Стихи про хлеб

Стихи

Мы ежедневно едим хлеб на завтрак, обед и ужин. Этот душистый, мягкий и неповторимый вкус и аромат мы не спутаем ни с чем. Хлеб бывает разных форм и из разных сортов пшеницы. Он очень питателен. Это самый незаменимый продукт на нашем столе. Стихи про хлеб собраны в этом разделе.

Отравлен хлеб, и воздух выпит:
Как трудно раны врачевать!
Иосиф, проданный в Египет,
Не мог сильнее тосковать.
Под звездным небом бедуины,
Закрыв глаза и на коне,
Слагают вольные былины
О смутно пережитом дне.
Немного нужно для наитий:
Кто потерял в песке колчан,
Кто выменял коня,- событий
Рассеивается туман.
И, если подлинно поется
И полной грудью, наконец,
Всё исчезает — остается
Пространство, звезды и певец!
***
Ломоть хлеба
Хлеба мягкого ломоть,
Свежего, пшеничного –
Хлеба белого ломоть,
Что в нем необычного?
Дело, может быть, простое –
Белых хлебушек испечь.
Тесто замесить крутое
И его поставить в печь.
Но сначала, дети, нужно
В поле вырастить зерно,
Летним днем трудиться дружно,
Чтобы налилось оно.
Чтоб поднялся колос спелый,
Полон зерен, золотой,
Чтоб пшеница зазвенела
На ветру тугой струной.
Надо в срок убрать пшеницу
И зерно в муку смолоть,
Чтобы мог на свет родиться
Хлеба белого ломоть.
***
Расскажу тебе, дружок,
Про чудесный колосок.
Тот, что зреет на полях –
Попадёт на стол в хлебах.
Сушки, плюшки и батон –
Хлеб приходит в каждый дом…
***
Тонкой струйкой сытной
Змеится теплый запах по углам.
Вдыхаю мир отрадный, самобытный
С любовью и слезами пополам.
Как просто пониманье Мирозданья,
Когда, проснувшись по утру в тепле,
Под солнечное лучика лобзанье,
Домашний хлеб увидишь на столе.
***
По земле сырой, не жёсткой
Там, где тракторы прошли
Неглубокие бороздки
В черной пашне пролегли
И до вечера и позже
До полуночи с темнотой,
Зерна сыпались, как дождик
Точно дождик золотой.
***
Вешний день, пахать пора. Вышли в поле трактора.
Их ведут отец мой с братом, по холмам ведут горбатым.
Я в вдогонку им спешу, покатать меня прошу.
А отец мне отвечает: — Трактор пашет, не катает!
Погоди-ка, подрастешь, сам такой же поведешь!
***
Вот и лето пролетело, тянет холодом с реки.
Рожь поспела, пожелтела, наклонила колоски.
Два комбайна в поле ходят. Взад-вперед, из края в край.
Жнут — молотят, жнут — молотят, убирают урожай.
Утром рожь стеной стояла. К ночи — ржи как не бывало.
Только село солнышко, опустело зернышко.
***
С тихим ветром в разговоре
Рожь волнуется как море…
А на небе голубом
Солнце весело сияет
Все живет и обливает
Золотым своим огнём.
И среди колосьев ржи
Где кружатся мотыльки,
Да кузнечики играют,
Взгляд приветливый бросают
Голубые васильки.
***
Гнули колос злые ветры, и дожди на колос шли,
Но сломить его за лето так они и не смогли.
Вот какой я! — он хвалился — с ветром справился, с водой!
До того он загордился, вырос кверху бородой.
***
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.
***
Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!
***
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся дождь — зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит,
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.
***
Вот она, суровая жестокость,
Где весь смысл — страдания людей!
Режет серп тяжелые колосья,
Как под горло режут лебедей.

Наше поле издавна знакомо
С августовской дрожью поутру.
Перевязана в снопы солома,
Каждый сноп лежит, как желтый труп.

На телегах, как на катафалках,
Их везут в могильный склеп — овин.
Словно дьякон, на кобылу гаркнув,
Чтит возница погребальный чин.

А потом их бережно, без злости,
Головами стелют по земле
И цепами маленькие кости
Выбивают из худых телес.

Никому и в голову не встанет,
Что солома — это тоже плоть!..
Людоедке-мельнице — зубами
В рот суют те кости обмолоть.

И, из мелева заквашивая тесто,
Выпекают груды вкусных яств…
Вот тогда-то входит яд белесый
В жбан желудка яйца злобы класть.

Все побои ржи в припек окрасив,
Грубость жнущих сжав в духмяный сок,
Он вкушающим соломенное мясо
Отравляет жернова кишок.

И свистят по всей стране, как осень,
Шарлатан, убийца и злодей…
Оттого что режет серп колосья,
Как под горло режут лебедей.
***
У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!
***
Рабочий люд едва не весь
На нашей родине — без хлеба.
«Хлеб наш насущный даждь нам днесь!»
Так он, голодный, молит небо.

О, братья! Хлеба — беднякам
В лихие дни нужды народной;
И хлеба умственного — нам,
Стоящим вне толпы голодной!

Утробной пищей сыты мы;
Но без духовного питанья
Ослабли тощие умы,
Бесплодны скудные познанья.

Хоть удается нам порой,
Пускаясь в хитрость и в обманы,
Прикрыть дешевой мишурой
Неблаговидные изъяны;

Хоть, искусившись в похвальбе,
Среди народов даже ныне
Мы поклоняемся себе,
Как между нечистью святыне,—

Но жизнь осветит темный путь
И правду горькую откроет,
Разоблачив когда-нибудь,
Чего гордыня наша стоит.

О, никогда и никому,
Кто льстит вам, братья, вы не верьте!
Без пищи умственной — уму
Грозит беда голодной смерти.

Всем хлеба! Хлеба — беднякам
В лихие дни нужды народной;
И хлеба умственного — нам,
Стоящим вне толпы голодной!
***
Хлеб зреет на земле, где солнце и прохлада,
Где звонкие дожди и щебет птиц в кустах.
А под землей, внизу, поближе к недрам ада
Железо улеглось в заржавленных пластах.

Благословляем хлеб! Он — наша жизнь и пища,
Но как не проклинать ту сталь, что наповал
Укладывает нас в подземные жилища?..
Пшеницу сеял бог. Железо черт ковал!
***
Каждое хмурое утро
И в солнечный яркий денек
Мамины теплые руки
Хотят, чтоб он был пухлощек —
И мнут его очень усердно,
И прячут в него доброту,
А после в печи незаметно
Огонь наряжает в сюртук.
Выходит он весь золотистый,
Он дышит теплом на весь дом,
И солнышка лучик игристый
Глядит на него сквозь окно.
К обеду готов, как обычно,
И, ставя его в середину стола,
Папа повторяет привычно:
«Хлеб — всему голова.»
***
На весенней заре
Воздух свежий и синий.
Постаревший отец,
Седину шевеля,
Говорил у крыльца
Тихим голосом сыну,
Провожая его
Первый раз на поля.

Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.
Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.

Сын пошёл, пошагал
По отцовскому следу,
Но война началась —
Боль огня и свинца.
В годы бед и потерь,
Добывая победу,
Нёс боец по земле
Завещанье отца.

Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.
Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.

Но случилась беда
На земле незнакомой,
Был он ранен в бою
По холодной зиме.
Пайку хлеба свою
Передал он другому,
А домой написал
В треугольном письме.

Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.
Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.

На весенней заре
Воздух свежий и синий.
На страде посевной
Гул моторов и шум.
У родного крыльца
Сын погибшего сына
Говорил на заре
Своему малышу…

Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.
Ты запомни, сынок,
Золотые слова —
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.
Хлеб всему голова,
Хлеб всему голова.
***
Хороша клубника в сливках взбитых,
Ананас в шампанском так хорош…
Только для поднятья аппетита
Лучше хлеба с маслом не найдёшь!

Человеку русскому возможно ль
Сесть за стол без хлеба? Никогда!
И понять, по-моему, не сложно:
Хлеб для нас – важнейшая еда!!!

На фиг все кремлёвские диеты!
Басурманы собрались там что ль?
(Там на хлеб наложено, вишь, вето,
Но, зато, в фаворе алкоголь!

Я не выступаю против водки –
Если меру знаешь, пей, братан!
Правда, с поля боя с водкой сводки
Отродясь бы глаз мой не читал…)

Пусть заставлен стол деликатесом –
Бужениной, сёмгою, икрой…
Чё-то не хватает в «супе этом»…
ХЛЕБА (помнишь?) – мой ответ!!! А твой?!?
***
Хлеб-это труд, пот и кровь…
Хлеб-это собрание хороших человеческих качеств.
Хлеб заставляет людей трудиться и помогает выживать.
Не зря хлеб является святым в христианстве.
Берегите хлеб!!!!!!!!!
***
Хлеб нынче продают хороший:
Отличный вкус и внешний вид.
Да вот, беда – нельзя без крошек
Краюху хлеба отломить.

«Вам всё не так! – промолвит кто-то, –
Привыкли сдуру причитать.
И поважнее есть заботы,
Чем крошки хлебные считать».

Я не в претензиях, поверьте.
Сердечко что-то нынче жмёт…
В послевоенной круговерти
У каждой крошки был свой счёт!

Сгребала мама их в ладошку
Неторопливо, не стыдясь.
И жменю смятых хлебных крошек
Проглатывала, помолясь.

И если выпала проруха
Мне крошки на пол уронить,
Враз получил бы оплеуху.
И поделом! Кого винить?

Не пухнем нынче с голодухи,
Хлеб замечательный на вкус,
И подзабытой оплеухи
Уже три года не боюсь.

Сердечко что-то жмёт немножко…
Отламывая хлебный кус,
Сгребу оставшиеся крошки,
Сожму ладонь…и помолюсь.
***
Знаете, однажды я увидел
Как старик прощение просил.
Он буханку хлебушко обидел
Тем, что вдруг на землю уронил

Перед нею встал он на колено,
В пополам согнувшись, кое-как.
Сор стряхнул с горбушки… Неумело
На себя навесил крестный знак.

«Ты прости меня краюха хлеба,
Я неловким стал на склоне лет.
Станет пусть свидетелем синь неба,
Ничего важней тебя здесь нет.

Ты была наградой хлеборобу,
Утешеньем путнику была.
За тебя молитвы слали Богу,
И вершили ратные дела.

А ещё я вспоминаю детство,
Трудные военные года.
Горе, что досталось нам в наследство
И плохая, скудная еда

И мальцам как пряники, как сладость
Выдавался маленький кусок
Хлеба чёрного – простая радость…
Разве кто на землю бросить мог?»

Постоял ещё старик немного,
И куда-то вдаль побрёл один.
Помните о хлебе, ради Бога,
С ним народ вовек непобедим.
***
Не хлебом единым живет человек
Но жизни без хлеба не мыслит
Хлеб «головою» считали весь век
Ему поклонялись, молились.
Он стоил копейки, голодных спасал
Был в семьях больших дефицитом
Однако никто даже не представлял
Голодный бюджет с профицитом
Теперь — новый век к хлебу новый подход
Он стоит дороже, чем прежде
И лишь хлеборобу — мизерный доход
И крах проблеснувшей надежде.
Надежде на то, что правительство вдруг
Исполнит свои обещанья
И с Думою вместе, прорвет «чертов круг»
Исполнит народа желанья.
И станет. доступен наш хлебушек всем
А труд хлебороба — доходным
Однако мечтам не дано между тем
Наполнить желудок голодным.
***
Дорожает хлебушек в России
Рад тому — один лишь хлебопек
Цены на зерно с мукою накрутили
Что-бы новый рубль в карман потек.
Только рубль тот — с пенсии ничтожной
В скорбь ввергает бедных стариков
По подсчетам «алгебры» несложной
Им не светит сытых ждать деньков
Ведь лукавит сам министр Гордеев
Обещая временность проблем
Как признался нам «Фома Неверов»:
«Хлеба с каждым днем я меньше ем».
Может быть природа невиновна?
Может, капитальный есть заказ?
«Зерновой резерв» лежит пусть скромно-
-Он для заграницы — не для нас.
Наш народ, мол, — пережил блокаду
И ему без хлеба — не впервой
Пусть растит он в парниках рассаду
И не нарушает наш покой
Сам собой возник вопрос к народу
Сколько будет он еще терпеть
Ведь милость ждать, надеясь на природу
Значит беспросветно «отупеть».
***
Как стали люди к хлебу относиться!
Ты помнишь голод страшный в дни войны?
Тогда и черствому кусочку хлеба
Не просто рад был — не было цены.

Тогда в блокадном, хмуром Ленинграде
Отдав детишкам пайку, гибла мать.
Взрослели дети быстро и, поверьте,
Умели важность хлеба понимать.

И комбайнер, что хлеб наш убирает,
И мукомол, и пекарь скажет вам,
Что дорог он трудом. А вы порою
Бросаете небрежно хлеб к ногам.

Его теперь в достатке в магазине
И, слава Богу, сыты наши дети.
Но если все же лишнее купили-
Отдайте птицам крошки хлеба эти.
***
На Бородинском поле шло сраженье,
Картечи визг, как по стеклу ножом,
И вот французов лёгкою мишенью
Стал наш обоз с мукой и фуражом.

То ли ядро шальное, то ли мина,
То ли снаряд в фургон с мукой попал,
А следом шёл фургон с корицей, тмином,
И взрыв муку и тмин перемешал.

Ну а солдат кормить-то чем-то надо?
Негоже продовольствие бросать!
Ведь с тмином та мука, поди, не с ядом…
Так стали «Бородинский» выпекать.

И говорят, что даже сам Кутузов,
А может быть, и сам Багратион,
Нахваливали меткость тех французов,
Что так удачно вмазали в фургон.

Вот так из века, ставшего былинным,
Пришёл к нам хлеб, который всем знаком.
Как хорошо, что был фургон тот с тмином,
А не с фасолью или с чесноком!
***
Я помню хлеб. Он черен был и липок —
Ржаной муки был грубоват помол.
Но расцветали лица от улыбок,
Когда буханку ставили на стол.
Военный хлеб. Он к щам годился постным,
Раскрошенный, он был неплох с кваском.
Он вяз в зубах, приклеивался к деснам.
Его мы отделяли языком.

Он кислым был,
ведь он был с отрубями,
Не поручусь, что был без лебеды.
И все ж с ладони жадными губами
Я крошки подбирал после еды.

Я неизменно
с острым интересом
И с сердцем замирающим следил
За грозным, хладнокровным хлеборезом.
Он резал хлеб!
Он черный хлеб делил!
Я восторгался им, прямым и честным.
Он резал грубо, просто, без затей,
Горелой коркой,
как в угле древесном,
Испачкавшись — почти что до локтей.

На нем рубаха взмокла холстяная.
Он был велик в восторге трудовом.
Он резал хлеб,
усталости не зная,
Лица не вытирая рукавом!
***
Всей семье как сбор назначен,
Только скатерку постлать.
В каравай, еще горячий,
Входит нож по рукоять.
В пожелтевшей гимнастерке
С краю сам большак сидит.
Чуть похрустывает корка,
Духовитый пар валит.
— Ну,— сказал он,— по потребе
Начинайте в добрый час!
Полной мерой нынче хлеба
Выдает земля для нас.
Золотистые горбушки
Срезал: это для детей.
Наособицу старушке
Вынул мякиш из ломтей.
Скосок свой, усы поправив,
Крупной солью посолил,
Всей своей семье и славы
И здоровья посулил.
И еще промолвил слово:
— С хлебом горе не беда!—
Не забудьте, мол, какого
Стоил этот хлеб труда!..
***
Тонкой струйкой сытной
Змеится теплый запах по углам.
Вдыхаю мир отрадный, самобытный
С любовью и слезами пополам.
Как просто пониманье Мирозданья,
Когда, проснувшись по утру в тепле,
Под солнечное лучика лобзанье,
Домашний хлеб увидишь на столе.
***
Выращивайте хлеб!
Он – смех детей,
Он – радость мирных дней.
Он наших городов и сёл мечта,
Он — пенье птиц.
Он памятником стал
Всем тем, кто жизни
за него отдал.

Растите хлеб!
Мы за него страдали,
И долгими ночами на полях,
Как мать над сыном,
Мы над ним не спали.
Растите хлеб-
Историю страны.
Растите хлеб-
Грядущую опору.
Дороже он, чем всех сокровищ
горы.

Он — наша жизнь,
А жизни нет цены.
***
Бабушка нá ночь
Муку и закваску
Теплой водою
В квашне развела…
Артёмка смеется:
Он вспомнил,
Как в сказке
Бабка живой колобок
Испекла!

Назавтра Артёмка
Встал спозаранку,
Видит: и бабушка
Тоже не спит.
Квашня, как и прежде,
Стоит на лежанке,
А тесто шумит,
Вылезает, пыхтит…

Бабушка
Тесто катала,
Месила
И на лопате
Отправила в печь.
Плотной заслонкой
Топку закрыла,
Чтобы получше испечь –
Не поджечь.

По дому запах
Поплыл ароматный.
Бабушка
Печь не спеша
Открывает
И достает
Деревянной лопатой
Четыре румяных
Больших каравая.
***
Даже стены тут приятно
Пахнут хлебом ароматным:
Много дружных пекарей
Хлеб пекут здесь на заре.

А потом его –
В машины
И развозят в магазины.

Вот откуда к нам на стол
Теплый, вкусный хлеб
Пришел!
***
А бабушка сушила сухари,
И понимала, что сушить не надо.
Но за ее спиной была блокада,
И бабушка сушила сухари.
И над собой посмеивалась часто:
Ведь нет войны, какое это счастье,
И хлебный рядом, прямо за углом…
Но по ночам одно ей только снилось –
Как солнце над ее землей затмилось,
И горе, не стучась, ворвалось в дом.
Блокадный ветер надрывался жутко,
И остывала в памяти «буржуйка»…
И бабушка рассказывала мне,
Как обжигала радостью Победа.
Воякой в шутку называла деда,
Который был сапером на войне.
А дед сердился: «Сушит сухари!
И складывает в наволочку белую.
Когда ж тебя сознательной я сделаю?»
А бабушка сушила сухари.
Она ушла морозною зимой.
Блокадный ветер долетел сквозь годы.
Зашлась голодным плачем непогода
Над белой и промерзшею землей.
«Под девяносто, что ни говори.
И столько пережить, и столько вынести».
Не поднялась рука из дома вынести
Тяжелые ржаные сухари.
***
Три паренька по переулку,
Играя будто бы в футбол,
Туда-сюда гоняли булку
И забивали ею гол.
Шел мимо незнакомый дядя,
Остановился и вздохнул
И, на ребят почти не глядя,
К той булке руку протянул.
Потом, насупившись сердито,
Он долго пыль с нее сдувал
И вдруг спокойно и открыто
При всех ее поцеловал.
— Вы кто такой?- спросили дети,
Забыв на время про футбол.
— Я пекарь!- человек ил
И с булкой медленно ушел.
И это слово пахло хлебом
И той особой теплотой,
Которой налиты под небом
Моря пшеницы золотой.
***
Прожить не трудно без котлет,
Кисель не часто нужен,
Но плохо, если хлеба нет
В обед, на завтрак, в ужин.

Он – царь еды, хоть скромен вид.
От древности доныне
Средь блюд различных хлеб стоит
В почете посредине.

Ему десятки тысяч лет.
Веками бились люди,
Пока не стал таким наш хлеб,
Каким лежит на блюде.

Его найдешь ты на столе
У римлян и у грека,
В войну, в годину лютых бед,
Спасал хлеб человека.

И ныне кормит хлеб людей —
Врачей, солдат, рабочих.
И этот дар земли своей
Должны беречь мы очень!
***
Через улицу,
Через будни,
В нежных чувствах
Не сразу понятый,
Добрый хлеб
Под названьем «спутник»
Несу на руке приподнятой.

Скажут:
Хлеб — избитая тема.
Я иду и смеюсь над такими,
И несу домой каравай, как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.

Этим румяным,
Этим горячим,
Пахнущим так заманчиво,
Этим хлебом труд мой оплачен.
Песня моя оплачена.

Но даже самую лучшую песню,
Самую звонкую и земную,
С сухарем в купоросной плесени,
Не стыдясь, зарифмую.

Хлеб несу!..
Поделюсь с женою,
Не скупясь на слова хвалебные.
И припомнится детство мое ржаное,
Юность моя бесхлебная.

С лебедою,
С трухою всякою
Ел «тошнотник» с корочкой тусклой.
А если встречалась булочка мягкая,
То она уже
Называлась французской.

Хлеб несу!..
Удивляются, вижу,
Даже только что евшие
С белого блюда.
Но стоило мне приподнять его
Чуть повыше,
И все увидели чудо.

Сразу пришло
Давно знакомое:
Поле и молодость
С днями непраздными.
Сладко запахло старой соломою,
Мятой-травой
И цветами разными.

И увиделось, как воочью:
И косьба,
И стогов метание,
И межа, бегущая к ночи,
И на меже
С любимой свидание.

Любовь и хлеб —
Извечные темы.
Славя хлеб, как любимой имя,
Несу домой, приподняв его,
Как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.
***
Тихо встала рожь на цыпочки, потянулась к небесам.
Лето пестрое рассыпалось по полям, по лесам.
Вот ромашки долговязые с кашкой шепчутся.
А вот незабудки синеглазые затевают хоровод.

Васильки, как капли брызнули, будто небо пролилось.
Набежала туча издали, промочила лес насквозь.
Солнце чертит в небе полосы, птицы песню завели-
Созревай же, колос к колосу, сладкий хлеб моей земли!
***
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся Дождь- зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.
***
Хлеб ржаной, батоны, булки
Не добудешь на прогулке.
Люди хлеб в полях лелеют,
Сил для хлеба не жалеют.

***
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой,
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.
(Орлов В.)

***
Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет —
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:

Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.

Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.

Пироги же — хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.

Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят —
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.

Или пряники, печенье —
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!
***
Три паренька по переулку,
Играя будто бы в футбол,
Туда-сюда гоняли булку
И забивали ею гол.

Шел мимо незнакомый дядя,
Остановился и вздохнул
И, на ребят почти не глядя,
К той булке руку протянул.

Потом, насупившись сердито,
Он долго пыль с нее сдувал
И вдруг спокойно и открыто
При всех ее поцеловал.

— Вы кто такой?- спросили дети,
Забыв на время про футбол.
— Я пекарь!- человек ответил
И с булкой медленно ушел.

И это слово пахло хлебом
И той особой теплотой,
Которой налиты под небом
Моря пшеницы золотой.
***
Запомните как дважды два
Народной мудрости слова:
Кто хлебушком не дорожит,
Тот мимо жизни пробежит.

Вы вспомните мои слова,
Проснувшись утром на рассвете.
Ведь ничего дороже в жизни нет,
Чем свежий хлеб на этом белом свете.

И, если каждый из вас не глух, не слеп.
Цените родной народный хлеб.
Ведь прав был пекарь – мудрый человек —
Дороже хлеба в жизни нет!
***
Хлеб зреет на земле, где солнце и прохлада,
Где звонкие дожди и щебет птиц в кустах.
А под землей, внизу, поближе к недрам ада
Железо улеглось в заржавленных пластах.

Благословляем хлеб! Он — наша жизнь и пища,
Но как не проклинать ту сталь, что наповал
Укладывает нас в подземные жилища?..
Пшеницу сеял бог. Железо черт ковал!
***
Из чего печётся хлеб,
Что едим мы на обед?
Хлеб печётся из муки,
Что дают нам колоски.
Рожь, пшеница в век из века
Щедро кормят человека.
Плюшки с маком, кекс сметанный,
Чёрный с тмином, пеклеванный,
Калачи, батоны, халы…
Хлеб для маленьких и старых,
Для Танюшек и Наташ.
Добрый хлеб – кормилец наш!
***
Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет —
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:
Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.
Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.
Пироги же — хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.
Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят —
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.
Или пряники, печенье —
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!
***
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся дождь — зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит,
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.
***
Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!
***
Вам и расскажут, и в книгах прочтёте:
Хлеб наш насущный всегда был в почёте.
Низкий поклон мастерам урожаев,
Тем, кто зерно в закромах умножает,
И хлебопекам-умельцам искусным,
Всем, кто нас радует хлебушком вкусным.
***
Среди раздолья хлеба золотого
Иду и радость наполняет грудь.
Мне счастья на земле не надобно другого,
Хочу душой к земле родной прильнуть.

Во все века земля кормила человека,
Даря любовь свою заботливым рукам.
Трудились все – от мала до велика,
Отдав поклон свой спелым закромам.

И наш поклон работнику полей
За пот соленый, что на них пролился.
Ведь это он душой своей болел,
Чтоб край родной наш хлебом колосился.

Земля родная, русская земля!
Цвети и пой хлебами золотыми.
Тебя мы будем славить на века
Своим трудом от имени России.
***
Хлеба-хлеба-хлеборобы
Существуют в мире, чтобы
Люди ели булки, сдобы…
Хлеба-хлеба-хлеборобы.

Только зимы убегут
Хлеборобы, тут как тут,
Хлеб посеют и пожнут!

В поле желтом, как пустыни,
Зреют нивы золотые,
Солнцем хлеба налитые.

Летом выйдут караваном,
За богатым урожаем,
На поля страны комбайны.

В них — пшеничные сугробы
Подстригают хлеборобы.
Хлеба-хлеба-хлеборобы,
Хлебом мир наполнить чтобы!
***
Когда поспеет, я пожну,
Потом колосья соберу,
В снопы соломой обвяжу.
На поле хорошенько просушу,
Цепями их потом обмолочу.
Пусть ветер унесет
ненужную и легкую труху,
Потом на мельницу пшеницу увезу,
И муки там намелю.
Я говорю себе сама:
«Крутитесь быстро жернова!»
И, день и ночь, уж сутки прочь,
И из пшеничного зерна
Получится для сдобных булочек
Чудесная крупчатая мука!
***
Хлеб зреет на земле, где солнце и прохлада,
Где звонкие дожди и щебет птиц в кустах.
А под землей, внизу, поближе к недрам ада
Железо улеглось в заржавленных пластах.
Благословляем хлеб! Он — наша жизнь и пища,
Но как не проклинать ту сталь, что наповал
Укладывает нас в подземные жилища?..
Пшеницу сеял бог. Железо черт ковал!
***
Хлеб ржаной, батоны, булки
Не добудешь на прогулке.
Люди хлеб в полях лелеют,
Сил для хлеба не жалеют.
***
Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!
***
Ушел — не ем:
Пуст — хлеба вкус.
Всё — мел.
За чем ни потянусь.

…Мне хлебом был,
И снегом был.
И снег не бел,
И хлеб не мил.
***
С белым хлебом положили
Чёрный хлеб мне на обед.
Удивить меня решили?
Чёрный? В чём его секрет?
Видно, пекарь с неохотой
Пёк и хлеб в печи забыл?
Или же перед работой
Чисто руки не помыл?
Мама тут же объяснила,
Что мука ржаная есть:
«Черный хлеб прибавит силы».
Съел. И завтра буду есть!
***
Радо солнцу небушко, полюшко подсолнушку.
Рада скатерть хлебушку: он на ней как солнышко.
***
Тонкой струйкой сытной
Змеится теплый запах по углам.
Вдыхаю мир отрадный, самобытный
С любовью и слезами пополам.
Как просто пониманье Мирозданья,
Когда, проснувшись по утру в тепле,
Под солнечное лучика лобзанье,
Домашний хлеб увидишь на столе.
***
Из чего печётся хлеб,
Что едим мы на обед?
Хлеб печётся из муки,
Что дают нам колоски.
Рожь, пшеница в век из века
Щедро кормят человека.
Плюшки с маком, кекс сметанный,
Чёрный с тмином, пеклеванный,
Калачи, батоны, халы…
Хлеб для маленьких и старых,
Для Танюшек и Наташ.
Добрый хлеб — кормилец наш!
***
Расскажу тебе, дружок,
Про чудесный колосок.
Тот, что зреет на полях —
Попадёт на стол в хлебах.
Сушки, плюшки и батон —
Хлеб приходит в каждый дом…
***
Каждое хмурое утро
И в солнечный яркий денек
Мамины теплые руки
Хотят, чтоб он был пухлощек —
И мнут его очень усердно,
И прячут в него доброту,
А после в печи незаметно
Огонь наряжает в сюртук.
Выходит он весь золотистый,
Он дышит теплом на весь дом,
И солнышка лучик игристый
Глядит на него сквозь окно.
К обеду готов, как обычно,
И, ставя его в середину стола,
Папа повторяет привычно:
«Хлеб — всему голова.»
***
Положил в котомку
сыр, печенье,
Положил для роскоши миндаль.
Хлеб не взял.
— Ведь это же мученье
Волочиться с ним в такую даль!
Все же бабка
сунула краюху!
Все на свете зная наперед,
Так сказала:
— Слушайся старуху!
Хлеб, родимый, сам себя несет…
***
Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет —
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:
Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.
Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.
Пироги же — хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.
Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят —
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.
Или пряники, печенье —
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!
***
Всей семье как сбор назначен,
Только скатертку постлать.
В каравай, еще горячий,
Входит нож по рукоять.
В пожелтевшей гимнастерке
С краю сам большак сидит.
Чуть похрустывает корка,
Духовитый пар валит.
— Ну,- сказал он, — по потребе
Начинайте в добрый час!
Полной мерой нынче хлеба
Выдает земля для нас.
Золотистые горбушки
Срезал: это для детей.
Наособицу старушке
Вынул мякиш из ломтей.
Скосок свой, усы поправив,
Крупной солью посолил,
Всей своей семье и славы
И здоровья посулил.
И еще промолвил слово:
— С хлебом горе не беда!
Не забудьте, мол, какого
Стоил этот хлеб труда!..
***
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся дождь — зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит,
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.
***
Вам и расскажут, и в книгах прочтёте:
Хлеб наш насущный всегда был в почёте.
Низкий поклон мастерам урожаев,
Тем, кто зерно в закромах умножает,
И хлебопекам-умельцам искусным,
Всем, кто нас радует хлебушком вкусным.
***
Прожить не трудно без котлет,
Кисель не часто нужен,
Но плохо, если хлеба нет
В обед, на завтрак, в ужин.

Он — царь еды, хоть скромен вид.
От древности доныне
Средь блюд различных хлеб стоит
В почете посредине.

Ему десятки тысяч лет.
Веками бились люди,
Пока не стал таким наш хлеб,
Каким лежит на блюде.

Его найдешь ты на столе
У римлян и у грека,
В войну, в годину лютых бед,
Спасал хлеб человека.

И ныне кормит хлеб людей —
Врачей, солдат, рабочих.
И этот дар земли своей
Должны беречь мы очень!
***
Не напрасно народ
С давних пор и поныне
Хлеб насущный зовет
Самой первой святыней.
Золотые слова
Забывать мы не вправе:
«Хлеб всему голова!» —
В поле, в доме, в державе!
***
Через улицу,
Через будни,
В нежных чувствах
Не сразу понятый,
Добрый хлеб
Под названьем «спутник»
Несу на руке приподнятой.

Скажут:
Хлеб — избитая тема.
Я иду и смеюсь над такими,
И несу домой каравай, как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.

Этим румяным,
Этим горячим,
Пахнущим так заманчиво,
Этим хлебом труд мой оплачен.
Песня моя оплачена.

Но даже самую лучшую песню,
Самую звонкую и земную,
С сухарем в купоросной плесени,
Не стыдясь, зарифмую.

Хлеб несу!..
Поделюсь с женою,
Не скупясь на слова хвалебные.
И припомнится детство мое ржаное,
Юность моя бесхлебная.

С лебедою,
С трухою всякою
Ел «тошнотник» с корочкой тусклой.
А если встречалась булочка мягкая,
То она уже
Называлась французской.

Хлеб несу!..
Удивляются, вижу,
Даже только что евшие
С белого блюда.
Но стоило мне приподнять его
Чуть повыше,
И все увидели чудо.

Сразу пришло
Давно знакомое:
Поле и молодость
С днями непраздными.
Сладко запахло старой соломою,
Мятой-травой
И цветами разными.

И увиделось, как воочью:
И косьба,
И стогов метание,
И межа, бегущая к ночи,
И на меже
С любимой свидание.

Любовь и хлеб —
Извечные темы.
Славя хлеб, как любимой имя,
Несу домой, приподняв его,
Как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.
***
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой,
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.
***
Есть такие слова:
«Он всему голова»
Хрустящей корочкой одет
Очень Мягкий белый ХЛЕБ.
***
Работают эпохи жернова,
Меняет жизнь привычное теченье,
Утрачивая прежнее значенье,
Уходят устаревшие слова.
Но есть слова, чей смысл так велик
Что время обойтись без них не может,
О них еще немало песен сложит
О них серьезней думать повелит.
Хочу сказать о добром слове «ХЛЕБ»,
Которое весомее с годами,
Судьбе его, просоленной слезами,
Впечатавший в историю свой след…
Тот след не зарастает ковылем…
Под грозные военные раскаты
И хлеб пошел с винтовкою в солдаты,
Отстаивая землю под огнем…
Но битва продолжается за хлеб.
Еще сегодня гибнут на планете
Не знающие вкуса хлеба дети,
А кто-то к их страданьям глух и слеп.
За словом «хлеб» — волнение и труд,
Дожди, неурожаи, суховеи,
Величие целинной эпопеи
И времени пристрастие — строгий суд.
***
Я сегодня хлеб не ел,
В лупу на него смотрел.
Весь он в дырочках узорных…
В ямках — белый, в ямках — черный.
Посмотрю в бараночке,
В булке… Тоже — ямочки.
Я у бабушки спросил:
— И пирог дырявым был?
Засмеялась бабушка:
— И блины-оладушки!
Что же это за секрет?
Надо в тесто посмотреть.
Мама тесто замесила,
Набирало тесто силу!
Круглой шапкой поднялось,
Разрослось и расползлось.
Край из миски выпадал…
Кто же вверх его толкал?
— Мама, в лупу посмотри!
Выползают пузыри!
Что же прячут пузыри?
Воздух! Он у них внутри.
Вот откуда в хлебе ямки,
Вот откуда в хлебе дырки!
Потому что там, внутри,
Пузыри-богатыри!
***
Рабочий люд едва не весь
На нашей родине — без хлеба.
«Хлеб наш насущный даждь нам днесь!»
Так он, голодный, молит небо.

О, братья! Хлеба — беднякам
В лихие дни нужды народной;
И хлеба умственного — нам,
Стоящим вне толпы голодной!

Утробной пищей сыты мы;
Но без духовного питанья
Ослабли тощие умы,
Бесплодны скудные познанья.

Хоть удается нам порой,
Пускаясь в хитрость и в обманы,
Прикрыть дешевой мишурой
Неблаговидные изъяны;

Хоть, искусившись в похвальбе,
Среди народов даже ныне
Мы поклоняемся себе,
Как между нечистью святыне, —

Но жизнь осветит темный путь
И правду горькую откроет,
Разоблачив когда-нибудь,
Чего гордыня наша стоит.

О, никогда и никому,
Кто льстит вам, братья, вы не верьте!
Без пищи умственной — уму
Грозит беда голодной смерти.

Всем хлеба! Хлеба — беднякам
В лихие дни нужды народной;
И хлеба умственного — нам,
Стоящим вне толпы голодной!
***
Легенда о Бородинском хлебе
На Бородинском поле шло сраженье,
Картечи визг, как по стеклу ножом,
И вот французов лёгкою мишенью
Стал наш обоз с мукой и фуражом.
То ли ядро шальное, то ли мина,
То ли снаряд в фургон с мукой попал,
А следом шёл фургон с корицей, тмином,
И взрыв муку и тмин перемешал.
Ну а солдат кормить-то чем-то надо?
Негоже продовольствие бросать!
Ведь с тмином та мука, поди, не с ядом…
Так стали «Бородинский» выпекать.
И говорят, что даже сам Кутузов,
А может быть, и сам Багратион,
Нахваливали меткость тех французов,
Что так удачно вмазали в фургон.
Вот так из века, ставшего былинным,
Пришёл к нам хлеб, который всем знаком.
Как хорошо, что был фургон тот с тмином,
А не с фасолью или с чесноком!
***
Песнь о хлебе
Вот она, суровая жестокость,
Где весь смысл — страдания людей!
Режет серп тяжелые колосья
Как под горло режут лебедей.

Наше поле издавна знакомо
С августовской дрожью поутру.
Перевязана в снопы солома,
Каждый сноп лежит, как желтый труп.

На телегах, как на катафалках,
Их везут в могильный склеп — овин.
Словно дьякон, на кобылу гаркнув,
Чтит возница погребальный чин.

А потом их бережно, без злости,
Головами стелют по земле
И цепами маленькие кости
Выбирают из худых телес.

Никому и в голову не встанет,
Что солома — это тоже плоть!..
Людоедке-мельнице — зубами
В рот суют те кости обмолоть

И, из мелева заквашивая тесто,
Выпекают груды вкусных яств…
Вот тогда-то входит яд белесый
В жбан желудка яйца злобы класть.

Все побои ржи в припек окрасив,
Грубость жнущих сжав в духмяный сок,
Он вкушающим соломенное мясо
Отравляет жернова кишок.

И свистят, по всей стране, как осень,
Шарлатан, убийца и злодей…
Оттого что режет серп колосья,
Как под горло режут лебедей.
***
Хлеб ржаной, батоны, булки
Не добудешь на прогулке.
Люди хлеб в полях лелеют,
Сил для хлеба не жалеют.
Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!
***
С белым хлебом положили
Чёрный хлеб мне на обед.
Удивить меня решили?
Чёрный? В чём его секрет?
Видно, пекарь с неохотой
Пёк и хлеб в печи забыл?
Или же перед работой
Чисто руки не помыл?
Мама тут же объяснила,
Что мука ржаная есть:
«Черный хлеб прибавит силы».
Съел. И завтра буду есть!
***
Тонкой струйкой сытной
Змеится теплый запах по углам.
Вдыхаю мир отрадный, самобытный
С любовью и слезами пополам.
Как просто пониманье Мирозданья,
Когда, проснувшись по утру в тепле,
Под солнечное лучика лобзанье,
Домашний хлеб увидишь на столе.
***
Из чего печётся хлеб,
Что едим мы на обед?
Хлеб печётся из муки,
Что дают нам колоски.
Рожь, пшеница в век из века
Щедро кормят человека.
Плюшки с маком, кекс сметанный,
Чёрный с тмином, пеклеванный,
Калачи, батоны, халы…
Хлеб для маленьких и старых,
Для Танюшек и Наташ.
Добрый хлеб – кормилец наш!
***
Расскажу тебе, дружок,
Про чудесный колосок.
Тот, что зреет на полях –
Попадёт на стол в хлебах.
Сушки, плюшки и батон –
Хлеб приходит в каждый дом…
***
Каждое хмурое утро
И в солнечный яркий денек
Мамины теплые руки
Хотят, чтоб он был пухлощек —
И мнут его очень усердно,
И прячут в него доброту,
А после в печи незаметно
Огонь наряжает в сюртук.
Выходит он весь золотистый,
Он дышит теплом на весь дом,
И солнышка лучик игристый
Глядит на него сквозь окно.
К обеду готов, как обычно,
И, ставя его в середину стола,
Папа повторяет привычно:
«Хлеб — всему голова.»
***
Положил в котомку
сыр, печенье,
Положил для роскоши миндаль.
Хлеб не взял.
— Ведь это же мученье
Волочиться с ним в такую даль!
Все же бабка
сунула краюху!
Все на свете зная наперед,
Так сказала:
— Слушайся старуху!
Хлеб, родимый, сам себя несет…
***
Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет —
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:
Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.
Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.
Пироги же — хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.
Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят —
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.
Или пряники, печенье —
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!
***
Всей семье как сбор назначен,
Только скатерку постлать.
В каравай, еще горячий,
Входит нож по рукоять.
В пожелтевшей гимнастерке
С краю сам большак сидит.
Чуть похрустывает корка,
Духовитый пар валит.
— Ну,— сказал он, — по потребе
Начинайте в добрый час!
Полной мерой нынче хлеба
Выдает земля для нас.
Золотистые горбушки
Срезал: это для детей.
Наособицу старушке
Вынул мякиш из ломтей.
Скосок свой, усы поправив,
Крупной солью посолил,
Всей своей семье и славы
И здоровья посулил.
И еще промолвил слово:
— С хлебом горе не беда!
Не забудьте, мол, какого
Стоил этот хлеб труда!..
***
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся дождь — зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит,
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.
***
Вам и расскажут, и в книгах прочтёте:
Хлеб наш насущный всегда был в почёте.
Низкий поклон мастерам урожаев,
Тем, кто зерно в закромах умножает,
И хлебопекам-умельцам искусным,
Всем, кто нас радует хлебушком вкусным.
***
Прожить не трудно без котлет,
Кисель не часто нужен,
Но плохо, если хлеба нет
В обед, на завтрак, в ужин.
Он – царь еды, хоть скромен вид.
От древности доныне
Средь блюд различных хлеб стоит
В почете посредине.
Ему десятки тысяч лет.
Веками бились люди,
Пока не стал таким наш хлеб,
Каким лежит на блюде.
Его найдешь ты на столе
У римлян и у грека,
В войну, в годину лютых бед,
Спасал хлеб человека.
И ныне кормит хлеб людей —
Врачей, солдат, рабочих.
И этот дар земли своей
Должны беречь мы очень!
***
Не напрасно народ
С давних пор и поныне
Хлеб насущный зовет
Самой первой святыней.
Золотые слова
Забывать мы не вправе:
«Хлеб всему голова!» —
В поле, в доме, в державе!
***
Через улицу,
Через будни,
В нежных чувствах
Не сразу понятый,
Добрый хлеб
Под названьем «спутник»
Несу на руке приподнятой.
Скажут:
Хлеб — избитая тема.
Я иду и смеюсь над такими,
И несу домой каравай, как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.
Этим румяным,
Этим горячим,
Пахнущим так заманчиво,
Этим хлебом труд мой оплачен.
Песня моя оплачена.
Но даже самую лучшую песню,
Самую звонкую и земную,
С сухарем в купоросной плесени,
Не стыдясь, зарифмую.
Хлеб несу!..
Поделюсь с женою,
Не скупясь на слова хвалебные.
И припомнится детство мое ржаное,
Юность моя бесхлебная.
С лебедою,
С трухою всякою
Ел «тошнотник» с корочкой тусклой.
А если встречалась булочка мягкая,
То она уже
Называлась французской.
Хлеб несу!..
Удивляются, вижу,
Даже только что евшие
С белого блюда.
Но стоило мне приподнять его
Чуть повыше,
И все увидели чудо.
Сразу пришло
Давно знакомое:
Поле и молодость
С днями непраздными.
Сладко запахло старой соломою,
Мятой-травой
И цветами разными.
И увиделось, как воочью:
И косьба,
И стогов метание,
И межа, бегущая к ночи,
И на меже
С любимой свидание.
Любовь и хлеб —
Извечные темы.
Славя хлеб, как любимой имя,
Несу домой, приподняв его,
Как поэму,
Созданную сибиряками,
Земляками моими.
***
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой,
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.
***
Есть такие слова:
«Он всему голова»
Хрустящей корочкой одет
Очень Мягкий белый ХЛЕБ.
***
Работают эпохи жернова,
Меняет жизнь привычное теченье,
Утрачивая прежнее значенье,
Уходят устаревшие слова.
Но есть слова, чей смысл так велик
Что время обойтись без них не может,
О них еще немало песен сложит
О них серьезней думать повелит.
Хочу сказать о добром слове «ХЛЕБ»,
Которое весомее с годами,
Судьбе его, просоленной слезами,
Впечатавший в историю свой след…
Тот след не зарастает ковылем…
Под грозные военные раскаты
И хлеб пошел с винтовкою в солдаты,
Отстаивая землю под огнем…
Но битва продолжается за хлеб.
Еще сегодня гибнут на планете
Не знающие вкуса хлеба дети,
А кто-то к их страданьям глух и слеп.
За словом «хлеб» — волнение и труд,
Дожди, неурожаи, суховеи,
Величие целинной эпопеи
И времени пристрастие – строгий суд.
***
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой,
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.
***
Есть такие слова:
«Он всему голова»
Хрустящей корочкой одет
Очень Мягкий белый ХЛЕБ.
***
Работают эпохи жернова,
Меняет жизнь привычное теченье,
Утрачивая прежнее значенье,
Уходят устаревшие слова.
Но есть слова, чей смысл так велик
Что время обойтись без них не может,
О них еще немало песен сложит
О них серьезней думать повелит.
Хочу сказать о добром слове «ХЛЕБ»,
Которое весомее с годами,
Судьбе его, просоленной слезами,
Впечатавший в историю свой след…
Тот след не зарастает ковылем…
Под грозные военные раскаты
И хлеб пошел с винтовкою в солдаты,
Отстаивая землю под огнем…
Но битва продолжается за хлеб.
Еще сегодня гибнут на планете
Не знающие вкуса хлеба дети,
А кто-то к их страданьям глух и слеп.
За словом «хлеб» — волнение и труд,
Дожди, неурожаи, суховеи,
Величие целинной эпопеи
И времени пристрастие – строгий суд.
***
Я сегодня хлеб не ел,
В лупу на него смотрел.
Весь он в дырочках узорных…
В ямках – белый, в ямках – черный.
Посмотрю в бараночке,
В булке… Тоже – ямочки.
Я у бабушки спросил:
— И пирог дырявым был?
Засмеялась бабушка:
— И блины-оладушки!
Что же это за секрет?
Надо в тесто посмотреть.
Мама тесто замесила,
Набирало тесто силу!
Круглой шапкой поднялось,
Разрослось и расползлось.
Край из миски выпадал…
Кто же вверх его толкал?
— Мама, в лупу посмотри!
Выползают пузыри!
Что же прячут пузыри?
Воздух! Он у них внутри.
Вот откуда в хлебе ямки,
Вот откуда в хлебе дырки!
Потому что там, внутри,
Пузыри-богатыри!
***
Рабочий люд едва не весь
На нашей родине — без хлеба.
«Хлеб наш насущный даждь нам днесь!»
Так он, голодный, молит небо.
О, братья! Хлеба — беднякам
В лихие дни нужды народной;
И хлеба умственного — нам,
Стоящим вне толпы голодной!
Утробной пищей сыты мы;
Но без духовного питанья
Ослабли тощие умы,
Бесплодны скудные познанья.
Хоть удается нам порой,
Пускаясь в хитрость и в обманы,
Прикрыть дешевой мишурой
Неблаговидные изъяны;
Хоть, искусившись в похвальбе,
Среди народов даже ныне
Мы поклоняемся себе,
Как между нечистью святыне,—
Но жизнь осветит темный путь
И правду горькую откроет,
Разоблачив когда-нибудь,
Чего гордыня наша стоит.
О, никогда и никому,
Кто льстит вам, братья, вы не верьте!
Без пищи умственной — уму
Грозит беда голодной смерти.
Всем хлеба! Хлеба — беднякам
В лихие дни нужды народной;
И хлеба умственного — нам,
Стоящим вне толпы голодной!
***
Легенда о Бородинском хлебе
На Бородинском поле шло сраженье,
Картечи визг, как по стеклу ножом,
И вот французов лёгкою мишенью
Стал наш обоз с мукой и фуражом.
То ли ядро шальное, то ли мина,
То ли снаряд в фургон с мукой попал,
А следом шёл фургон с корицей, тмином,
И взрыв муку и тмин перемешал.
Ну а солдат кормить-то чем-то надо?
Негоже продовольствие бросать!
Ведь с тмином та мука, поди, не с ядом…
Так стали «Бородинский» выпекать.
И говорят, что даже сам Кутузов,
А может быть, и сам Багратион,
Нахваливали меткость тех французов,
Что так удачно вмазали в фургон.
Вот так из века, ставшего былинным,
Пришёл к нам хлеб, который всем знаком.
Как хорошо, что был фургон тот с тмином,
А не с фасолью или с чесноком!
***
Вот она, суровая жестокость,
Где весь смысл — страдания людей!
Режет серп тяжелые колосья
Как под горло режут лебедей.
Наше поле издавна знакомо
С августовской дрожью поутру.
Перевязана в снопы солома,
Каждый сноп лежит, как желтый труп.
На телегах, как на катафалках,
Их везут в могильный склеп — овин.
Словно дьякон, на кобылу гаркнув,
Чтит возница погребальный чин.
А потом их бережно, без злости,
Головами стелют по земле
И цепами маленькие кости
Выбирают из худых телес.
Никому и в голову не встанет,
Что солома — это тоже плоть!..
Людоедке-мельнице — зубами
В рот суют те кости обмолоть
И, из мелева заквашивая тесто,
Выпекают груды вкусных яств…
Вот тогда-то входит яд белесый
В жбан желудка яйца злобы класть.
Все побои ржи в припек окрасив,
Грубость жнущих сжав в духмяный сок,
Он вкушающим соломенное мясо
Отравляет жернова кишок.
И свистят, по всей стране, как осень,
Шарлатан, убийца и злодей…
Оттого что режет серп колосья,
Как под горло режут лебедей.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.