Стихи про Москву

Стихи

Данный раздел позволяет взглянуть на Москву сквозь призму поэзии. Москва — яркая столица, которая западает в душу и навсегда занимает там огромное место. Москва манит своей сильной энергетикой и величием. В данном разделе собраны красивые стихи про Москву.

Москва, Москва!.. люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно!
Люблю священный блеск твоих седин
И этот Кремль зубчатый, безмятежный.
Напрасно думал чуждый властелин
С тобой, столетним русским великаном,
Померяться главою и — обманом
Тебя низвергнуть. Тщетно поражал
Тебя пришлец: ты вздрогнул — он упал!
Вселенная замолкла… Величавый,
Один ты жив, наследник нашей славы.
Ты жив!.. Ты жив, и каждый камень твой —
Заветное преданье поколений…
***
Я, Москва, в тебе родился,
Я, Москва, в тебе живу,
Я, Москва, в тебе женился,
Я, Москва, тебя люблю!
Ты огромная, большая,
Ты красива и сильна,
Ты могучая такая,
В моем сердце ты одна.
Много разных стран я видел,
В телевизор наблюдал,
Но такой, как ты, не видел,
Потому что не видал.
Где бы ни был я повсюду,
Но нигде и никогда
Я тебя не позабуду,
Так и знайте, господа!
***
Москва — мой центр мирозданья,
Живой истории ваянье.
Ты космос в камне воплощенный!
В небесных солнечных лучах
Кремль в красном цвете кумача
Стоит как будто опаленный…

Москва — мой тяжкий крест и праздник,
Мой поэтический заказник,
Цветаевой заговоренный.
Колоколов истошный плач,
Им ветер вторит, как скрипач,
Пожизненно в тебя влюбленный.
***
«Москва, Москва и вновь Москва», —
Так повторял ты без конца,
Пока любовь в груди жива
И к сердцу тянутся сердца.

Москва — в сиянии огней,
Москва — в движении машин,
И в шумном говоре людей,
В улыбках женщин и мужчин,

И в смехе девочки в саду,
Что бьет ладошкой по мячу,
И в долгом взгляде на звезду,
Куда, быть может, полечу.

Москва — и в шепоте листвы,
И в плеске стали огневой,
Я жизнь не мыслю без Москвы,
Вся жизнь пронизана Москвой.
***
Москва — как много это слово
За простотой своей скрывает —
Вот Жуков хмурится сурово,
И церкви золотом блистают,

Вот Кремль, стоит что горделиво
На берегу Москвы-реки,
В музеях собраны здесь дива
И в парках зелены пути.

Москва — странноприимный дом,
Где место каждому найдется —
И кто с крестом, и кто «шалом»,
И кто к намазу отзовется.

Столица, что тут говорить,
Ее призвание такое,
Чтоб всех принять и все любить,
Свое иль пришлое, чужое.

Восславим же наш город древний,
Его холмы и купола,
И колокольный звон напевный,
Которым полнится земля.
***
— Москва! — Какой огромный
Странноприимный дом!
Всяк на Руси — бездомный.
Мы все к тебе придем.

Клеймо позорит плечи,
За голенищем нож.
Издалека — далече
Ты все же позовешь.

На каторжные клейма,
На всякую болесть —
Младенец Пантелеймон
У нас, целитель, есть.

А вон за тою дверцей,
Куда народ валит, —
Там Иверское сердце
Червонное горит.

И льется аллилуйя
На смуглые поля.
Я в грудь тебя целую,
Московская земля!
***
О, Москва!
Мне досталось недолгое счастье —
Провожать твои зимы и весны встречать.
И несчастье: однажды пришлось распрощаться
И в холодную даль безвозвратно умчать.

О, Москва!
В днях твоих есть моя пятилетка,
Мои грезы в твоих тайно растворены.
Ты еще вспоминаешь меня, хоть и редко
И в мои прилетаешь рассветные сны.

О, Москва!,
Я целую твои мостовые,
Ты, как прежде для сердца священный магнит.
Пусть, как прежде чеканят шаги постовые
И студенты в «высотке» не гасят огни.

О, Москва!
Ты меня ни о чем не просила,
Ничего не сулила в обмен на любовь.
Просто ты подарила невесту и сына
И отныне у нас с тобой общая кровь.

О, Москва!
Понимаю, слезам ты не веришь,
Ты превыше и слез, и надежд, и мольбы.
Просто ты за меня моей болью болеешь,
И гранишь для меня путевые столбы.

О, Москва!
Я не верю в разлуку навечно.
Я еще возвращусь под твои облака.
Мы еще обо всем потолкуем, конечно…
Не прощаюсь, Москва… До свиданья!… Пока!…
***
Люблю Москву, люблю Москву
За всё, что в жизни мне дала!
Люблю Москву — мою Москву:
Её высотки, купола…

Её соборы и дворцы,
Её театры и музеи,
Весну, когда поют скворцы,
В осеннем золоте аллеи.

Я слушать день и ночь готов
И в радости, и в грусти тоже
Призывный звон колоколов,
Что с каждым годом всё дороже!

Москвы дыхание ловлю,
Её я шум и шепот знаю
Всем сердцем я Москву люблю,
А, уезжая, я скучаю!
***
Москва, Москва моя — столица,
Во всех нарядах хороша,
Сегодня ты в наряде — птица,
Летящая под облака.

Легка, вся в белом и искришься,
Лучами обнята ты вся,
Подняв на высоту зарницы,
Ты стала краше в облаках.

Внизу земля в цвету растений,
Река Москва в улыбке сна,
А сторожитель Петр гений,
Стоит как страж, храня века.

Ажурный мост висит не смея,
Нарушить тишину творца,
А в парке радость на аллеях,
Поддерживает небеса.

Спаситель храм, а дальше вера,
Во всем, что нам дала земля,
Несокрушительна в примерах,
Источник красного словца.

Для каждого Россия — светлость
И непременно красота,
Москва — столица неизменна,
Руси, России на века.
***
На тихих берегах Москвы
Церквей, венчанные крестами,
Сияют ветхие главы
Над монастырскими стенами.
Кругом простерлись по холмам
Вовек не рубленные рощи,
Издавна почивают там
Угодника святые мощи.
***
Люблю я, Москва, когда ясной весною
Запахнут душистой сиренью ветра…
Как хочется слиться
С тобою, столица,
И петь тебе песни
Всю ночь до утра!

Люблю я, Москва, твою раннюю осень,
В червонных уборах бульвары твои…
Над кронами сосен —
Сентябрьская просинь,
А в сердце, как в мае,
Поют соловьи.

Люблю я, Москва, когда зимнею сказкой
Сияет твой звёздный рубиновый свет,
А с площади Красной
Куранты на Спасской
Шлют людям Земли
Московский привет!
***
Что такое «моя Москва»?
Это вовсе не просто слова.
Это древние семь холмов,
Это башен кремлевских зов.
Что такое — твоя Москва?
Это тоже не только слова.
Третьяковка, Покровский собор,
Древнерусских палат узор.
На воздушном шаре полет,
На ночной реке теплоход,
Ярких клубных огней неон,
В сонном тихом метро вагон,
В праздник города громкий смех..
Просто наша Москва — для всех!
***
Нравится Москва
нравится Москва
и даже кажется
что все не так страшно
Пожалуйста
Москва
И пожалуйста
Можете
Радоваться
Можете
Жаловаться
Можете идти.
***
Москва — мегаполис. Отнюдь не красавица.
В ней многое может приезжим не нравиться.
Ее бестолковость, шаверма на улицах,
Погасшими лицами перезагруженность.

Но есть здесь места, где дыхание времени
Заставит забыть о сегодняшнем племени
Людей прагматичных, спешащих куда-то,
Теряющих чудо Москвы без возврата.

Тут маленький храм, как осколочек прошлого
В наш суетный век судьбою заброшенный.
Как солнечный луч, пробивающий тучи,
Цветок золотой средь каменной кучи.

Зайди в Божий храм — тут сердечный покой
У скромных икон свою душу омой.

Здесь маленький сад в шумном сердце Москвы
Царят друг за другом в цветеньи цветы,
Итог воплощенья простой красоты
И слабнут невольно тиски суеты…

Цветы и святыни, Москвою хранимые
Столпы нашей русскости неразрушимые.
***
Москва прекрасна, как невеста пред венцом.
Причёсана, умыта и сверкает.
Она обручена и Золотым кольцом
И кольцами Олимпиады. Возникает
Поутру в дымке вся её краса.
Блистают купола и рдеют звёзды,
Бульваров длинная зелёная коса
Нам навевает сказочные грёзы.
Так не была красива никогда
За долгие века столица наша.
Проходят дни и чередой года…
Она, как на балу своём Наташа.
Блажен, кто ныне город посетит,
Любуясь вечно юной красотою
И в памяти навечно сохранит
Свиданья дни с блистательной Москвою.
***
Я знал тебя, Москва, еще невзрачно-скромной,
Когда кругом пруда реки Неглинной, где
Теперь разводят сквер, лежал пустырь огромный,
И утки вольные жизнь тешили в воде;

Когда поблизости гремели балаганы
Бессвязной музыкой, и р,яд больших картин
Пред ними — рисовал таинственные страны,
Покой гренландских льдов, Алжира знойный сплин;

Когда на улице звон двухэтажных конок
Был мелодичней, чем колес жестокий треск,
И лампы в фонарях дивились, как спросонок,
На газовый рожок, как на небесный блеск;

Когда еще был жив тот «город», где героев
Островский выбирал: мир скученных домов,
Промозглых, сумрачных, сырых, — какой-то Ноев
Ковчег, вмещающий все образы скотов.

Но изменилось всё! Ты стала, в буйстве злобы,
Всё сокрушать, спеша очиститься от скверн,
На месте флигельков восстали небоскребы,
И всюду запестрел бесстыдный стиль — модерн…
***
Я здесь! — Да здравствует Москва!
Вот небеса мои родные!
Здесь наша матушка-Россия
Семисотлетняя жива!
Здесь все бывало: плен, свобода,
Орда, и Польша, и Литва,
Французы, лавр и хмель народа,
Все, все!.. Да здравствует Москва!

Какими думами украшен
Сей холм давнишних стен и башен,
Бойниц, соборов и палат!
Здесь наших бед и нашей славы
Хранится повесть! Эти главы
Святым сиянием горят!
О! проклят будь, кто потревожит
Великолепье старины;
Кто на нее печать наложит
Мимоходящей новизны!
Сюда! на дело песнопений,
Поэты наши! Для стихов
В Москве ищите русских слов,
Своенародных вдохновений!
***

Люблю тебя, красивая Москва;
Твои сады и парки, и леса.
И не смолкающие с раннего утра
Весёлых ребятишек голоса.

Люблю твои высокие дома
И шумные дороги, магазины.
Люблю твои истории места
И твой закат, краснеющий как куст малины.

Люблю гулять по улицам твоим,
Люблю твои театры и музеи.
Здесь каждый уголок мне кажется родным.
Москва, я с каждым днем люблю тебя сильнее!
***
Москва… Москва…
стучит спешащий ритм,
на стыках рельсов —
с грохотом вагоны…
В Москве не дышишь,
ею лишь летишь,
и слышишь голос города
бессонный…

Москва — как сердце,
не смолкает ритм,
не остановишь гонку
по перронам.
По переходам, улицам,
внутри
ее границ —
стон многомиллионный.

Москва — громада,
в ней сто рек слились,
сто океанов пенятся,
волнуясь,
и не поймать
разорванную мысль —
она дурманным хмелем
зацелует.

Москва — как призрак
на семи ветрах,
и девяти столетий
мастерица,
и без истерик выстояв
в боях,
в палатах царских —
чисто голубица.

В обносках чуждых,
в колдовском чаду,
скользя по грани
правды и обмана,
Москва! — ты — чудо!
я к тебе иду,
стирая тени
скользкого дурмана.

Сестра всем русским
древним городам,
ты всех сестёр
суровее и строже.
Ты — это Русь,
и сердце моё — там,
где твой простор,
где веком день мой прожит.
***
Когда Москва, как римская волчица,
Вас выкормила волчьим молоком
И вылизала волчьим языком
Амбиций ваших имена и лица, —

Тогда не подло ли кусать ее сосцы,
Чтоб отличиться на своем культурном фронте?..
И сколько свинство ни одеколоньте,
Лишь свинством пахнут свинства образцы.

Когда Москва, как римская волчица,
Вас выкормила волчьим молоком
И весь волчатник ваш одним ползком
В Москве пошел за славой волочиться, —

Тогда не ваше ли презрение к Москве,
Которое сегодня стало модой,
Является культуры волчьей мордой
В неблагодарной вашей голове?..
***
…Да, Москва, ты видала немало,
ты себя воспевала и жгла,
ты, быть может, не все понимала,
но дышала, жила и была.

Ты была отупением буден,
опрокинутых в праздничный шквал,
и не только вождем на трибуне,
а народом, что мимо шагал.

Как постичь, где — просвет, а где прочерк,
как, что втоптано, вспомнить, поднять,
ту же самую Красную площадь
как по-новому сердцем понять?

Только дни с дребеденью мирскою,
только лобные дни — не навек.
Ты, Москва, остаешься Москвою,
бесконечная, как человек.

И враждебной виной не заляпать
неубитые наши мечты,
и нечистым рукам не залапать
первозданной твой лепоты!

Кто — костьми, кто — душою, не вбитой
в безысходность чужой колеи,
мы в чумных, черных пятнах обиды,
те же самые дети твои.

Что-то начато, что-то маячит,
рвется в подлинный мир из мирка.
Мы людьми остаемся, а значит —
остается Москвою Москва.
***
Я сегодня Москвой надышаться хотела бы всласть,
В площадях и проулках ее затеряться, пропасть.
На ее кружева белопенных церквей наглядеться,
В Старосадской свое отогреть бестолковое сердце.
Над Москвою купола, а над ними блистают кресты,
Как лучи пролегли над Москвою-рекою мосты.
И так хочется ввысь мне над городом птицей взлететь
И хвалебно-сохранную песню Москве своей спеть.
***
Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
***
Москва, хранимая Всевышним ты столица,
Тебе быть Третьим Римом суждено,
Где на семи холмах витийствует зарница, —
Иного в этом мире не дано.

Москва, ты златоглавая в веках столица,
России сердце и её судьба.
С Отчизной дан тебе знак возродиться,
Об этом наши помыслы, мольба.

Живи, Москва, живи, Всея Руси столица,
Живи и с каждым годом процветай,
И миллионы лиц, державная десница,
Ты под свои знамёна собирай!
***
Нет тебе на свете равных,
Стародавняя Москва!
Блеском дней, вовеки славных,
Будешь ты всегда жива!

Град, что строил Долгорукий
Посреди глухих лесов,
Вознесли любовно внуки
Выше прочих городов!

Здесь Иван Васильич
Третий Иго рабства раздробил,
Здесь, за длинный ряд столетий,
Был источник наших сил.

Здесь нашла свою препону
Поляков надменных рать;
Здесь пришлось Наполеону
Зыбкость счастья разгадать.

Здесь как было, так и ныне —
Сердце всей Руси святой,
Здесь стоят ее святыни
За кремлевскою стеной!

Здесь пути перекрестились
Ото всех шести морей,
Здесь великие учились —
Верить родине своей!

Расширяясь, возрастая,
Вся в дворцах и вся в садах,
Ты стоишь, Москва святая,
На своих семи холмах.

Ты стоишь, сияя златом
Необъятных куполов,
Над Востоком и Закатом
Зыбля зов колоколов!
***
Есть город с пыльными заставами,
С большими золотыми главами,
С особняками деревянными,
С мастеровыми вечно пьяными,
И столько близкого и милого
В словах: Арбат, Дорогомилово…
***
Два слова: Москва и Россия, —
Два зова: Россия — Москва , —
Кого на земле ни спроси я,
Всем ведомы эти слова!…

Россия с Москвы начиналась,
Как клёкот лебяжий — с птенца.
Москвой от врагов защищалась,
Москвой красовалась с лица…

Да мало ль она выносила
Набегов и бед без конца!
Но крепла упрямая сила
Московского люда-творца.

Страдала, горела, пустела —
На окрик не встретишь ответ —
И снова сверкала, блестела,
Всё злобное забыв напослед.

Стекался народ под крыло ей,
Вставал на большие труды,
И снова — строенья жилые,
И снова — торговли ряды.

Мы можем и силой тягаться,
Чужого не ищем добра, —
Своё бы осилить богатство,
Своё бы поднять на-гора!
***
Есть один уголок, где Москва
привстает от удушья.
Все в поту, зеленеют едва
деревянные ружья.

Где всегда на углу в мастерской
дожидалась закуска,
самый лучший закат над Москвой
от пологого спуска.

Там теперь, надвигаясь, стоит
беломраморный пудинг.
Нам, наверно, поставлен на вид.
Нет, мы больше не будем.
***
Перед дальней дорогой встань на порог,
Ты увидишь, как много в мире дорог.
Но впадают пути, словно в песню слова,
В тот единственный город с названьем Москва.

Я вас люблю, столица!

Буду я вам служить!
Вечно любовь продлится,

Можно сказать, — всю жизнь.
В сердце моем не гаснут слова
Признания Вам в любви, моя Москва,

Моя Москва.

Ты ко мне приходила в дальних краях,
Где в снегах проходила трасса моя.
Там, где стужа бывала и ветер бывал,
Ты мне руку давала, столица Москва.

Я вас люблю, столица!

Буду я вам служить!
Вечно любовь продлится,

Можно сказать, — всю жизнь.
В сердце моем не гаснут слова
Признания Вам в любви, моя Москва,

Моя Москва.

В час, когда возникают звезды в пруду,
Я по синим бульварам молча иду.
Зажигаются окна и свет их во мгле
Виден очень далеко на нашей земле.

Я вас люблю, столица!

Буду я вам служить!
Вечно любовь продлится,

Можно сказать, — всю жизнь.
В сердце моем не гаснут слова
Признания Вам в любви, моя Москва,

Моя Москва.
***
Город мой старый, город державный,
Город мой новый торговый и главный,
Строгий, высокий, картинно красивый
И временами немного крикливый.

Вышками зданий он атакован.
В сталь и бетон мой город окован.
В клетках московских многоэтажных
Прячутся люди от жизни продажной,
Движутся тупо туда и оттуда
В узких отсеках подземного спрута,
Прыгают быстро в автомобили,
Скрывшись от выхлопов, шума и пыли.
Будто машина, по расписанию
Город живёт в своём мироздании.
И в заведённом том механизме
Где же душа, где признаки жизни?

Что же мой город? Новый и старый,
Славный, удобный, родной и бульварный.
Где мы с тобою бродили когда-то
По переулкам судьбы и Арбата.
Малой Лубянкой, шумною Сретенкой,
К Чистым прудам пробегали мы лесенкой.
Тайны Покровских Ворот и Садовой
Мы постигали снова и снова,
Шли по Мясницкой, сетью проулков
До Харитоньевского переулка…
Памятью вижу город любимый
Тёплый и милый, надеждой счастливый.

Пляшут, играют призрака блики.
Город огромный — Янус двуликий
Жестко ведёт меня в настоящее.
Что обещающее? Что говорящее?
***
Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.

Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!

Как часто в горестной разлуке
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.
***
Люблю осеннюю Москву
в её убранстве светлом,
когда утрами жгут листву,
опавшую под ветром.
Огромный медленный костёр
над облетевшим садом
похож на стрельчатый костёл
с обугленным фасадом.
А старый клён совсем поник,
стоит, печально горбясь…
Мне кажется, своя у них,
своя у листьев гордость.
Ну что с того, ну что с того,
что смяты и побиты!
В них есть немое торжество
предчувствия победы.
Они полягут в чернозём,
собой его удобрят,
но через много лет и зим
потомки их одобрят,
Слезу ненужную утрут,
и в юном трепетанье
вся неоправданность утрат
получит оправданье…
Парит, парит гусиный клин,
за тучей гуси стонут.
Горит, горит осенний клён,
золою листья станут.
Ветрами старый сад продут,
он расстаётся с летом..
А листья новые придут,
придут за теми следом.
***
Городов не перечесть:
И Париж, и Лондон есть,
Рим, Венеция, Берлин,
Вена, Токио, Пекин —
Городов великих, славных,
Людных, шумных, ярких самых,
Удивительных… И всё же
Есть один — всего дороже,
Город близкий и родной,
Тот, что нарекли Москвой!
***
В авто,
последний франк разменяв.
— В котором часу на Марсель? —
Париж
бежит,
провожая меня,
во всей
невозможной красе.
Подступай
к глазам,
разлуки жижа,
сердце
мне
сантиментальностью расквась!
Я хотел бы
жить
и умереть в Париже,
если 6 не было
такой земли —
Москва.
***
…Есть города, овеянные славой,
Их памятники — точно ордена.
Есть города, носящие по праву
Прославленных людей большие имена…

Но среди многих городов вселенной,
Похожих и различных меж собой,
Один есть город, навсегда нетленный,
С неповторимой сказочной судьбой.

М-о-с-к-в-а! Шесть букв. Короткое названье.
Но в это слово краткое легли
Все долгие людские упованья,
Все лучшие надежды всей земли.

В её истории история народа —
Строителя, героя и бойца.
Написано: «Москва!» Читается: «Свобода!»
Так чувствуют все честные сердца.

Враги её смертельно ненавидят,
Друзья готовы жизни ей отдать.
Свои мечты в ней труженики видят,
Свою защиту, Родину и мать…

Все города, как люди и народы,
Свою судьбу имеют на земле.
Но Честь и Правда, Совесть и Свобода
Живут в Москве, в её седом Кремле!
***
Трибун на цоколе безумца не напоит.
Не крикнут ласточки средь каменной листвы.
И вдруг доносится, как смутный гул прибоя,
Дыхание далекой и живой Москвы.
Всем пасынкам земли знаком и вчуже дорог
(Любуются на улиц легкие стежки) —
Он для меня был нежным детством, этот город,
Его Садовые и первые снежки.
Дома кочуют. Выйдешь утром, а Тверская
Свернула за угол. Мостов к прыжку разбег.
На реку корабли высокие спускают,
И, как покойника, сжигают ночью снег.
Иду по улицам, и прошлого не жалко.
Ни сверстников, ни площади не узнаю.
Вот только слушаю все ту же речь с развалкой
И улыбаюсь старожилу-воробью.
Сердец кипенье: город взрезан, взорван, вскопан,
А судьбы сыплются меж пальцев, как песок.
И, слыша этот шум, покорно ночь Европы
Из рук роняет шерсти золотой моток.
***
— 1 —

Когда рыжеволосый Самозванец
Тебя схватил — ты не согнула плеч.
Где спесь твоя, княгинюшка? — Румянец,
Красавица? — Разумница, — где речь?

Как Петр-Царь, презрев закон сыновний,
Позарился на голову твою —
Боярыней Морозовой на дровнях
Ты отвечала Русскому Царю.

Не позабыли огненного пойла
Буонапарта хладные уста.
Не в первый раз в твоих соборах — стойла.
Все вынесут кремлевские бока.

— 2 —

Гришка-Вор тебя не ополячил,
Петр-Царь тебя не онемечил.
Что же делаешь, голубка? — Плачу.
Где же спесь твоя, Москва? — Далече.

— Голубочки где твои? — Нет корму.
— Кто унес его? — Да ворон черный.
— Где кресты твои святые? — Сбиты.
— Где сыны твои, Москва? — Убиты.

— 3 —

Жидкий звон, постный звон.
На все стороны — поклон.

Крик младенца, рев коровы.
Слово дерзкое царёво.

Плёток свист и снег в крови.
Слово темное Любви.

Голубиный рокот тихий.
Черные глаза Стрельчихи.
***

Мой город — мне всегда в новинку,
Хоть здесь родился и живешь.
Здесь каждой улицы прожилку
По зову крови узнаешь…
Им — словно жажду утоляешь,
Не отрываясь, пьешь и пьешь,
Как хлеба свежего ковригу,
Разламываешь и жуешь…
Его читаешь, точно книгу,
Разгадываешь, как чертеж
И спрашивать не устаешь:
А где начало, где основа
Москвы без края и конца?
Ни корни дуба-родослова,
Ни камни древнего дворца
Нам не раскроют, не расскажут
Столицы первую главу.
Москва-то строилась не сразу,
Но знали строившие сразу,
Что строят именно Москву.

Какой араб с арбой застрял
В многоязычной русской речи?
Иль кто из Запорожской Сечи
Москву Арбатом отуречил?
Толмач иль зодчий переврал,
Когда шатер широкоплечий
Высокий терем в жены брал?
Смотри ордынская дорожка
Куда потомков завела?
Стоят дворцы на курьих ножках,
А на избушках — купола.

Москва! Москва!
Ты такова,
В своем величье и достоинстве,
В гражданской доблести и воинстве,
Что испокон веков, по-свойски,
Иноязыкая молва
Россию всю зовет: Москва.
Все русское — московским.
***
Благовещенье в Москве
Благовещенье и свет,
Вербы забелели.
Или точно горя нет,
Право, в самом деле?
Благовестие и смех,
Закраснелись почки.
И на улицах, у всех
Синие цветочки.

Сколько синеньких цветков,
Отнятых у снега.
Снова мир и свеж и нов,
И повсюду нега.

Вижу старую Москву
В молодом уборе.
Я смеюсь и я живу,
Солнце в каждом взоре.

От старинного Кремля
Звон плывет волною.
А во рвах живет земля
Молодой травою.

В чуть пробившейся траве
Сон весны и лета.
Благовещенье в Москве,
Это праздник света!
***
Город чудный, город древний,
Ты вместил в свои концы
И посады и деревни,
И палаты и дворцы!

Опоясан лентой пашен,
Весь пестреешь ты в садах;
Сколько храмов, сколько башен
На семи твоих холмах!..

Исполинскою рукою
Ты, как хартия, развит,
И над малою рекою
Стал велик и знаменит!

На твоих церквах старинных
Вырастают дерева;
Глаз не схватит улиц длинных…
Это матушка Москва!

Кто, силач, возьмет в охапку
Холм Кремля-богатыря?
Кто собьет златую шапку
У Ивана-звонаря?..

Кто Царь-колокол подымет?
Кто Царь-пушку повернет?
Шляпы кто, гордец, не снимет
У святых в Кремле ворот?!

Ты не гнула крепкой выи
В бедовой твоей судьбе:
Разве пасынки России
Не поклонятся тебе!..

Ты, как мученик, горела,
Белокаменная!
И река в тебе кипела
Бурнопламенная!

И под пеплом ты лежала
Полоненною,
И из пепла ты восстала
Неизменною!..

Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат!
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!
***
Мой взор мечтанья оросили:
Вновь — там, за башнями Кремля, —
Неподражаемой России
Незаменимая земля.

В ней и убогое богато,
Полны значенья пустячки:
Княгиня старая с Арбата
Читает Фета сквозь очки…

А вот, к уютной церковушке
Подъехав в щегольском «купе»,
Кокотка оделяет кружки,
Своя в тоскующей толпе…

И ты, вечерняя прогулка
На тройке вдоль Москвы-реки!
Гранатного ли переулка
Радушные особняки…

И там, в одном из них, где стайка
Мечтаний замедляет лёт,
Московским солнышком хозяйка
Растапливает «невский лед»…

Мечты! вы — странницы босые,
Идущие через поля, —
Неповергаемой России
Неизменимая земля!
***
Москва, Москва — столица,
Златые купола
И с вечностью родниться,
Тебе, моя Москва.

Звеня колоколами,
Ты извещаешь в свет,
Державная, в оправе,
В сверкание побед…

Пройдешь невзгоды, пламя
И вспыхнут вновь умы,
Есенина читая,
Суворова труды…

И Ломоносовы по праву,
Войдут в свои мечты
И вознесут былую славу —
Российские орлы…
***
Ночь морозная. Иней укутал траву.
Пыль веков на державном граните.
Заклинаю в ночи: берегите Москву!
Храм истории нашей храните.

Долговязые краны над старой Москвой.
На холмах что ни день, то обнова.
Берегите Москву, каждый камень живой,
каждый выступ лица дорогого.

Я давно уже истиной этой живу.
И какая б над миром ни шлялась погода,
я друзьям говорю: «Берегите Москву.
Это главная наша забота!»

За грядою домов начинает светать.
Белый пар над прохожими вьётся…
Берегите Москву. Ей стоять и стоять.
Мы проходим… Она — остается.
***
Что же! Здравствуй, Москва.
Отошли и мечты и гаданья.
Вот кругом ты шумишь, вот сверкаешь, светла и нова.
Блеском станций метро, высотой воздвигаемых зданий
Блеск и высь подменить ты пытаешься тщетно, Москва.
Ты теперь деловита, всего ты измерила цену.
Плюнут в душу твою и прольют безнаказанно кровь,
Сложной вязью теорий свою прикрывая измену,
Ты продашь все спокойно: и совесть, и жизнь, и любовь.
Чтоб никто не тревожил приятный покой прозябанья —
Прозябанье Москвы, где снабженье, чины и обман.
Так живешь ты, Москва!
Лжешь, клянешься, насилуешь память
И, флиртуя с историей, с будущим крутишь роман.
***
Москва, — не буду повторяться,
Что ты красива и мила
Могу себе я лишь признаться
Что ты России голова.

Я в Питере живу, не скрою,
Что Питер мне — куда милей
Но все же я ни с кем не спорю,
Что ты была всегда главней.

Не зря цари и президенты
И до сих пор в Кремле сидят
С России рубят дивиденды
Живут шикарно, пьют, едят.

Москва — Российская столица
Российский гражданин любой
Своей столицею гордится
Гордятся русские Москвой.
***
Когда-то не было дорог,
Тропинок, автострад…
Бродили люди
Кто где мог,
Вслепую, наугад!
Они сказать могли едва,
Что ты мне говоришь!
Они не знали,
Где Москва,
Не знали, где Париж!
Не выжить было одному,
Бродили тигры, львы…
И было это потому…
Что не было Москвы!

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.