Стихи про октябрь

Стихи про октябрь вызывают особые чувства. Октябрь многие справедливо не любят. Уже не светит теплое солнышко, и слякоть на улицах не может замерзнуть, превратив лужи в веселый каток. Второй месяц осени — немножко грустный, но по прежнему красивый и яркий. И пусть уже реже показывается солнышко, чаще идут серые дождики, гаснет яркая окраска деревьев, но октябрь все же еще хорош. Чего стоят первые замерзшие лужицы, запутавшиеся паутинки в жухлой траве и баловник ветер. В этом разделе собраны лучшие стихи про октябрь.

Октябрь крадется по дорожкам,
Ступает тихо солнцу вслед.
Грибы и ягоды в лукошке.
И сентябрю он шлет привет!
В багряном бархатном кафтане,
Из листьев шляпа набекрень,
Он целый месяц будет с нами
Встречать рассвет, и ночь, и день.
Он волю осени исполнит —
Раскрасит поле, луг и лес.
И красотою мир наполнит!
И пригласит в страну чудес!
***
В октябре, в октябре
Частый дождик на дворе.
На лугах мертва трава,
Замолчал кузнечик.
Заготовлены дрова
На зиму для печек.
***
Теперь октябрь не тот,
Не тот октябрь теперь.
В стране, где свищет непогода,
Ревел и выл
Октябрь, как зверь,
Октябрь семнадцатого года.

Я помню жуткий
Снежный день.
Его я видел мутным взглядом.
Железная витала тень
«Над омрачённым Петроградом».

Уже все чуяли грозу,
Уже все знали что-то,
Знали,
Что не напрасно, знать, везут
Солдаты черепах из стали.

Рассыпались…
Уселись в ряд…
У публики дрожат поджилки…
И кто-то вдруг сорвал плакат
Со стен трусливой учредилки.

И началось…
Метнулись взоры,
Войной гражданскою горя,
И дымом пламенной «Авроры»
Взошла железная заря.

Свершилась участь роковая,
И над страной под вопли «матов»
Взметнулась надпись огневая:
»Совет Рабочих Депутатов».
***
Октябрь приходит в тишине,
Не столько в город, сколько в дом;
Я в доме чувствую своем,
Как осень тянется ко мне.
Она дождем в лицо не бьет,
Лишь холодком потянет в щели,
И листья, что вчера шумели,
За вечер ветром оборвет…
***
Пришел октябрь. Поднес под кроны
Свой факел — вспыхнули леса.
Одна сосна огнем зеленым
Смеется осени в глаза.
Гуляет ветер по аллеям
С листвой на свадьбе золотой.
А лес грустит по птичьим трелям,
Разлив задумчивый покой.
***
Девятого октября
Оранжевая заря
Свела нас у струй реки.
Молила рука руки.

Девятого октября
Пришёл я к реке, горя
Любовью к тебе большой,
Постигнув тебя душой.

Девятого октября
Ты встретилась мне, даря
Святое своё святых
И свой непорочный стих.

С тех пор я — ничей, стал — твой,
И ты над моей листвой —
Оранжевая заря
С девятого октября.
***
Октябрь в рюшечках не ходит,
Он ходит в тоге из дождя!
Хоть с виду и приветлив вроде,
Но замечаешь погодя,
Что взгляд зеленых глаз печален,
И бледным кажется лицо,
И за приятными речами
Таятся мысли с холодцой!
***
На дворе октябрь осень,
С клёнов листья все опали,
Опадая, улетали, всё шептали —
Мы устали…
Лишь весною точно знаем,
Мы вернёмся с птичьей стаей.
Но октябрь, дни короче,
Холода не за горами,
Все сильнее ветер, впрочем,
Мы гуляем и осень с нами,
В сапогах, в шарфах с зонтами,
А зонты — цветные листья,
И рябины красной кисти
Разукрасили природу,
Хмурость дня и непогоду.
***
Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.
***
Октябрь.
Ох, табор!
Трамваи скрипучи —
кибитки, кибитки!
Прохожие цугом —
цыгане, цыгане!
На чёрном асфальте —
на чёрной копирке
железные лужи лежат в целлофане.

Октябрь!
Отары
кустарников —
каждый сучочек отмечен.
Стригут неприкаянных, наголо бреют.
Они — по-овечьи,
они — по-овечьи
подергивают животами и блеют.

Вот листьям дадут ещё отпуск на месяц:
витайте!
Цветите!
Потом протоколы
составит зима.
И всё будет на месте:
достойно бело,
одинаково голо.
***
Октябрь приближается.
Но светел день лесной.
И осень улыбается
Небес голубизной,
Притихшими озерами,
Что стелют синь свою,
И розовыми зорями
В березовом краю!
Вот мхов седые кружева
На старом валуне,
И желтый листик кружится,
Другой уже на пне!..
А рядышком, под лозами,
Под их густую сень,
Забрался подберезовик —
И шляпа набекрень.
Но все в лесу печальнее:
Найти цветка не смог,
Как маятник качается
Осиновый листок.
Деревьев тени длинные…
И холодней лучи.
А в небе журавлиные
Журчащие ручьи!
***
Октябрик, Октябрик!
Бумажный кораблик
Доплыл ли до моря? Открой!
Дожди, снегопады
Не стали ль преградой
Бумажной команде лихой?
Мой славный, отважный
Кораблик бумажный
Октябрь по ручьям проведет;
Пусть цель и наивна,
Но где-то в заливе
Вдруг парус бумажный мелькнет…
Экватор так близко,
И множество рисков
В дороге смогли обойти!
Плыви мой кораблик!
Спасибо, Октябрик,
Желаю удачи в пути!
***
Сеет дождик в октябре
Лужи на дороге.
В желтой кружатся листве
Осени тревоги.
Лес багряный за рекой
В белой дымке скрылся
И тумана пеленой,
Как плащом укрылся.
Тучи по небу с утра
Стаями летают.
Дни листки календаря
Октябрю считают.
***
Как только наступил октябрь,
Случились пасмурные дни.
И я прошу его: «Хотя бы
С дождями чуть повремени»…

Чтобы не смыть случайно краски,
Картин, возникших за окном,
Чтобы золото осенней сказки
Нам долго помнилось потом.

Октябрь акварели эти
Подарит и тебе, и мне.
И позабудем мы о лете,
Не вспоминая о зиме.

В душе осенняя картина,
И равновесие — в душе.
А пламя нашего камина
По вечерам горит уже.

Так хорошо сидеть обнявшись,
Чтоб дом, наполненный теплом,
Хранил воспоминанья наши
И в сны к нам приходил потом.

А главное — мы будем вместе.
Все — на двоих. Все — пополам!
Мелодию осенней песни
Октябрь вновь подарит нам.

А по утрам волшебно очень
Кружатся листья во дворе.
И, если вы влюбились в осень,
То это было в октябре.
***
Листья опали,
Птицы пропали,
Всё, что цвело
Притаилось в опале.
Заняты норы,
Замерли споры,
Заиндевели утром заборы…
Что же так сладко в этой поре,
В сердце сжимающем нам октябре?!
***
Середина октября.
Ночи стали длинные.
Улетели за моря
Стаи журавлиные.
На дворе — то дождь косой,
То снежок порхает,
Гонит осень на покой.
Та не уступает.
Вдруг, о радость, — солнца луч
К нам пробился. Праздник!
То всё небо — тыщи туч
Ты, октябрь, проказник.
***
Оранжевый, бордо, лиловый, красный,
Лимонный, ярко желтый, словно мед, —
Таких нарядов сотню сшил прекрасных
Октябрь — модник и великий мот!
Менял их часто, вроде бы без цели
Преображался, как по волшебству,
А под конец все платья надоели —
И сбросил пестрым ворохом листву!
***
Скоро ляжет в спячку ёжик,
Сбросит роща свой наряд,
А пока вдоль всех дорожек
Листья яркие кружат.
Улыбается Октябрь,
И уже щекочет нос
Утром школьным,
Утром ранним
Самый маленький
Мороз.
***
И вот октябрь за окном,
Ещё он дышит к нам теплом,
Но вечера прикрыты пледом,
Горит очаг, хрустят дрова,
И солнце в гости лишь к обеду,
И замирают в сон слова,
Шуршат опавшею листвою,
И лес багрянцем весь укрыт,
Кроваво-жёлтой пеленою,
Грибы призывно манят в лес,
А утро паром рек встречает.
Давно в полях гуляет вихрь,
Остатки жатвы погоняя,
И шум веселья в парках стих,
В аллеях ветер лишь гуляет,
И дождь-бродяга бьёт в окно,
С весёлой дробью барабана,
И небо серостью полно,
И нет для света здесь кармана.
Уныл октябрьский пейзаж,
Но в гости ждём мы бабье лето,
Природа-мать верни кураж,
Услышь, ты, нашего совета…
***
Советуют синички:
Октябрь, чирик, чик-чик!
Готовьте рукавички
И теплый пуховик!
Готовьтесь угощенья
В кормушки насыпать,
Крошите нам печенье
И будем зимовать!
Веселые вам песни
Мы дружно пропоем
И сядем тесно-тесно
На ветку за окном!
Октябрь повеял холодом,
Под перышки проник,
Спасите нас от голода
Чирик, чик-чик, чирик!
***
В октябре и в ноябре
Каждый зверь в своей норе
Сладко спит и видит сны
В ожидании весны.
Только маленькую Катю
Вынимают из кровати,
Умывают в пять минут,
В садик за руку ведут.
Во дворе еще темно,
Машет бабушка в окно.
***
Шёл однажды по лесу волшебник.
Просто так ходил себе, бродил…
Оживил он ссохшийся валежник,
Липы в сарафаны нарядил,

Бусы алые надел рябинам,
Засверкали в солнечных лучах
И червонным золотом старинным
Жёлуди раскрасил на дубах.

Синей рябью растревожил речку,
Пошептался тайно с камышом,
Ветки ивы закрутил в колечки
И в деревню дождиком ушёл.

Это осени сынок-проказник,
Средний, тихий ласковый дружок.
Жаль, что ни один весёлый праздник,
Октябрю не дарит свой флажок.
***

***
В рамках окон – осенняя выставка,
Начат день золотым вернисажем,
А октябрь, как художник, как выскочка,
Ходит, хваста, надменен и важен:

Там и тут машет кистью огромною,
Ищет взглядом: «Ну, где же фотограф?
Настроенье сегодня нескромное –
Подарю, если надо, автограф!»

Схож октябрь с безрассудным транжирою
Тратит солнца сусальное золото…
И при этом, бахвал, импонирует –
Всё вниманье к нему лишь приколото.

В рамках окон – осенняя выставка,
Бесподобна краса заоконная…
Мой октябрь – талант, а не выскочка,
Потому-то в него я влюблённая!
***
Середина октября.
Ночи стали длинные.
Улетели за моря
Стаи журавлиные.
***
На дворе – то дождь косой,
То снежок порхает,
Гонит осень на покой.
Та не уступает.
Вдруг, о радость, — солнца луч
К нам пробился. Праздник!
То всё небо – тыщи туч…
Ты, октябрь, проказник.
***
Октябрь в Крыму —
Как юности возврат.
Прозрачен воздух,
Небо густо-сине.
Как будто в мае
Дружный хор цикад,
И только утром
Их пугает иней.

Я осень
Перепутала с весной.
Лишь мне понятно,
Кто тому виной…
***
Осенней позднею порою
Люблю я царскосельский сад,
Когда он тихой полумглою
Как бы дремотою объят,
И белокрылые виденья,
На тусклом озера стекле,
В какой-то неге онеменья
Коснеют в этой полумгле…

И на порфирные ступени
Екатерининских дворцов
Ложатся сумрачные тени
Октябрьских ранних вечеров —
И сад темнеет, как дуброва,
И при звездах из тьмы ночной,
Как отблеск славного былого,
Выходит купол золотой…
***
На дворе октябрь осень,
С клёнов листья все опали,
Опадая, улетали, всё шептали
–мы устали…
Лишь весною точно знаем,
Мы вернёмся с птичьей стаей.
Но октябрь, дни короче,
Холода не за горами,
Все сильнее ветер, впрочем,
Мы гуляем и осень с нами,
В сапогах, в шарфах с зонтами,
А зонты- цветные листья,
И рябины красной кисти
Разукрасили природу,
Хмурость дня и непогоду
***
На дворе октябрь осень,
С клёнов листья все опали,
Опадая, улетали, всё шептали
–мы устали…
Лишь весною точно знаем,
Мы вернёмся с птичьей стаей.
Но октябрь, дни короче,
Холода не за горами,
Все сильнее ветер, впрочем,
Мы гуляем и осень с нами,
В сапогах, в шарфах с зонтами,
А зонты- цветные листья,
И рябины красной кисти
Разукрасили природу,
Хмурость дня и непогоду
***
— Что за лисёнок? — спросил ты спросонок. —
сейчас пробежал за окном?
Маленький, рыжий, проворный бесёнок,
сад опрокинул вверх дном!
После вчерашнего листопада,
дворник же, всё там убрал?!
Кто на дорожках нашего сада
снова устроил развал?!
Кто, мам, шуршит и роется в листьях,
пряча от всех хвост свой пушистый?
— Это Октябрь, мой милый котёнок,
Осени нашей — средний ребёнок.
***
Скоро ляжет в спячку ёжик,
Сбросит роща свой наряд,
А пока вдоль всех дорожек
Листья яркие кружат.
Улыбается Октябрь,
И уже щекочет нос
Утром школьным,
Утром ранним
Самый маленький
Мороз.
***

***
Золо-, золо-, золотой,
Ты еще побудь со мной.
Подожди, не лей дождем,
Не равняйся с ноябрем.
Ты ему ведь младший брат.
Лес одел в цветной наряд,
Разыгрался с листопадом.
Мне зимы пока не надо.
Пусть лучится, как заря,
Лист лимонный октября.
***
Октябрь — месяц грусти и простуд,
а воробьи — пролетарьят пернатых —
захватывают в брошенных пенатах
скворечники, как Смольный институт.
И вороньё, конечно, тут как тут.

Хотя вообще для птичьего ума
понятья нет страшнее, чем зима,
куда сильней страшится перелёта
наш длинноносый северный Икар.
И потому пронзительное «карр!»
звучит для нас как песня патриота.
***
Получив от неба ключ,
Я на землю дождик вылью,
То струeй, то мелкой пылью,
Из мохнатых спелых туч.
Клетки ветров отопру,
Лязгнут ржавые засовы.
Что, повесы, вы готовы
Всю листву сорвать к утру?
Огородник, не зевай —
Прихвачу морозом грядки!
Всe убрали? Всe в порядке?
Тыква, срочно дозревай!
Мeрзлой почве подарю
Плед из листьев разноцветный,
А потом отдам заветный
Ключ седому ноябрю.
***
Сад облетел, сад вырядился голым,
И кажется, сроднились с наготой
Щерблённые листы капусты квёлой
Да вдоль забора тощий сухостой.

Всё к осени: и хрипотца калитки,
И сохлый сип крапивы, и ветра,
И под листами спящие улитки,
И мелкий дождь до самого утра.

Обочины ль кустарник обветшалый
Или смурных оврагов бурелом –
Всё под опавших листьев покрывалом.
Конечно же, под ним и сад, и дом,

И бражный хмель, и виноград багряный,
И пахнущая сыростью доска,
(Не ошибусь, сказав!) и вечно пьяный
С бородкою дьячка в три волоска

Наш местный сторож и его собака,
И цепь её, и глоданная кость –
Всё проштамповано теперь осенним знаком
(А, коль без знака, знать, не местный – гость!).

Что осень мне! Я ж, по обыкновенью,
Ковригу надломлю — да с молоком…
Ещё денёк, и будет воскресенье!
Пью молоко с ковригой и медком,

А за окном… а за окном по саду
Листва играет в осень с октябрём.
Счастливцу, знаешь ли, не так уж много надо:
Побольше б тишины на всё про всё!

Побольше бы осеннего покоя,
Того, что делится любовью на двоих.
Не спрашивай меня, кто эти двое,
Поймёшь и сам: об этом весь мой стих!
***
В октябре и в ноябре
Каждый зверь в своей норе
Сладко спит и видит сны
В ожидании весны.
Только маленькую Катю
Вынимают из кровати,
Умывают в пять минут,
В садик за руку ведут.
Во дворе еще темно,
Машет бабушка в окно.
***
В приморском парке над рекою есть сосна,
Своею формою похожая на лиру.
И на оранжевом закате в октябре
Приходит девушка туда ежевечерно.
Со лба спускаются на груди две косы,
Глаза безумствуют весёло-голубые,
Веснушки радостно порхают по лицу,
И губы узки и длинные надменны…
В неё, я знаю, вся деревня влюблена,
(Я разумею под «деревней» всё мужское).
Ей лестно чувствовать любовь со всех сторон,
Но для исканий всех она неуловима.
Она кокетлива и девственно-груба,
Такая ласковая по природе,
Она чувствительна и чувственна, но страсть
Ей подчиняется, а не она — порыву…
***
Осень продолжается вместе с октябрём
Листья осыпаются золотым дождём.
Часто небо хмурится солнышку в упрёк.
Подметает улицы дворник-ветерок.
***
В октябре мокра погода,
Хмурится дождём природа.
С каждым днём темней-темней,
Дождик капает с ветвей.
***
Наберу я листьев груду,
Ведь они сейчас повсюду.
В октябре и стар и млад,
Наблюдает листопад.
***
Октябрь нам несёт осеннюю прохладу.
Дожди холодные без спроса входят в моду.
Погоде этой мы не сильно рады,
Но, что поделаешь с капризами природы.
Туманы по утрам стоят густые,
И горы блеклых листьев на земле,
Деревья голые, как будто неживые.
Вот так проходит осень в октябре.
***
Октябрь окунулся в тень,
Луч солнца туча застилает.
Унылый дождь встречает день,
Вновь осень крылья расправляет.
***
Шестнадцать строк об октябре —
о том, что иней на заре
прошёл по листьям сединой,
о том, что лето за спиной.

Шестнадцать строчек о тоске —
о том, что брошен на песке
обломок лёгкого весла,
о том, что молодость прошла.

И вдруг, наперекор судьбе,
шестнадцать строчек о тебе,
о том, что с давних пор не зря
ты любишь ветры октября!

Шестнадцать строчек… Я живу.
Дубовый лист упал в траву.
Песок остыл. Ручей продрог.
А я живу!.. Шестнадцать строк.
***
Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно-сиротеющей землею,
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенье — и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья.
***
Октябрьский снег первоначальный…
В тиши покинутых садов
Как листья желтые печальны
На раннем саване снегов!
Дивясь немых аллей безлюдью,
На темном зеркале пруда
Как режет лебедь белой грудью
Стекло предутреннего льда!

И там, у солнечного брега,
Как в первый раз побеждена
Сей мертвой белизною снега
Живая крыльев белизна!
***
В третий раз, мои друзья,
Вам пою куплеты я
На пиру лицейском.
О, моя, поверьте, тень
Огласит сей братский день
В царстве Елисейском.
Хоть немного было нас,
Но застал нас первый час
Дружных и веселых.
От вина мы не пьяны,
Лишь бы не были хмельны
От стихов тяжелых.

И в четвертый раз, друзья,
Воспою охотно я
Вам лицейский праздник.
Лейся, жженка, через край,
Ты ж под голос наш играй,
Яковлев-проказник.
***
Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.
Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.

Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.
***
Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась.
Ложился на поля туман,
Гусей крикливых караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.
***
Октябрь приближается.
Но светел день лесной.
И осень улыбается
Небес голубизной,
Притихшими озерами,
Что стелют синь свою,
И розовыми зорями
В березовом краю!
Вот мхов седые кружева
На старом валуне,
И желтый листик кружится,
Другой уже на пне!..
А рядышком, под лозами,
Под их густую сень,
Забрался подберезовик —
И шляпа набекрень.

Но все в лесу печальнее:
Найти цветка не смог,
Как маятник качается
Осиновый листок.
Деревьев тени длинные…
И холодней лучи.
А в небе журавлиные
Журчащие ручьи!
***
Октябрь окунулся в тень,
Луч солнца туча застилает.
Унылый дождь встречает день,
Вновь осень крылья расправляет.
***
Как грустны сумрачные дни
Беззвучной осени и хладной!
Какой истомой безотрадной
К нам в душу просятся они!
Но есть и дни, когда в крови
Золотолиственных уборов
Горящих осень ищет взоров
И знойных прихотей любви.

Молчит стыдливая печаль,
Лишь вызывающее слышно,
И, замирающей так пышно,
Ей ничего уже не жаль.
***
Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.
***
в ожидании октября
замирают моря
и твоя кровь стынет
твоя кровь холодна,
как вода в моей ванной
и ты одна
в этой осени рваной.
***
Октябрь был дождем, непонятным месяцем,
Светлел к пяти и меркнул после шести
Мария знала, что если она поместится,
Она непременно
Куда-нибудь
улетит.
Стучал по окнам вечер добропорядочный,
Седых волков
И туфель без каблуков.
Мария была крыло и дрожала рядышком
С приблудными
Обрывками
Облаков.
А этот город — его б хоть как-то помять еще
Подрихтовать, приделать глаза и рот,
Но он накрылся закатным розовым мякишем
И отвернулся
Шпилем
Наоборот.
Он ждал ее, он пах леденцами мятными,
Он был готов перед нею огнями высыпаться.
Мария приехала только вчера, понятно вам?
Она пока что просто
хотела
выспаться.
Ну, кто она ему — не жена, не крестница,
Да он ей, в общем, даже знаком-то не был.
Он улыбнулся, тихо сошел по лестнице,
И в первый день
Мария была
Небо.
И это был не какой-то там сон, а сон-царь,
Она просыпалась, захлебываясь восторгом.
Мария щелкала по иконке солнца
и солнце послушно
выкатывалось
с востока.
й пахло гвоздикой, просторно, светло и дико,
И во рту было свежо и немножко солоно.
Мария была блондинкой
Поэтому солнце
иногда катилось
совершенно
в другую
сторону.
На небе разгорался закат игольчатый,
Бежали псы, мешая хвосты с травой.
Мария была ласточкой, колокольчиком
И камешком,
Блеснувшим
На мостовой,
И вечером, звенящим, тугим и замшевым,
Заматывающим впрок на веретено
Коричневые ветки, залезавшие
В чужое
недозволенное
окно.
Мария была звезда и — деваться некуда, —
Она рассыпалась над ледяной водой
Горячими серебряными монетками
Зажатыми
в мозолистую
ладонь.
А сердце ныло, билось теплом и голодом,
Стонали корабли, башмачок хромал.
На третью ночь Мария случилась городом
Птенцом, пригретым
На девяти
Холмах.
Он приносил стихи в её колыбель читать,
Качались на волнах фонарей круги.
Мария просыпалась, в висках бубенчато
Стучали
Неоплаченные
Долги.
Он исчезал в туманной неяркой проседи
Чужим казался, меркнул и ускользал.
А город был Мария и город бросили
Точнее просто
уехали,
не сказав.
***
Нам время говорит: пора!
В стране распахнутые своды.
И над страной – твои ветра,
Октябрь семнадцатого года.
И не дано нам забывать
Те покушенья на свободу,
Когда пытались расстрелять
Октябрь семнадцатого года…

Всем! Всем! Всем!
Память о наших бедах.
Всем! Всем! Всем!
Яростный луч победы.
Всем! Всем! Всем!
Трепетных песен мелос…
Всем! Всем! Всем!
Вера, любовь и смелость!
Всем! Всем! Всем!

Твоих ранений и седин
Мы знаем горькую природу,
И мы тебя не предадим,
Октябрь семнадцатого года.
Мы будем мыслить, будем жить,
Преодолеем все невзгоды,
Чтоб в каждом сердце возродить
Октябрь семнадцатого года.

Нам время говорит: пора!
В стране распахнутые своды.
И над страной – твои ветра,
Октябрь семнадцатого года.
Фанфары правду не спасут
И демагоги новой моды.
Для нас с тобой есть Высший суд –
Октябрь семнадцатого года!
***
Календари не отмечали
Шестнадцатое октября,
Но москвичам в тот день — едва ли
Им было до календаря.

Все переоценилось строго,
Закон звериный был как нож.
Искали хлеба на дорогу,
А книги ставили ни в грош.

Хотелось жить, хотелось плакать,
Хотелось выиграть войну.
И забывали Пастернака,
Как забывают тишину.

Стараясь выбраться из тины,
Шли в полированной красе
Осатаневшие машины
По всем незападным шоссе.

Казалось, что лавина злая
Сметет Москву и мир затем.
И заграница, замирая,
Молилась на Московский Кремль.

Там,
но открытый всем, однако,
Встал воплотивший трезвый век
Суровый жесткий человек,
Не понимавший Пастернака.
***
В октябре, в октябре
Частый дождик на дворе.
На лугах мертва трава,
Замолчал кузнечик.
Заготовлены дрова
На зиму для печек.
***
Наберу я листьев груду,
Ведь они сейчас повсюду.
В октябре и стар и млад,
Наблюдает листопад.
***
Октябрик, Октябрик!
Бумажный кораблик
Доплыл ли до моря? Открой!
Дожди, снегопады
Не стали ль преградой
Бумажной команде лихой?
Мой славный, отважный
Кораблик бумажный
Октябрь по ручьям проведет;
Пусть цель и наивна,
Но где-то в заливе
Вдруг парус бумажный мелькнет…
Экватор так близко,
И множество рисков
В дороге смогли обойти!
Плыви мой кораблик!
Спасибо, Октябрик,
Желаю удачи в пути!
***
Друг за другом каждый год
Ходит дружно хоровод.

В хоровод вошёл с морозом
Молодой Январь сперва.
По осинам и берёзам
Он развесил кружева.

А Февраль намёл сугробы
Возле дома за полдня,
Веселей каталась чтобы
С них на санках ребятня.

Чтоб на свежие луга
В стаде шли овечки,
Начал Март топить снега,
Гнать ручьями к речке.

Разбудил траву Апрель:
– Просыпайся, соня! –
Выводить заставил трель
Скворушку на клёне.

Май уже отстать не мог.
За рекою рано
Из цветов костёр разжёг,
Нарядил поляну.

Июнь – пловец из всех пловцов,
Весёлый он и бравый,
Собрал ребят со всех концов
На пруд: – Ребята, плавай!

Июль пшеницу на полях
Налил зерном отборным.
И разбросал высоко птах
По небесам просторным.

Август вынес дыню с грушей
И душистый каравай:
– Ну, досыта каждый кушай
И соседа угощай!

А Сентябрь, ребячий друг,
Зашагал по школам.
Проводил скворцов на юг,
Сделал поле голым.

С Октябрём и год подрос!
Золотом украшен,
Он дожди с собой принёс,
Нужные для пашен.

Внёс Ноябрь в торжество
Яркие знамёна:
Жарче солнца самого,
Говорливей звона.

Декабрю полно забот
В городе, посёлке, –
Малышам под Новый год
Наряжает ёлки.
***
Октябрь в Крыму —
Как юности возврат.
Прозрачен воздух,
Небо густо-сине.
Как будто в мае
Дружный хор цикад,
И только утром
Их пугает иней.

Я осень
Перепутала с весной.
Лишь мне понятно,
Кто тому виной…
***
Поля и голубая просинь…
И солнца золотая рябь;
Пускай кричат, что это осень!
Что это, черт возьми, октябрь?!

Октябрь, конечно, маем не был,
И всё же, клясться я готов,
Что видел голубое небо
И реку голубых цветов.

И тишь — особенную тишь!
И росы — крошечные росы,
Хоть рвал с посахаренных крыш
Буран серебряную россыпь.

Хоть генеральские стога
Вздымались пламенем крылатым
И от крови, как от заката,
Алели хрупкие снега.

Хоть этот день я был без хлеба,
Да-да!.. Но клясться я готов,
Что видел голубое небо
И реку голубых цветов!
***
Октябрь — месяц грусти и простуд,
а воробьи — пролетарьят пернатых —
захватывают в брошенных пенатах
скворечники, как Смольный институт.
И вороньё, конечно, тут как тут.

Хотя вообще для птичьего ума
понятья нет страшнее, чем зима,
куда сильней страшится перелёта
наш длинноносый северный Икар.
И потому пронзительное «карр!»
звучит для нас как песня патриота.
***
Октябрь…
Двадцать шестое…
Зал аплодирует
стоя.

Полны все ярусы, все балконы.
Рабочие кепки…
Шинели фронтовиков…
В президиуме
всем знакомые
Малышев, Вайнер, Хохряков*.

Ложатся слова, как истории грани.
Оратор в тужурке, в пимах.
На улице
ранняя
поземкой метет зима.

Над городом
в звездах морозной ночи
склонилось небо широким плечом,
и Вайнер, трибун и любимец рабочих,
выйдет на улицу, разгорячен.

Поземке бежать с ним рядом.
Колючему ветру касаться щек…
Знамена красногвардейских отрядов
пулями не пробиты еще.

Еще не оплакивала верхисетцев
у братской могилы трубная медь,
и Вайнера жаркое сердце
по-прежнему хочет дерзать и сметь.

И Малышева у Златоуста
еще засада не подстерегла.
Он выйдет под звезды тусклые,
свернет на улицу от угла.

Ему шагать, не сутулиться.
Он эту улицу знает давно,
не знает только, что этой улице
будет имя его дано.

Еще колчаковцы с рук не сдирали
перчатки кровавые кожи живой,
и правда рабочая на Урале
ходит с поднятой головой.

Она сегодня за все в ответе,
Советской власти вручая права.
Гуляет по залу балтийский ветер.
Матрос Хохряков бросает слова:

«Восстание», «Ленин», «рабочий класс».
Он в черном бушлате, широкоплечий.
Зал снова поднялся.
Словам навстречу
сияют тысячи глаз.
***
НОЯБРЬ
Руки мерзнут в ноябре:
Холод, ветер на дворе,
Осень поздняя несет
Первый снег и первый лед.

СЕНТЯБРЬ
Осень достала краски,
Ей много покрасить нужно:
Листья – желтым и красным,
Серым – небо и лужи.

ОКТЯБРЬ
Дождь льет с самого утра,
Льет как будто из ведра,
И как крупные цветы
Распускаются зонты.
***
Октябрь окунулся в тень,
Луч солнца туча застилает.
Унылый дождь встречает день,
Вновь осень крылья расправляет.
***
Октябрьский снег первоначальный…
В тиши покинутых садов
Как листья желтые печальны
На раннем саване снегов!
Дивясь немых аллей безлюдью,
На темном зеркале пруда
Как режет лебедь белой грудью
Стекло предутреннего льда!

И там, у солнечного брега,
Как в первый раз побеждена
Сей мертвой белизною снега
Живая крыльев белизна!
***
Холодные ладони октября
Остудят разгоревшиеся щёки,
Чтоб горизонт меня не звал далёкий
В тот край, где спит вечерняя заря.

Чтоб не мечтала встретиться с тобой,
Затем, чтоб засыпать в твоих закатах,
И я не жду, что позовёшь когда-то…
Мне это не предписано судьбой.

Мне места нет в краях, где спит заря,
Слов не найти там для моих признаний…
И студят жар несбыточных мечтаний
Совсем не зря ладони октября…
***
Октябрь крадется по дорожкам,
Ступает тихо солнцу вслед.
Грибы и ягоды в лукошке.
И сентябрю он шлет привет!

В багряном бархатном кафтане,
Из листьев шляпа набекрень,
Он целый месяц будет с нами
Встречать рассвет, и ночь, и день.

Он волю осени исполнит —
Раскрасит поле, луг и лес.
И красотою мир наполнит!
И пригласит в страну чудес!
***
Открыл окно. Какая хмурая
Столица в октябре!
Забитая лошадка бурая
Гуляет на дворе.
Снежинка легкою пушинкою
Порхает на ветру,
И елка слабенькой вершинкою
Мотает на юру.
Жилось легко, жилось и молодо —
Прошла моя пора.
Вон — мальчик, посинев от холода,
Дрожит среди двора.
Всё, всё по старому, бывалому,
И будет как всегда:
Лошадке и мальчишке малому
Не сладки холода.
Да и меня без всяких поводов
Загнали на чердак.
Никто моих не слушал доводов,
И вышел мой табак.
А всё хочу свободной волею
Свободного житья,
Хоть нет звезды счастливой более
С тех пор, как за?пил я!
Давно звезда в стакан мой канула, —
Ужели навсегда?..
И вот душа опять воспрянула:
Со мной моя звезда!
Вот, вот — в глазах плывет манящая,
Качается в окне…
И жизнь начнется настоящая,
И крылья будут мне!
И даже всё мое имущество
С собою захвачу!
Познал, познал свое могущество!..
Вот вскрикнул… и лечу!
Лечу, лечу к мальчишке малому,
Средь вихря и огня…
Всё, всё по старому, бывалому,
Да только — без меня!
***
Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает,
Журча еще бежит за мельницу ручей,
Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
В отъезжие поля с охотою своей,
И страждут озими от бешеной забавы,
И будит лай собак уснувшие дубравы.
***
Вот на ветке лист кленовый.
Нынче он совсем как новый!
Весь румяный, золотой.
Ты куда, листок? Постой!
***
В октябре мы становимся старше,
Остываем от страстного лета,
И под пледом, с работы уставшие,
По квартирам прячемся где-то.

Чай завариваем зеленый,
Вместо рома, текилы, самбуки,
Смотрим старые «мыльные» фильмы,
Согревая холодные руки.

Иногда мы бываем простужены,
За окном ведь почти что вьюга.
В октябре нам скучать положено,
Вспоминая, без слов, друг друга.
***
сентябрь перелистнул свою страницу
настала очередь — братца-октября.
последние срывает листья…
и мокрым снегом завалил дома.
конечно, это всё к обеду стаАет
но, скоро, совсем скоро — гололёд.
октябрь-братец, в зимних сапогах.
переобулся. теперь наш черёд.
достали шапки-шарф-перчатки-шали.
октябрь-братец, мы тебя так ждали!
ты вО-время пришёл, без стука.
с порывом ветра, снежно-мокрой мУкой.
а дома. так тепло .от батареи.
и кружка чая душу нежно греет.
в воспоминаниях зеленые березы
кристально-чистые утренние рОсы
и солнечные поцелуи по плечам
и шепот — «никому и никогда.»
«тебя я в этой жизни
не отдам»
***
Октябрь-точка…
Конец. Начало.
Надеть перчатки
И шарф длиннющий,
Вдыхать прохладу
Сырого утра,
Курить взатяжку,
На небо глядя
И наблюдая,
Как исчезает
За горизонтом
Тревога ночи…
И ждать, когда же Запахнет снегом…
***
Я родилась осенним, ясным, тихим утром,
Когда за окнами кружился листопад,
Сияло солнце золотистым перламутром…
И… хризантемы расточали аромат…

Когда по городу гуляло Бабье лето,
Летали плавно паутинки над землёй… —
Планета новая зажглась… на небе где-то…
Обнялся голос мой с рассветною зарёй…

Я родилась осенним, ясным, тихим утром,
Когда октябрь явился по календарю…
Мне сразу Бог наполнил душу нежным чувством…
С тех самых пор и Осень трепетно люблю!
***
Бродит осень вприпрыжку по лужам,
Искажая всё то, что осталось.
Мир давно, вам признаюсь, простужен,
Виноваты дожди и усталость.

И вдыхая по полной микробы,
Всё чихает, как пьяная тётка.
Вместе с ветром сгорая от злобы,
Неуверенной прётся походкой.

И листву, словно рваные платья,
Напоказ разбросала под ноги.
Видно всё это чьё-то проклятье
Или что-то задумали боги.
***
а я без тебя простыла. октябрь тому виной.
то ветер, то снег, то крапает дождь.
за городом лесом лечилась, прошедший весь выходной.
и думала, как без тебя проживу я жизнь.

и листья, как письма летели куда-то вдаль,
со льдом разбавляла коньяк. говорила — держись.
под утро опять приснилось. меня ты звал.
и тихо шептал — я жду. и прошу вернись.
***
Парк опустевший, листья почти облетели.
Все любят месяц октябрь, он самый красивый
Скоро придут в наш город седые метели
Скоро зима будет самая в мире счастливая.

Мало гуляющих, только мамы с колясками.
Вечером парочки ходят, обнявшись, влюбленные.
Листья укрыли скамейки, оранжево-красные…
Замерла осень божественно. умиротворённо.

В парке ранетку клюют красногрудые птицы
Осень зажгла фонари, надеясь на лучшее.
Все любят месяц октябрь, он самый красивый…

— Ты не сиди на холодном…
а то простудишься.
***
он рисовал усталые дворы
пустые перекрёстки. в парке клёны
из пачки доставал карандаши
закрашивал в золото зелёный.

тоскливые дожди. ночные грёзы
холодный диск луны. и серость туч
туманы. изморось и первые морозы
и бабье лето, что собралось в путь.

туда, где есть надежда на спасенье
от низких перепад температур.
октябрь рисовал не в утешение
она ушла. он был предельно хмур.

остались считанные дни и он за ней
уйдёт по листопаду золотому
и на душе становится светлей…
он рисовал уход.

дорогу к дому
***
снова будут ошибки, а долг
мной исполнен пред жизнью отчасти…
сколько пройдено троп и дорог,
чтоб найти совершенство и счастье;

Страха нет — трепетанье пред днем,
что в нем будет? Известно на йоту.
А давай-ка с тобою рискнем,
чтоб почувствовать вкус и свободу
запорошенной снегом зимы,
лета жаркого, осени пьяной,
Нам дана жизнь пока что взаймы,
но я долг отдаю -я упряма.
***
Разменные монеты октября
Осыпались с усталых тополей.
Пылает ярко-рыжая заря
Над стаями унылых журавлей,

Скрывающихся в тусклых облаках,
Залатанных иголками дождей…
Ещё в небесных серых лоскутках
Остались крохи солнечных лучей.

Ладонь подставлю капле дождевой,
Поймаю и зажму её в кулак…
Слезинки хмурой тучи грозовой
Не унеслись на лёгких кораблях —

Упали, очищая мир вокруг,
И, кажется, смывая все грехи…
Ну а календари безбожно врут,
И всё вернётся на свои круги.

Влетев в окно весёлым сквозняком,
К нам в октябре ворвётся благодать,
Оставит все ненастья за окном
И колесо времён раскрутит вспять.
***
Осень тихо плачет за окошком,
Хнычет дождиком, от холода дрожит.
Листья ластятся к ногам, как кошка,
И бедняга дуб от сырости скрипит.

А в камине теплятся поленья.
Пусть позлится стылый ветер во дворе,
Раздевая мокрые деревья.
Мне уютно дома в кресле в октябре.
***
Октябрь калину целовал,
Она в ответ от счастья рдела.
И листьев, огненный накал,
Не торопилась сбросить с тела.

Любви, напиток не простой,
Бродил, вскипая, в красных гроздьях,
Смешав и явь. и сон с мечтой…
И разливался в чувствах поздних.

Октябрь калину миловал…
И от его прикосновенья,
В ней каждый листик трепетал,
Всё больше рдея от смущенья.

Устав от натисков его,
Сдалась к утру, в любви сгорая.
И в свете зорьки огневой,
Стояла. искренне нагая…

От изумленья ветер стих.
Калина обретала смелость.
Она, в подвесках налитых,
Ещё шикарнее смотрелась.
***
Осенний сон… Всё замирает в ожидании зимы.
Печальный стон… Природа замирает в полудрёме.
Хрустальный звон по утру слышим мы В ажурном хрупком веточном изломе.

Холодный сад… Причудливым дыханием ветров
Что листопад земле опять на ушко шепчет?
Но завершат свой Золотой Покров
Деревьев затухающие свечи.

Унылый вид… К моим глазам уже крадутся слёзы.
Нам повторит опять зима извечный жребий.
Но без обид… в душе хранить я буду лета розы…
С природой спора нет бессмысленней… нелепей…
***
октябрь серый. но меня не утомляет
всё потому что солнце каждый день
такое редко. очень редко. но бывает
будто не осень — за окном апрель.

вот-вот набухнут почки и проснутся
все люди, что давно хотят весны
октябрь серый, просто улыбнулся
ещё ступенька… и порог зимы
***
Я кофе пью и жду НОЯБРЬ,
Ведь за окном — не летний вечер…
Со мной прощается октябрь,
Бросая шаль ко мне на плечи…

Смеясь, уходит в никуда,
Заполнив душу светлым раем,
Как иней красит провода…
А я уже, уже другая…

Я кофе пью и жду НОЯБРЬ!
Мой стих — не склонность к куражу,
Чтоб не забрал с собой октябрь,
В копилку СЧАСТЬЕ положу…
***
В негромком голосе красавца октября
Есть лета эхо и зимы предвестье,
И мысль о том, что все-таки не зря
Разлука и любовь шагают вместе;
Что в горечи прощальных наших слов
Всегда есть послевкусие надежды,
И то, что называется «любовь» —
Есть только две души и то, что между.
***
Октябрь… Такой-то год, такой-то век…
Я на земле всего лишь человек,
Что уязвим и в комплексах погряз…
Что ошибётся в будущем не раз…

А осень приходила до меня,
Дождями ненасытными звеня.
И после, будет так же приходить.
Листочки желтокрылые кружить…

Я просто гость, любуюсь красотой,
Восходом солнца, бледною луной…
И плачу от обид гостей других.
А на земле «Людьми» зовут таких…

Мы создали какой-то глупый мир,
В нём есть богатство купленных квартир,
Но только пустота внутри души,
Задуматься заставит нас в тиши…

Проходит всё, богатство, слёзы, смех,
Забудется победа, мелкий грех…
Важна сегодня осень, что вокруг,
И чтобы был здоров надёжный друг…

И дети, что смеются за спиной
Пришли гостями в этот мир со мной.
Пускай детей болезни обойдут.
И главное, чтоб был в душе уют…

Одёжки, деньги, фантики — не в счёт…
В ком сердце бьётся, тот меня поймёт…
Октябрь… такой-то год, такой-то миг…
***
сегодня октябрь в окно постучал.
хорошей погодой. оранжевой веткой
он тихим и скромным быть обещал
когда подморозит — не плакать в жилетку.
пусть даже дожди в перемешку со снегом
и ветер срывает последние листья
он тихо пройдётся по скованным рекам
в покров богородицы с чистой молитвой.

сегодня октябрь. и завтра октябрь…
и осень твоя. как большой дирижабль.
***
Не журавль я нынче, а синица.
Не магнитит небо октября.
Судя по всему, пора проститься —
Отпустить бродягу-бунтаря.

Не пылятся за спиной дороги,
Беспробудно лето в рюкзаке.
Значит, время подводить итоги, —
Чтоб по жизни дальше налегке.

У природы снова в моде блёстки.
Воздух льдист и несколько шершав.
И увозят на машинах осень
В полиэтиленовых мешках.

Прожитое канет безвозвратно.
Журавлиной ниткой небо сшив,
Зарядят дожди по распорядку,
Размывая лета миражи.
***
Октябрьским всполохом охвачено все небо,
в багровую листву роняет дождь слезу,
порывисто касаясь рябины ожерелья,
рисует на стекле неровную строку.

И льются звуки полуночных скрипок,
сливаясь с красками огней и звёзд,
эскизом мудрости, весь сотканный из осени,
любуется Луна, как драгоценным слитком.

И вдохновение, щемящее с грустинкой,
из листопада и из белых журавлей —
глаза пронзительной картины.

Горят в ночи божественные свечи.
А море ждёт волнующий прилив,
и тянет нам с тобою волны — руки.
***
Она бросила курить и решила заняться собой
Только гадкий октябрь тарабанится громко в окна
Она дружит теперь со стихами, рисует прибой.
А на сердце все та же грусть — и все так же мокро.
И на двери её, кто-то «прИшлый» врезал замок
Новый ключ. Новый день. Новый взгляд.
А за окнами весь асфальт от дождя промок
И парковка. И все машины, что в ряд стоЯт.
А за окнами тот же забор. Кто-то написал.
Желтой краской четыре красивых слова.
Выцвел цвет. А я помню, как он сказал —
«Солнышко, я люблю тебя» … Снова и снова.
***
«Сапсан» в сто раз быстрее кэба
Спешит на стрелку двух столиц,
Луна отклеилась от неба
И с октябрём играет блиц.

Любовь попутчикам не рада,
Но облака собрались в рейс,
И от Москвы до Ленинграда
Вот-вот проложат монорельс.

Желтеет оптом вся природа,
И спорит с эхом каждый шаг,
Но слово «страх» мужского рода,
Скрипит октябрь, болит душа.

А осень встала на колени,
У тёплой печки разомлев,
Любовь, как смена поколений,
И наверху и на земле.

Вся жизнь — статистика истерик,
Но тут я, может, перегнул,
Октябрь списал меня в потери,
И даже глазом не моргнул.
***
Этой осенью хочется чая и шоколада,
В тёплых тапочках сидя на стульчике у камина,
И смотреть, как изнеженно кот выгибает спину,
Просто зная: бежать по делам никуда не надо.

Этой осенью хочется смело вдыхать прохладу,
Не боясь, что траву по утрам покрывает иней,
Быть спокойной, уверенной, внутренне — очень сильной
И бродить по забытым тропинкам немого сада.

Этой осенью хочется нежности и комфорта,
Не хандрить, что ключами на юг улетают птицы,
Перечитывать книги, с блаженством листать страницы,
И делить на двоих наш последний кусочек торта…
***
Октябрь уж на дворе берёзы ветки треплет
И серебро дождя на землю мерно льёт.
И шелестит берёзы робкий лепет,
И золото послушно отдаёт.

Последние дары деревьев обнажённых
В свою суму сбирая по привычке,
Октябрь срывает злобно с веток клёнов
Листков огнисто-лапчатые свечки.

Он, злясь всю ночь безумием ветров,
Пугает утро инеем морозным.
На чёрном небе в памятный Покров
Ещё светлей выяснивает звёзды.
***
Приоткрою тихонько окно
И впущу к себе яркий октябрь.
Листья кружат немое кино,
Шепчет что-то оглохший сентябрь…

Птицы дерзко свистят о своём,
Возвращая сердцами надежды.
Осень манит любить под дождем
И ворует мечтанья, как прежде…

Ноют реки холодной водой,
Разбиваются плачем о камни.
В ожиданьи судьбы роковой,
Сообщение зимы в телеграмме …
***
Октябрь — это значит где-то горят костры,
Октябрь — это значит где-то ложится иней.
Слова в октябре пронзительны и остры,
А утро — набор чёрно-белых и чётких линий.

Октябрь — это значит время приходит для
Прощения тех, кого не простили раньше.
Октябрь — это значит можно начать с нуля,
А дальше… ну, как у Алисы — страньше.

Октябрь — это небо, наполненное луной
И изредка солнцем, холодным, как лёд на лужах.
Туман в октябре, бывает, стоит стеной,
Бывает исчезнет вовсе (и что тут хуже?..)

Октябрь — это значит слова не говоря,
Уходит тепло, с собой забирая краски.
Октябрь — это тень от тусклого фонаря
И шепот в ночи, рассказывающий сказки.

Октябрь — это прочерк, пробел, это переход
От тёплых деньков к холодной предзимней стуже…
Октябрь — это чудо стоит у твоих ворот.
Открой же ему, впусти его в свою душу.
***
Кто сказал, что осень не может быть океаном?
Что деревья не могут гнуться, как мачта в шторм?
Кто сказал, что осень должна быть для всех капканом,
А не поводом вновь заглянуть за пределы форм?

Пусть колышутся листья, как волны о дикий берег.
Пусть во всей атмосфере витает простор Земли.
Волшебство прилетит даже к тем, кто в него не верит.
Если примет нас ветер, то и мы бы его — смогли.

Кто сказал, что осень не может быть океаном,
Пахнуть солью, звучать балладами моряков?
Пусть вода будет рыжей. Не ржавой, а лимонадом.
Пусть на дне остаются следы моих сапогов.

В небе ворон парит, превратиться мечтая в чайку.
Черно-белое перышко падает на ладонь.
Чтобы прошлая боль оказалась всего лишь байкой,
Клен зажжет для меня свой осенний, живой огонь

И последним листочком вдохнет ледяной октябрь.
Тишина будет вечно плескаться в моей груди.
Я воскресну, как тот, упомянутый всуе Лазарь,
Потому что пора моей жизни вперед идти.

Кто сказал, что осень не может быть океаном,
Течь, как чай в холода, и впитаться в девчачью кровь?
Да, ругала тебя, но теперь уже я не стану.
Ты, октябрь, меня изменил и меняешь вновь.

Оцените статью
Добавить комментарий

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.