Стихи Сергея Плотова

Стихи

Сергей Плотов родился в 1961 году в Омске, по образованию актер театра драмы. Сочинять в рифму поэт начал с 15 лет. Пара его стихотворений были опубликованы в сборнике «Ранний рассвет» под редакцией Е. Евтушенко. На данный момент поэт активно пишет свои произведения. Стихи Сергея Плотова представлены в этом разделе.

Стоят ненастные погоды.
Дома стоят. Стоят заводы.
Встаёт рассвет. И в сизой мгле
Стоит чекушка на столе.
Её чекист стоит на стрёме.
Напуган байками о броме,
Солдат у вечного огня
Стоит. И понимаешь вяло:
Здесь точно так же б всё стояло,
Когда бы не было меня.
Когда бы не было любого…
Все те, кто пялился любовно
На виды Родины моей,
И кто имел все эти виды
«В особо извращённой», выйдут
В тела давно минувших дней.
Придатки старины глубокой
Давно застужены. Эпоха
Идёт-бредёт сама собой.
Не плачь, девчонка, всё в порядке
И к свежевкопанной оградке
Привязан шарик голубой.
Никто не тычет, не бабачит.
В конце подъезда свет маячит.
По крыше дождик шелестит.
А то, что, раздобывши дури,
Сосед мятежный просит бури,
Так, Кто Там Есть, — ему простит.
***
В году, вестимо, нонешнем,
В земле исконно-нашенской,
Элитушка духовная
На форуме сошлась.
Был каждый из собравшихся
Не обделён харизмою,
Отмечен был ментальностью,
Интеллигентность то ж.
А на повестке форума
Стоял вопрос единственный:
Кому живётся весело,
Вольготно на Руси?
Роман сказал: военному,
Степан сказал: фарцовщику,
Вован сказал: братку.
Избраннику народному! —
Сказали братья Губины
Иван и Магомет.
Геннадий поднатужился,
Вспотел, но слово выдавил
Про инородный заговор.
Артур решил смолчать.
А дальше — больше! Вспомнили
Бюджетника убогого,
Чиновника корыстного,
Вонючего бомжа,
Путану инвалютную,
Пенсионера вздорного,
Писателя порнушного,
Эстрадную звезду,
Ребёнка несмышлёного,
Артиста сериального,
Секретного разведчика,
Верстовую модель…
Прервав перечисление,
Мужи хлебнули водочки,
Хрестоматийно крякнули,
К закускам перешли.
Фуршет приятным выдался.
Велась беседа умная.
Расстёгивались пуговки.
Слова, слова, слова…
Один кричит: учёному
Из оборонной отрасли!
Рекламному клипмейкеру! —
Упорствует другой.
Не обошли строителей,
Спортсменов с программистами,
Банкиров с космонавтами —
Конца и края нет!
Вольготно всем и весело:
На дискотеке правильной
Тинейджер отрывается!
Старушка пьёт кефир!
Про передоз не думая,
Шприц кипятит в кастрюлечке,
Предупреждая ломочку,
Счастливый наркоман!
Глядь, — новобранец худенький
Текст гимна конспектирует!
Глядь, — конкурс «Мисс-Колония»
В Мордовии прошёл!
В плаще на тело голое
Идёт маньяк по городу,
И от улыбок девичьих
Вся улица светла!
Ну, где ещё так весело?!
Вольготно так, ну где ещё?!
Кто на сторонку милую
Решится бросить тень?
Ой, тени! Тени чёрные!
Куда ни глянь — до чёрта вас!
Башкою непричёсанной
Верчу туда-сюда.
Вы воронами карчите,
Меня вы, тени, схарчите!
Спроси: а был ли мальчик-то?
Ни эха. Ни следа.
Ни фантика. Ни пуговки.
Ни имени. Ни буковки.
Ни Богу свечка бурая,
Ни чёрту кочерга.
Лишь степь-земля без времени,
Пичуги, зверя, семени,
Где облепляют темя мне
Снега, снега, снега…
Как, ребятишки, версия?
Что сопли-то развесили?
Кому вольготно, весело
Живётся? Шаг вперёд!
Стоят. Погода мерзкая.
Бессонница гомерская.
Бездомица имперская.
Безмолвствует народ.
***
Взгляд на действительность,
пролетающую за окном 600-го «Мерседеса»

Болезненный и странный мир там, за тонированной гранью,
Хромает загнанною ланью, боками разводя эфир.
Кумир — мочалок командир (чей хрупкий образ стрекозиный
Сотрут с террас трудяги зимы) записан к Фебу на клистир.
Ручонка нищенки смугла и тянется, подобно мёду
Гречишному. Она народу, как причитания, мила.
Шаманский пульс шальных времён. Шуршанье зелени офшорной.
И сбалансированным кормом век-бультерьер не обделён.
Весь отчий край, что край кальсон, торчит конфузливо наружу:
Нечист, наивен, безоружен, претенциозен и смешон.
Из каждой лужи смотрит Бог, пополнив список севших в лужу.
С недавних пор до первой стужи: I’m man of «HUGO BOSS» epoch!
Но ушлый «ОСАВИАХИМ» встаёт с улыбкою крысиной,
Где отрывается Россия над морем чёрным и глухим.
***
Письмо Татьяны Л. ефрейтору Омегину

«Hi! Любезный друг!
Как твои дела?
Тишина вокруг
Моего стола.
Только каплет кран
Да скрыпит перо.
На бумаги край
Кот глядит хитро.
В частокол разлук
День прошедший вбит…
Кот у нас г…юк,
Где попало с.ыт.
Попроси свой штаб
До дому сходить —
Научить кота
Родину любить.
Чтоб учёный кот
Днём и ночью, гад,
Ведал, что придёт
Удалой солдат,
Что Отчизну-мать
Заслонял собой!
Я умею ждать,
Как никто другой.
Тянется дымок
От родимых хат.
Hi тебе в письмо!
КРУПНЫМ ШРИФТОМ Hi!
Почтальон вручит
Мой привет тебе.
Для тебя звучит
Новый хит «ЛЮБЭ».
Жду тебя, родной,
Поскорей назад!»
…Вот ещё окно,
Где опять не спят.
***
Письмо ефрейтора Омегина Татьяне Л.

«Ты жива ещё, моя Танюшка?
Ну и я, скорее жив, чем нет.
Тут одна случилась заварушка.
Ты пока пиши на лазарет.
Ничего, родная, успокойся!
Пустяки! Царапнуло слегка.
Я лежу на самой лучшей койке,
Целый день валяю дурака,
Ем да околачиваю груши
И скучаю по родным местам…
Скоро выйдем на’ берег, Танюша,
Ставить раком весь чучмекистан!
Ну а, падлы, возникать посмеют, —
Будем резать, Танька, будем бить,
Как никто на свете не умеет!
Лучше — нас бояться и любить.
Ты же, на… жена моя, Татьяна!
Я же, на… тебя же, на… люблю!
Если что, — из-под земли достану
И на части, сука, порублю!
Благодарность от всего состава
Передать просили за «ЛЮБЭ».
Вот вернусь — пистон котяре вставлю!
Всё пучком, любимая! Не «бэ»!
Ну, пока! Надолго не прощаюсь!
Фотку шлю: «Я на броневике»…

И, рассвет весёлый возвещая,
Соловьи ликуют вдалеке.
***
«Трудно дело птицелова…»
Дело снайпера — не легче:
Заучи маршрут объекта —
С кем, откуда и куда.

Но, по чердакам ховаясь,
Пробираясь по проулкам,
Киллер весел, Киллер может
С сотни метров бить в туза.

И отыскивает Киллер
В захоронке заповедной
Ствол, патроны и глушитель,
Приготовленные впрок.

Соловей, синица, зяблик
Не летят быстрее пули.
Звонче жаворонка песни
Пуля-умница поёт.

Центр города большого,
Серый выползок окраин,
Изумруд посёлков дачных
Видит Киллер в свой прицел.

Перед ним, мощённый снизу,
Крытый сверху облаками,
Мир встаёт. И Киллер знает,
Как прекрасен этот мир!

Так идёт весёлый Киллер
Со своим нехитрым скарбом
Через горные заставы,
Сквозь любые блокпосты.

По Абхазии курортной,
По Хакасии холодной,
По смородинной Сибири,
По Тверской и по Ямской.

Эй, сестрёнка, вытри слёзы!
Киллер вышел в чисто поле.
Киллер сделает работу
И гостинцев принесёт.
***
Земную жизнь пройдя до половины,
Таращась на пейзаж лицом совиным,
Очкарик, плакса, маменькин сынок,
Знаток двух анекдотов, трёх припевок
Студенческих, для длинноногих девок
Проводит географии урок.
Облазивший в теории все страны,
На практике — он на заре туманной
И скучной юности катался в Геленджик,
Где, в мутном море проведя недельку,
Самозабвенно нализался в стельку,
Блевал, но ощущал, что он — мужик!
В компании, при случае, сутулясь
Сильней, чем стоит, он «Двенадцать стульев»
Цитирует свободно. И в «кинга’»
Играет. И немного на гитаре.
А если все свои и он в ударе, —
Вставляет в речь словечко: «на фига».
Хороший друг. В родимом коллективе
Задействован в культмассовой. Активен
На вылазках за ягодами. С ним
Приветливы и в ГОРОНО, и выше.
К различным датам сочиняя вирши,
Ждёт отзывов. Тщеславен и раним.
Зануден, старомоден, неопрятен
По-стариковски. Нос в кашне упрятав,
Идёт домой. И дома, углублён
В себя, молчит. Макает в чай печенье.
Всё хорошо. В пособиях учебных
Два полушарья скручены в рулон.
***
У колодца

Солнце весело смеётся,
Нам тепло своё даря.
На асфальте у колодца
Копошатся слесаря.
Ладно делают работу,
Песню звонкую поют.
И железное чего-то
В люк колодезный суют.
Я гляжу на лица эти
Зачарован, потрясён:
Хорошо, что есть на свете
Тот, кто чистит это всё!
Подошёл сосед. Смеётся.
Взор загадочно блестит.
— Как бы мне бы у колодца
Уколоться? — говорит.
Не подкинете полтинник?
А не то, боюсь, помру!
Нету ничего противней
Этой ломки поутру. —
Вижу, впрямь его колбасит.
Вижу, — юноша не врёт.
Предлагаю: — Знаешь, Вася,
Лучше выпей грамм пятьсот!
Это всё-таки полезней,
Чем по вене бить иглой.
Выпей, паря, сколько влезет,
А потом ступай домой! —
Солнце весело смеётся.
Пахнет трубами трава.
Пил сосед мой у колодца
Может, час, а может, два.
Время шло. Жара крепчала.
Укорачивалась тень.
И шепнул он: «Полегчало!»
Вот какой чудесный день!
***
Господа современники!
Я сейчас,
внезапно,
как из командировки муж,
Завалюсь с ревизией
на Парнас, —
в это б……е
общежитие муз!
Учиню допрос,
не простой —
с пристрастием,
Чтоб развязались
в миг языки.
Гаркну с порога:
«Девчата, здрасьте!
Где вы были
со стольки до стольки?»
Полезут в уши
массаж и фитнес,
ресторации,
брифинги
и прочая дрянь!
А потом и секьюрити,
вывалив бицепс,
успокоит гостя:
«А ну, не буянь!
Есть сегодня у муз
поважнее задачи,
чем с тобою тетёхаться!
Инвалид
Виртуальных вербальных боёв!
Неудачник!
По известному адресу
отвали!»
Этот адрес
знаком нам
с первого писка
до короткого выдоха
последних минут.
Только там —
постоянная наша прописка.
И туда,
а не в Рим
все дороги ведут.
В направлении этом
уйду.
Вразвалку.
Так матрос
из таверны бредёт на корвет…
Почему задержаться
меня не призвали?
Я, конечно бы,
гордо ответил: «Нет!»
Мне весьма любопытно:
«Сознайтесь, музочки,
неужели
совсем не противно вам
сочинять: то стишки
для паскудной музычки,
то — сериальчики,
то —
бред
реклам?
Лучше уж
зубами от голода клацать,
но Бессмертными буквами
оспить листок!!!»
… А сам
всё жду —
намекнут
остаться.
Но никто
не зовёт остаться.
НИКТО.
***
Застелила погода-сводня
Влажным снегом топчан двора.
Приходил человек сегодня.
Приходил человек вчера.
Тёмным словом не величая,
Погостил. Пригубил вина.
Проросли за его плечами
Два крыла моего окна.
Мне — забота, ему — отрада.
Мне — работа, ему — досуг.
Свет в прихожей зажжён…
Не надо
Целовать на прощанье рук.
Утро вечера солонее.
Всем назначен расчётный час.
…Что ты можешь найти древнее
И беспутнее этих глаз?
***
В ту пору, когда каждый день был внове, и зелёнка стояла, как боец — наготове,
А подъезд пугал пацанами с «Примой», и до слёз волновало — за кого примут? —
И в активе было мало настолько, что считалась событьем сухая койка,
Но соседка уже начинала сниться, и хотелось с ней вечно играть в больницу,
Когда чаще, чем имя, звучало «детка» — он решил, что работать пойдёт в разведку.
Один или с кем-то — не так уж важно. Главное, что, затаясь отважно,
Он следит за врагом, за шпионом ихним, и зовется, к примеру, — майором Вихрем,
Или Прониным, или.… Подумать можно. Лишь бы — грозно. И не особо сложно.
Он к мечте продвигался с упорством бычьим. А мечты, в большинстве своём,
склонны к сбыче.
Он сидит в кабинете. Досье листает. Не майор пока что. Но к марту станет.
Что сказать о жизни? Он может ловко прицепить «хвоста», провести вербовку.
Дети. Дом. Жена в расписном халате. И ещё одна — Ковалёва Катя.
Сорок лет. Не срок, но, бесспорно, — дата. Уж такой паренёк — не блажной, не датый,
Что Отчизна, играя лицом печёным, лишь мигни — задирает сама юбчонку.
Он подтянут, выбрит и, кофе грея, произносит уверенно: «Наше время!»
И выходит в день, подмигнув соседке, заглянув в мечты детворы в беседке.
***
День отработал и сомлел.
Грядущий — смутен,
Как всё грядущее. В Кремле
Не дремлет Путин.
Все разбрелись в единый миг.
На Спасской пасти
Висит замок. Вот и достиг
Он высшей власти.
Чего желать? О чём просить?
Судьбы в итоге —
Топ-менеджер Всея Руси!
За что, о боги?!
Топ-топ к столу.… Топ-топ к окну…
Топ-топ обратно…
Кто б мог подумать!.. Ну и ну!..
Невероятно!
Не выдаст бог, свинья не съест,
Как говорится.
Давай-ка, Клио, вклей в досье
Мою страницу!
И, если фишка так легла, —
Смелей за дело!
И новая метёт метла
Во все пределы.
А как кремлёвский коридор
Пугал вначале!
Густые тени тех, кто до,
Как докучали!
Но этот призрачный балет
Враз научили
Воспринимать, как дефиле:
Прошли — забыли.
И снова пусто. А в ночи
Промозгло-влажной
Трещит огарочек свечи.
По ком?
Не важно.
***
Спой нам песню задорную, ветер!
Вольный ветер, степной ветерок,
Ураган, обрывающий ветви,
Бриз, забившийся за свитерок
Посетителя рижского пляжа.
Спойте вместе, пассат и муссон!
Я люблю ваши песни и даже
Собираюсь подвыть в унисон.
Запевайте, борей и сирокко,
Покажи свой вокал, баргузин!
Переливом попевки сиротской
До миндалин меня просквози!
Потому что нельзя не заметить,
Как ни жмурься и в пол ни гляди:
Ветер, ветер.… На всём белом свете
Только бешеный ветер один.
Как паршиво ему, бедолаге,
Неуютно, тоскливо до слёз!
Всех игрушек — обрывки бумаги,
Сор, бычки, белый венчик из роз…
***
«Стоял сентябрь…» Чем не клише
Для поэтического бреда?
Я в органайзере на среду
Черкну: «Подумать о душе».
И прямо в среду, поутру,
Общнусь с душой в on-line режиме.
Пусть абонент недостижим, но:
Net весь я не ум.ru.
Мой дух в заветном чём-нибудь, —
Да в той же самой птице-лире! —
Зашебаршит в нездешнем мире
В свой срок, земной похерив путь.
Ему, буквально в пять минут
С момента приговора: «помер»,
Присвоят многозначный номер
И на комиссию пошлют.
И он, шагнувши за порог,
Полюбопытствует некстати:
— Что за комиссия, Создатель?
— Черезвычайная, сынок.

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.