А всё равно хочу на кухонку простую,
Где самоварчик свою песенку поёт,
А всё равно я прилечу и расцелую
Того, кто меня помнит, любит, ждёт…

Пусть в дальних странах всё экзотикою пахнет,
Молочны реки в берегах из киселя,
Порою от восторга сердце ахнет!
Но лишь тебя люблю, родимая земля.

***
Мой край, в котором я живу,
Уже не тот, что был когда-то.
Но я былого не зову,
Когда углем топились хаты.
Теперь в посёлке Опыт газ!
И тротуарчики как стрелы!
И старикам почет у нас,
Построен дом для престарелых!
И стадион хотя не тот,
Но солнце так же ярко светит.
Живёт наш Опыт круглый год,
В футбол, хоккей играют дети.
Растут деревья и цветут,
А это значит : ждут нас свадьбы,
И молодые в загс идут,
Им больше деток Богом дать бы!
Когда-то наш богатый край
Чуть затуманила свобода,
Но будет, будет урожай,
Была б хорошая погода!
Жить без команды — не беда,
Когда мы новое постигнем.
И для достойного труда
Не только горы — звёзды сдвинем!
И будет молодеть село,
Трудиться, счастье своё строить.
Вот ради этого всего —
И жить в посёлке нашем стоит!

***
Полотно дорог развернулось мне.
Как ты мир широк и далёк!
Не сыскать такой,да во всей земле,
Родины, что я пересёк…

Красота твоя необъятная,
Много есть на что посмотреть.
Красота твоя необъятная
Не для каждого ты понятная,
Но готова всех пожалеть.

Дом здесь для себя наконец нашёл,
Встретился с любимой моей.
Сколько разных мест я уже прошёл,
Только нет тебя мне родней.

***
Я люблю эти старые хаты
С вечно ржавой пилой под стрехой.
Этот мох на крылечках горбатых
Так и тянет прижаться щекой.

Этих старых церквей полукружья
И калеку на грязном снегу.
До рыданий люблю, до удушья.
А за что, объяснить не могу.

***
Здесь идёт снег зимой, половодье весной,
Лето дышит жарой, осень пышет листвой.
И за годом так год всё кружит и метёт.
А какой тут живёт распрекрасный народ!

Здесь малиновый край и полей урожай,
Здесь берёзовый рай. Оставайся давай!
А девчонки у нас, как одна высший класс.
Шанс даётся лишь раз, делай выбор сейчас.

Приходи гость родной, только с доброй душой.
Ты найдёшь свой покой православный святой.
Ты найдёшь доброту, красоту, чистоту.
От души людям всем дарю эту мечту.

***
Накрыл надеждой триколор родную землю.
Уходит в прошлое лакейская боязнь.
Бурлит восторгами разросшаяся зелень.
Служенье Родине – почет, а не сарказм.

И я шагаю вместе с гордою Россией,
соприкасаясь в думах с дружеским плечом.
И в том плече я вижу правду доброй силы,
и раскрываюсь поэтическим ключом.

Для воспевания величия Отчизны
я не жалею восхитительных слогов.
А, если надо, поделюсь с Россией жизнью,
чтоб оградить ее границы от врагов.

***
Если тебя неудача постигла,
Если не в силах развеять тоску,
Осенью мягкой, осенью тихой,
Выйди скорей к моему роднику.

За родником белый храм, кладбище старое.
Этот забытый край Русь нам оставила.

Если глаза затуманились влагой,
Из родника поплещи на глаза.
Можешь поплакать, спокойно поплакать,
Кто разберет, где вода, где слеза?!

Видишь, вон там журавли пролетели?
У горизонта растаял их крик…
А если ты болен, прикован к постели,
Пусть тебе снится целебный родник.

***
Холмы, перелески,
Луга и поля —
Родная, зелёная
Наша земля.
Земля, где я сделал
Свой первый шажок,
Где вышел когда-то
К развилке дорог.
И понял, что это
Раздолье полей —
Частица великой
Отчизны моей.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.